Было ли случайным появление будущей Алайской царицы в близком кругу политической элиты Коканда?


Было ли случайным появление будущей Алайской царицы в близком кругу политической элиты Коканда?

Борьба за власть политической элиты Коканда


Итак, было ли случайным появление будущей Алайской царицы в близком кругу политической элиты Коканда?

Разумеется, нет: с самого начала существования ханства заметную роль в нем играл ряд племен южных кыргызов, вошедших в число подданных ханства.

В одной из хроник, серия которых была подобрана в 1734 году для российской царицы Анны о казахах, кыргызах, туркменах, бухарцах и других среднеазиатских народах, упоминалось и некое кыргызское владение: «Еще есть в соседстве с Водокшанскою (Бадахшан. - Прим, авт.) землею малая провинция киргис, где собственной их хан, откуда зачинаютца вершины реки Анда, текущей в великую Индию». Обращает на себя внимание выделение независимой кыргызской «провинции», у которой был даже «собственный» хан.

Выходит, в XVIII столетии южные кыргызы представляли собой реальную силу, активно участвовавшую во внешнеполитических делах соседей. Восточные хроники намекают, что уже преемник Шахруха Абд ар-Рахим находился в союзе с кыргызами и выступал на их стороне в феодальных усобицах вокруг самаркандского владения.

Во всяком случае, Мухаммед-Вафа-Керминикий в сочинении «Тарихи Рахим-Хани», на которое ссылается А.З. Валидов, говорит, что, по преданиям, во время смут и междоусобиц в Средней Азии в первой половине XVIII столетия город Самарканд находился около шести лет в руках «киргизских» феодалов. В это же самое время кокандский правитель Рахим-бий держал сторону мятежников.

Рахим-бий выступал на политической арене Средней Азии уже как крупный ферганский правитель. Он овладел Ходжентом, его власть признавала половина племен казахов Старшего жуза хана Джолбарса. Тем не менее основное влияние Рахим-бия распространялось главным образом на Центральную Фергану, хотя временно в его подчинении был даже Ташкент. Восточная и Южная Фергана в это время выступали, вероятно, независимо и управлялись кыргызскими феодалами. Мухаммед Хаким-хан, автор рукописи «Мунтахаб ат-Таварих», сообщает о борьбе между правителем Ходжента Акбуты-бием (на службе у которого был кыргызский отряд со своим пансатом) и кокандскими войсками Рахим-бия. Эти сведения подтверждаются и другими источниками - рукописью «Тухфат ат-Таварихи Хани», в которой также рассказывается о кыргызском отряде, находившемся на службе у ходжентского правителя Акбута-бия. Кстати, и сам Акбута-бий здесь назван кыргызом.







Абд ар-Рахим-бий правил менее 10 лет и был убит заговорщиками. Его преемником выступил родной брат Абд ал-Карим-бий, второй сын Шахруха. Это его под именем Абды-Карыма называет Г. Потанин «каким-то владельцем Западного Туркестана».

Время правления Абд ал-Карима отмечено в источниках союзом с кыргызскими племенами и совместным отпором нападения джунгар. Агрессия этого народа, имевшего самоназвание ойраты, а по кыргызским источникам именовавшегося калмаками, инициировала кокандско-кыргызский политический альянс. Поначалу экспансивная захватническая политика джунгарских феодалов во многом отрицательно сказалась на историческом развитии кыргызского народа в XVII - середине XVIII в.в. Временно оттесненные из своих северных кочевий в Фергану, кыргызы не прекратили борьбу и не порывали связей с оставшимися в Семиречье и Восточном Туркестане отдельными племенами. Поэтому организацию совместного кокандско-кыргызского отпора джунгарам в Фергане можно оценить как крупный политический успех кыргызов и Коканда, приведший к вооруженной победе над джунгарами и сохранению независимости.

Столкновение произошло в 1745 г., когда правитель Джунгарии Галдан-Церен направил в Фергану (где в предгорьях сосредоточилось немало кыргызов - беженцев из северных районов) 20 тысяч войск под командованием своих полководцев Септена и Хотола. В войсках джунгар (этническое самоназвание народа - «ойрат», кыргызы их называли «калмак») было десять малых чугунных пушек, навьюченных на верблюдов, которые представляли серьезную силу против нерегулярного войска кокандцев и всадников, - кыргызских кочевников. В борьбе участвовала тысяча «дымов» кыргызов. Это столкновение Н. Аристов описывает со ссылкой на утерянную позже рукописную статью Г.Н. Потанина «Карта распределения инородцев в Томской губернии с примечаниями» (поступившую в Отделение этнографии РГО в 1873 г.). Во время сражения джунгары были разгромлены, и только половина войск спаслась бегством.

Населявшие немалую долю территории ханства кочевые и оседло-земледельческие племена редко были между собой в согласии. Соперничавшие друг с другом группировки то и дело инициировали смену правителей. Так, например, после смерти Шахруха на престол был возведен его сын Абд-ар-Рахи-бий. Последнего, хотя тот и имел наследника - сына Ирдану, заменил брат. Он в свою очередь сменился племянником. Так продолжалась серия дворцовых переворотов, пока наконец не был провозглашен бием обделенный в свое время Ирдана.

Как кыргызы вошли в состав Кокандского ханства

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0