Алымбек датка - бий, ведающий управлением киргизов


Алымбек датка - бий, ведающий управлением киргизов

ВЗЛЕТ И ГИБЕЛЬ АЛЫМБЕКА


Таково было положение дел к моменту возвышения супруга Курманджан, Алымбека, который был одним из крупных кыргызских феодалов, оказывавших влияние на политику кокандских ханов. Впервые на политической арене он выступает в 1845 г. во время восстания алайских кыргызов. И только благодаря находчивости и распорядительности своей жены, позже знаменитой Алайской царицы Курманджан, спасается от временщика Мусульманкула, подавившего восстание.

В 1847 году Алымбека привлекают к походу на Кашгар потомки ходжей. Вместе с Ходжа-Тюре он двинулся из Гульчи в Центральный Туркестан. Но китайцы вскоре опять заняли Кашгар, и Алымбек со своими кыргызами возвращается на Алай.

Казахский просветитель Чокан Валиханов называет Алымбека датку бием кыргызского племени адыгине и визирем при Малля-хане, которому способствовал взойти на престол. Английский агент, мулла Ад-ал Маджит, называет Алымбека, «ведающего управлением киргизов», среди самых могущественных сановников Малля-хана. Добавим, что Алымбек был еще и правителем Оша.

Кроме того, алайский датка, видимо, пользовался влиянием и как сановник, и как своеобразный некий автономный владетель пограничного края, правитель воинственных и часто беспокоящих ханов кыргызов. Это можно видеть и из записей ошского персонального пенсионера Д. Зайнабитдинова, в свое время принимавшего в вакфотдел Оша всю собственность медресе Алым¬бека датки. Родители Д. Зайнабитдинова были лично знакомы с Курманджан, а его дед Наджимитдин Мирзахамдамов хорошо знал и Алымбека, служил более 28 лет в качестве казия и письмоводителя при Алайской царице. Д. Зайнабитдинов рассказывал, что Алымбек проводил фактически независимую политику, а в договоре - «ахдах», обусловливающем присоединение Алая к Кокандскому ханству, было оговорено его право самостоятельного правителя Алая.

Напомним, что алайский родоправитель относился к российским завоевателям как неприятель. Разумеется, он и не мог занимать другую позицию, будучи крупным сановником Коканда. Во время продвижения царских войск в глубь Средней Азии в 1860 году кокандский хан Малля направил против них и отряд кыргызов во главе с Алымбеком. В «Тарих-и Шахрухи» рассказывается об обороне кокандцами Ташкента от русских завоевателей и участии в этом деле Алымбека датки. Правителем Ташкента Канаат-шаа был выдвинут отряд в сторону Пишпека для обороны его от русских. Малля-хан, собрав своих главных военачальников и высших сановников, по их совету приказал правителю Андижана, «каковым в то время был киргиз по имени Алымбек», идти ему на помощь через р. Куртку.






Алымбек с 13 тысячами воинов из Андижана, присоединив по пути кыргызов Куртки и Кетмень-Тюбе, двинулся к Аштаку и Уч-Алматы, где Канаат-шаа окружил русский пикет.


Осенью 1860 года, 19 и 20 октября, десять тысяч кокандских всадников под начальством Алымбека окружили роту и сотню казаков в Узун-Агаче, но их атаки были отбиты. Подошедший к 9 часам вечера 20 октября отряд подполковника Колпаковского из Кастека снял осаду крепости. Наступившая зима, холода и главное, мощь регулярных русских войск заставили Алымбека усомниться в легкой победе, и он уводит своих кыргызов в Андижан, правителем которого являлся. Алымбек возвратился и остался, видимо, в Андижане или Коканде. Английский посланник Мулла Абд-ал Маджит, посетивший Алай в 1860 году и прибывший в Гульчу - резиденцию Алымбека - 5 декабря, не застал там кыргызского феодала. Ему сказали, что Алымбек находится в экспедиции, отправленной к русской границе.

Донесения царских чиновников, действовавших в Средней Азии, и частности генерала Дюгамеля, не противоречат в основном сведениям кокандских хроник. Но среди них мы находим и существенные дополнения, например, об организованном сопротивлении Алымбека Малля-хану.

После бегства на Алай Алымбек поднял кыргызов племен адыгине и монгуш против Коканда. Но двинувшиеся навстречу смутьянам ханские войска заставили бежать их предводителя и центр Тянь-Шаня. В верховьях Нарына Алымбек находит поддержку у влиятельных сарыбагышских манапов Умбеталы, Аджы, Адыла и Торогельды. Это была уже грозная сила, способная противостоять ханским войскам, тем более в период интенсивного продвижения русских к Чуйскому краю. Малля-хан решил пойти на заигрывание с кыргызскими манапами: к Алымбеку на переговоры отправляется делегация. Но гордый феодал, чувствовавший свою силу, не только не ответил хану, но даже казнил его посланцев. Разгневанный хан выслал для наказания отколовшегося бывшего своего сановника большой отряд. Однако кокандцы в кыргызских горах потерпели полное поражение.

Тяжкое бремя двойного гнета кыргызского народа

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0