Борьба Российской Империи и Британии за Среднюю Азию


Борьба Российской Империи и Британии за Среднюю Азию

Новый всплеск англо-русского соперничества в Средней Азии

был связан с русским завоеванием Хивы, Бухары и Коканда в царствование Александра II. Тогда же начался процесс при­соединения кыргызских племен к России и возник, как в случае с Хивой и Кокандом, вопрос о подданстве казахов и кыргызов Цинской империи, а следовательно, появилась проблема тер­риториального разграничения. С этой целью в 1860 г. был за­ключен Пекинский договор, по которому в общих чертах была проведена граница между сферами влияния России и Китая в данном регионе. Однако вскоре ситуация стала радикально меняться: в 1862 г. вспыхнуло восстание дунган в провинциях Шэньси и Ганьсу, которое к 1864 г. перекинулось в Синьцзян, в результате чего образовалось четыре государства: Джеты- Шаар с центром в Кашгаре; Таранчинский султанат в Кульдже; Калмыкское владение с центром в Чугучаке и дунганский союз городов в Урумчи.

Для стабилизации обстановки в регионе четырьмя годами позже после заключения Пекинского договора Россия и Китай подписали новый, так называемый Чугучакский протокол. В со­ответствии с ним «русским владениям отошел бассейн р. Нарын, по которому лежит один из ближайших путей в Кашгар... и эта граница, проходящая менее чем в ста верстах к северу от Кашгара и упиралась в хребет Цунь-Линь, тем самым замыкает нашу новую среднеазиатскую границу, соединяющую Оренбургскую и Сибиркую линии». Что немаловажно для дальнейшего продвижения российской экспансии в Средней Азии, протокол юридически закрепил уже бытовавшую в то время в данной местности практи­ку так называемого двоеданства, когда любой из кочевавших по означенной договором территории народов мог состоять поддан­ным сразу двух или нескольких подписавших протокол государств. России это было также необходимо для стабилизации обстанов­ки в приграничной зоне и удержания местных кыргызов и каза­хов от грабежей Синьцзяня. Дело в том, что в период с 1864 по 1865 год представители этих двух этносов - российские поддан­ные - массами пересекали границу, грабя местных жителей - ки­тайцев, маньчжур и калмыков. С другой стороны, уже в 1864 году повстанцы из Кашгара стали притеснять кыргызов из рода черик. В результате чего их манап Турдуке попросил у россиян защиты от грабежей. Но такое стремление России не давать своим поддан­ным провоцировать конфликт двух держав не находило понимания у представителей местной кыргызской знати. В результате ко­чевники не раз нападали на российских военнослужащих, учиняя тем самым конфликты с местной колониальной администрацией. Так, например, в мае 1865 года бий (предводитель) кыргызского племени бугу Суанбек напал и захватил несколько стрелков и ка­заков, посланных остановить его переход через границу.







В следующем десятилетии Британия, овладев Афганистаном, получила тем самым возможность управлять внешней политикой этого государства, хотя, согласно соглашению 1872 - 1873 годов, территория этого государства рассматривалась как нейтральная зона. Тогда действия геополитического противника России - Британии - были окрашены русофобской деятельностью пре­мьер-министра Бенджамина Дизраэли, кредо которого, выражен­ное в его письме королеве Виктории, состояло в том, что «нашими войсками московиты должны быть выдавлены из Средней Азии и сброшены в Каспийское море». В подтверждение серьёзности своих намерений Дизраэли убедил королеву принять титул «им­ператрицы Индии», причём в пределы «Индийской империи» включался и Афганистан.

На фоне Берлинского конгресса Дизраэли дал распоряжение о начале Второй англо-афганской войны. В январе 1879 года 39 тысяч англичан вошли в Кандагар. Шах пошёл на уступки и подписал с британцами неравный Гандамасский договор. Тем не менее партизанская война продолжалась, и вскоре англичане оказались осаждены в Кабуле почти 100-тысячными силами пов­станцев. Военные неудачи получили резонанс в Лондоне, вследс­твие чего Дизраэли проиграл парламентские выборы 1880 года. Его преемник Гладстон вывел английские войска из Афганистана и подписал с эмиром договор, согласно которому тот обязывался координировать свою внешнюю политику с Лондоном.

В течение последующих двух десятилетий большая игра за­ключалась главным образом в разведывательно-шпионской де­ятельности. Ключевой фигурой в этой игре был генерал-майор британских спецслужб Ч. Макгрегор.

Упрочить свое положение в Центральной Азии во второй половине XIX века Россия стре­милась еще и по причине явно антироссийской политики ряда игравших заметную роль в регионе политических фигур. К чис­лу подобных противников империи можно отнести кашгарского правителя Якуб-бека (1820-1877 гг.). В период с 1865 по 1866 год, пока не отделился от Коканда, он доставил немало неприятнос­тей колониальной администрации. Например, постоянно вмеши­вался в дела приграничных кыргызов (бугу и чериков), призывая их к борьбе с русскими войсками, а также строил в приграничной полосе укрепления». Лишь после нормализации дипломатических отношений России с Бухарой и Кокандом Якуб-бек совершил ряд дипломатических уступок империи, продемонстрировав тем самым свое благожелательное к ней отношение.

Расширение военно-политического присутствия Российской империи в Средней Азии

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0