Красный террор, объявленный в ответ на белый терроризм


Красный террор, объявленный в ответ на белый терроризм

РАСКРУЧИВАНИЕ МАХОВИКА


На февральско-мартовском Пленуме ЦК ВКП(б) 1937 г. в докладе «О недостатках партийной работы и мерах ликвидации троцкистских и иных двурушников» Сталиным были сформулированы три вывода: «Во-первых, вредительская и диверсиопношпионская работа агентов иностранных государств, в числе которых довольно активную роль играли троцкисты, задела в той или иной степени все или почти все наши организации, как хозяйственные, так и административные и партийные. Во-вторых, агенты иностранных государств, в том числе троцкисты, проникли не только в низовые организации, но и на некоторые ответственные посты. В-третьих, некоторые наши руководящие товарищи, как в центре, так и на местах, не только не сумели разглядеть настоящее лицо этих вредителей, диверсантов, шпионов и убийц, но оказались до того беспечными, благодушными и наивными, что нередко сами содействовали продвижению агентов иностранных государств на те или иные ответственные посты».

Исходя из этих представлений, Сталин создал для НКВД, Верховного Суда и Прокуратуры СССР обстановку «особого благоприятствования».

Но был ли Сталин единоличным автором организации массового террора?

Факты истории (упрямая вещь!) позволяют утверждать, что «соавторами» выступали и его соратники.

Красный террор, объявленный в ответ на белый терроризм, открыл путь к попранию многих юридических норм.

Сталинский же тезис о том, что по мере построения социализма классовая борьба будет усиливаться, обосновывавший массовые репрессии против «врагов народа» в тридцатые годы, был грубой и бессовестной подтасовкой положений, высказанных большевиками-якобинцами в пору открытой и ожесточенной классовой борьбы. В своем основном теоретическом труде «Экономика переходного периода», Н. Бухарин давал такую характеристику социалистической революции: «Тот, кто представлял себе революцию пролетариата как перемену в верхушках организационных аппаратов тот, кто так рисовал себе классический тип революции пролетариата, — в ужасе отшатнется от всемирной трагедии, переживаемой человечеством... Он навсегда останется жалким обывателем, интеллект которого так же труслив, как и его «политика».






Старое общество... раскалывается, расшатывается до самых низов, вплоть до самых последних глубин».

Да, руководящее ядро партии, подобно якобинцам времен Великой Французской революции, не колеблясь, готово было применить все средства во имя победы Великой революции ХХ-го века. Но строить социализм методом все более усиливающихся «чрезвычайных мер», направляемых против большинства собственного народа, ни Ленин, ни его подлинные соратники, в том числе Н. И. Бухарин, Рыков, Томский и входившие со Сталиным в известную руководящую «тройку» Зиновьев и Каменев, вовсе не намеревались, считали это изменой ленинизму.

На объединенном апрельском (1929 г.) Пленуме ЦК ВКП(б) —в год «великого перелома» — Н. И. Бухарин сформулировал эту позицию следующим об¬разом: «Полное право гражданства в партии получила теперь пресловутая «теория» о том, что чем дальше к социализму, тем больше должно быть обострение классовой борьбы и тем больше на нас должно наваливаться трудностей и противоречий. Ее (эту теорию) наметил на июльском Пленуме тов. Сталин, а особенно развил и гениально «углубил» тов. Куйбышев. Я считаю, что эта «теория» смешивает две совершенно разные вещи. Она смешивает известный временный этап обострения классовой борьбы— один из таких этапов мы сейчас переживаем — с общим ходом развития. Она возводит самый факт теперешнего обострения в какой-то неизбежный закон нашего развития. По этой странной теории выходит, что, чем дальше мы идем вперед в деле продвижения к социализму, тем больше трудностей набирается, тем больше обостряется классовая борьба, и у самых ворот социализма мы, очевидно, должны или открыть гражданскую войну, или подохнуть с голоду,..».

Приговор о высшей мере наказания Ю. Абдрахманову

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0