Казнь Мадали Ишана и его сподвижников


Мадали Ишан и другие участники восстания перед казньюМадали Ишан и другие участники восстания перед казнью

Колониальная власть против повстанцев


Более крупное выступление возникло в высокогорном районе Андижанского уезда, населенного кыргызами. Число его участников превышало 1000 человек. Повстанцы не имели единого руководителя и состояли из нескольких групп, каждая ИЗ которых насчитывала в своих рядах 200—300 человек.

Участники выступления вооружались союлами (палкой), пиками, частично ружьями и пистолетами. Как отмечено в официальном архивном документе, повстанцы находили живую поддержку со стороны коренного населения названного уезда и питались пищей, доставляемой им местными жителями. И это стихийное выступление не успело принять широкого размаха.

Оно было подавлено царским карательным отрядом из 150 казаков, 400 солдат и офицеров.

Царская колониальная власть, пытаясь нагнать страх на коренное население, преподать ему крепкий урок и сломить его свободолюбивый дух, потопила Андижанское восстание в крови. Районы, охваченные восстанием, наводнялись царскими карательными отрядами. Для подавления восстания были привлечены военные части, из Ферганской, Сыр-Дарьинской, Семиреченской областей и города Ташкента . 20 мая в киштаке Чарвак, расположенном на расстоянии более 90 км. на востоке от города Андижана, был схвачен Мадали Ишан. Всего было арестовано 777 человек, из которых 415 отдавались под суд. За тюремной решеткой томились 371 человек.

Царские тюрьмы в городах Ферганской области переполнились арестованными повстанцами. Вот что сказано по этому поводу в отчете туркестанского генерал-губернатора от 3 августа 1898 г.: "В Андижане, как и в Оше, места заключения оказались вскоре переполненными". В подавлении рассматриваемого восстания и в поимке его участников царским карателям существенную помощь оказывали представители местной феодальной знати, особенно те, кто находился на службе у колониальной власти. Тот же туркестанский генерал-губернатор в указанном отчете подчеркивал, "что в поимке мятежников... значительно содействовали должностные лица туземной администрации". Ряд местных феодалов служил проводником царских карательных отрядов, а некоторые из них сами со своими джигитами ловили повстанцев и сдавали их в руки колониальной власти.




12 июня указанного года были казнены через повешение Мадали Ишан и его сподвижники: Мулла-Гаиб-Назар-Артык-оглы, Субханкул-Араббай-оглы, Рустамбек-Сатубалдыбек-оглы, Мирза-Хамдам-Усмамбай-оглы и Бабатай-Гайнамбай-оглы. Такая же участь постигла еще 12 активных участников восстания. Сослали на каторгу 362 человека, из которых 18 отправили в Сибирь.

Жестокость царской власти в подавлении рассматриваемого восстания не имела предела. Мин-Тюбе, Кашгар, Дон, Наурат и некоторые другие кишлаки, по которым прошли участники выступления, были стерты с лица земли, а их жители выселены за пределы края. Районы этих киштаков были вспаханы, заровнены и зачислены в переселенский фонд.

Колониальная власть, напуганная народным выступлением, объявила Ферганскую, Сыр-Дарьинскую и Самаркандскую области на положении усиленной охраны и поспешно начало вооружать переселенцев берданками и другим огнестрельным оружием. Тем самым она старалась противопоставить русских переселенцев коренному трудовому населению, чтобы притупить, а если удастся, и заглушить борьбу трудящихся против царского самодержавия. Нарушителя положения об усиленной охране подвергали аресту до одного месяца или денежному штрафу в сумме 30 рублей. Это пришлось на руку царским чиновникам, которые жестоко наказывали представителей местных трудящихся за малейшее их неповиновение и безжалостно расправлялись с неугодными им лицами.

Андижанское восстание в мае 1898 года

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0