Привилегированные кыргызские сословия между прошлым и будущим


Привилегированные кыргызские сословия между прошлым и будущим

«Кто не с нами, тот против нас»


Традиционный уклад жизни кыргызского родового общества начинает подвергаться коррозии и распадаться со времени вхождения Кыргызстана в состав России. Один из образованнейших людей своего времени А. Сыдыков писал, что колонизация и усиление российского влияния «нанесли существенный удар по родовому быту, расшатали прежние нравственные устои, на которых покоилась общественная и семейная жизнь киргизов». В этих словах (и-других его работах) чувствуется сожаление вчерашнего-кочевника об утрате патриархальных ценностей. Впрочем, не только он один так думал. Печаль по уходящему и идеальному в глазах кыргызов родовому быту сквозила в произведениях акынов-заманистов, других общественных и политических деятелей тога времени, ученых и писателей—Арстанбека, Молдо Кылыча, Калыгула, И. Арабаева, К. Тыныстанова, Ю. Абдрахманова... Вот далеко не полный перечень исторических деятелей, обвинявшихся в «оплакивании прошлого», что для большевистской идеологии было сродни контрреволюции. Механическая экстраполяция марксовых категорий на кыргызскую действительность моментальна выстраивала схему — раз оплакивают прошлое, следовательно, выступают за реставрацию власти баев и манапов, хотят свергнуть советскую власть. Даже в этом мерещилось наличие классовой борьбы в кыргызским обществе. Это очевидный пример того, как большевизм подгонял действительность под теорию.

Однако если рассматривать эту проблему с психологической точки зрения, то получается совершенно иная картина, которую легко объяснить особенностями традиционного сознания. Образованные представители привилегированных кыргызских сословий оказались как бы между двух огней — между прошлым и будущим. Все они в свое время вышли из родовой среды, воспитывались в традиционном духе. Родовой миропорядок ассоциировался у них со счастливым детством, когда все казалось гармонична и справедливо устроенным, что никак невозможно забыть. Корни их были и оставались в прошлом, когда на новом витке жизни им пришлось закончить русские школы и гимназии, учиться в вузах страны или служить в органах колониальной администрации. На этом этапе жизни в сознании юношей происходит перелом, связанный с обучением в европейских учебных заведениях, где родовой строй преподносился кыргызским учащимся как признак отсталости, захолустья и убогости.




Европейские ценности стали постепенно вытеснять традиционные ценности. В среде образованных кыргызов начинается брожение, стремление изменить жизнь кыргызов в лучшую сторону, сделать ее более динамичной и интересной. Однако в отличие от большевиков, для которых был важен конечный результат, для образованных представителей кыргызского народа было важно, как состоится европеизация кыргызов. Наиболее предпочтительным и бескровным им казался эволюционный путь. Отказ от традиций прошлого и переход в новое состояние они связывали с результатом накопления в кыргызском обществе критической массы, способной на новаторство.

Кыргызы были обречены на прогресс, но переход к новому обществу ее передовые представители видели в гармоничном слиянии прошлых и европейских традиций, так, чтобы они не противостояли друг другу, а мирно и рационально сосуществовали, как это произошло во внутреннем мире самих кыргызских новаторов-Европейские ценности, взятые ими на вооружение, никаким образом не мешали им быть самими собой, общаться со своим народом, быть в курсе его чаяний и нужд, не отрываться от него. Речь идет о феномене «манкуртизма», получившем отражение в творчестве Ч. Айтматова. Трагедия образованных кыргызов, живших на стыке двух эпох — родового и советского строя, состояла именно в том, что они не хотели стать манкуртами, что тонко уловил кыргызский писатель, отец которого стал жертвой тоталитарного режима именно потому, что не смог раздвоиться, как того требовала система, исповедовавшая губительный принцип; «Кто не с нами, тот против нас». Поэтому во внутреннем сопротивлении новшествам, реформам в родовом обществе было больше психологических моментов, чем политических страстей или борьбы мнений, идеологических концепций.

Реформаторство в кыргызском родовом обществе

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0