Наусы Кайрагача


Наусы Кайрагача

Кайрагачские наусы


А.М.Беленицкий, анализируя знаки на пенджикентских хумах, отметил их сходство с династийными знаками на согдийских монетах, Он пришел к выводу, что знаки на сосудах являются знаками владельцев сосудов. Другие знаки, не находящие аналогий среди монетных тамг, также принадлежат знатным особам. Большая часть сосудов со знаками в Пенджикенте происходит из храмов. А.М.Беленицкий высказал мысль о том, что хумы со знаками с каким-то содержимым являлись приношением храму от отдельных лиц, в том числе от царских особ. Таким образом, дарившие отметили дары собственными знаками (Беленицкий, 1957). Может быть, и кайрагачские хумы можно рассматривать как приношение храму. Многочисленность находок и разнообразие знаков на сосудах дают возможность предположить, что круг дарителей был весьма широк. К сожалению, ферганские знаки нам мало известны. Поэтому мы лишены возможности сопоставить кайрагачские знаки со знаками других памятников Ферганы. Зато они находят многочисленные аналогии в материалах из района Ташкента, Пенджакента. Все это заставляет предположить, что изображения богов, находившихся в кайрагачском храме, чтились населением обширной области.

К юго-востоку от усадьбы находился некрополь поселения. Он включал площадку, выложенную сырцовым кирпичом, и два науса. На этой площадке находились захоронения в подбоях, заложенных крупными сырцовыми кирпичами. В подбоях почти нет сопровождающего инвентаря, только в трех из них найдены керамические сосуды, сходные с теми, что обнаружены на усадьбе. На одном узкогорлом кувшине была согдийская надпись, нанесенная по сырой глине. По заключению В.А.Лившица, надпись передает меру объема, по палеографическим особенностям надпись может быть датирована VI -VIII вв.. Захоронения могут быть датированы серединой I тыс н.э.

В непосредственной близости от площадки находились два науса а захоронениями, совершенными по зороастрийскому обряду, в одном из них на полу лежали разрозненные человеческие кости. Здесь же стояли 8 сосудов. В одном большом сосуде находились человеческие кости. Среди костей найдены бусы, бронзовые перстни.

Другой наус представляет собой квадратное в плане сооружение, стены которого возведены из сырцового кирпича.

Вдоль стен по всему периметру помещения тянутся высокие суфы. В юго-западной стене открыта входная ниша, вырубленная в кладке стены. Через нее велось заполнение науса. Она имеет вид очень низкой арки-лаза, пол которого на уровне пола науса. Второй лаз был вырублен в северной стене позже первого.

Около юго-восточной стены был открыт "ящик" из сырцовых кирпичей, пристроенный вплотную к стене. В нем находились два черепа и разрозненные кости от двух скелетов.

В наусы помещали очищенные от мягких тканей скелеты. Иногда очищение было неполным и в наус попадали детали одежды. Этим, видимо, можно объяснить наличие в наусе большого количества украшений и других предметов.

Место выставления трупов в Кайрагаче пока неизвестно.

Последовательность захоронений совершалась следующим образом. Сначала останки погребенных укладывались на суфы. После того как суфы были заполнены костями, заполняли все свободное пространство, ограниченное суфами. Кости проносили через лазы в северной и юго-западной стене и может быть сбрасывали в люк, который был в своде. Этим объясняется хаотичность в расположении костей. Аккуратно были помещены в наус только черепе, лежавшие в ямке в восточном углу сооружения. К ним было Особо бережное отношение, они были помещенные в наус в наиболее ранний период его функционирования.






В наус помещали, видимо, неполные скелеты. Захоранивались прежде всего черепа, много костей конечностей. Но очень мело позвонков, ребер. Почти полностью отсутствуют кости таза.

По заключению антрополога Г.П.Романовой, в наусе были захоронены останки взрослых людей, мужчин и женщин.

Но есть также и кости подростков и детей, правда, немного.

Около северной стены здания на полу лежал раздавленный лепной горшок. Под горшком на полу обнаружена антропоморфная скульптура, сделанная из лёсса с помощью самана. Она представляет собой изображение человека по плечи. Голова непропорционально большая по отношению к тулову. Она вытянута и уплощена спереди и сзади.

Лоб высокий, уплощенный. Глаза выпуклые овальные, нос прямой, длинный, о горбинкой. Рот маленький, обозначен глубокой бороздкой, прочерченной По сырой глине. Шея длинная, плечи узкие, скругленные.

Снизу в скульптуре было цилиндрическое отверстие на стенках отчетливо видны отпечатки дерева - весьма вероятно скульптура надевалась на деревянный штырь. Скульптура вся сплошь покрыта светло-розовой краской.

Стилистически она сходна с алебастровыми скульптурами из усадьбы Кайрагач, найденными в святилище,

Наибольшее сходство в трактовке лица прослежено с большой скульптурой, найденное в центре святилища.

Отличие состоит в том, что в скульптуре из святилища мы имеем полное изображение человека, а голова его раскрашена черной и красной красками. На щеках и в мочках ушей маленькие дырочки (Брыкина, 1962,).

Скульптура же из науса вся покрыта розовой краской. Скульптура довольно точно передает облик конкретного человеке европеоидного типа. Прототипу этого скульптурного изображения была свойственна прижизненная деформация черепа.

Поскольку скульптура найдена в погребальном сооружении, ее можно рассматривать как заместителя человека, умершего вдали от родных мест. Обычай помещать в погребальные сооружения скульптуры вместо покойника был широко распространен среди населения Средней Азии и других областей.

Оба науса функционировали в середине I тыс, н.э. Об этом свидетельствует весь облик находок. Особенно важны для датирования наконечники железных стрел - трехгранных и четырехгранных в сечении.

Есть также один трехлопастной наконечник с ромбическим очертанием пера. Стрелы этого типа - наиболее поздние из всех найденных: они распространяются в Фергане только с середины I тыс. н.э. Керамические находки сходны с сосудами, происходящими из усадьбы.

Сходство всего комплекса предметов материальной культуры и культа из наусов из усадьбы, дает возможность предположить, что эти памятники оставлены одним и тем же населением.

Открытые в Кайрагаче наусы - первые сооружения подобного рода в Ферганской долине. Они дали новые материалы для суждения о культуре, погребальном обряде и мировоззрения населения, проживавшего в долине в I тыс. н.э.

Кайрагачский комплекс - первый памятник в Фергане

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0