Силовое вмешательство в вопросы литературного творчества К. Тыныстанова


Силовое вмешательство в вопросы литературного творчества К. Тыныстанова

Приговор Военной Коллегии Верховного Суда


4 марта 1932 г. значительно обновленный секретариат Киргизского обкома партии принял резолюцию «О киргизской литературе», в которой констатировал, что «письмо И. В Сталина в редакцию журнала «Пролетарская революция» послужило сигналом для широкого наступления партии на идеологическом фронте, усилило бдительность парторганизаций в борьбе на два фронта, в борьбе с гнилым либерализмом». Далее подчеркивалось, что сущность идеологической борьбы в литературе состоит в противодействии «протаскиванию контрреволюционных националистических идей Алашорды в киргизской литературе (Тыныстанов); отражению бай-манапской идеологии, направленной против ,интересов пролетариата и его авангарда (Карачев, Кокенов, Кенонсариеви п т. п.); в отсутствии марксистско-ленинского анализа при издании так называемого народного творчества (малые формы эпоса «Манас» и т. д.)14.

Через год, 29 марта 1933 г., бюро Киргизского обкома партии обсудило передовую «Правды» «Выше знамя пролетариата — интернационализм» и статью Мануйлова в «Правде» «Разбить до конца остатки буржуазно-кулацкого национализма» и признало «совершенно правильной оценку данную «Правдой» творчеству Касыма Тыныстаиова, о его драматических, постановках на сцене Киргизского национального театра («Манас», «Шабдан») как Проявлению буржуазно-кулацкого национализма».

Вместе с ним, якобы, со сцены театра вели открытую пропаганду национализма Кокенов, Сопиев, Джантошев Бюро предупредило их всех, «что дальнейшие их ошибки, уклоны от национальной политики партии повлекут за собой немедленное исключение из рядов партии» и предложило выступить с осуждением своих ошибок, что впоследствии и было сделано.

Завершилось это силовое и некомпетентное вмешательство в вопросы литературного творчества исключением К. Тыныстаиова из партии в ходе чистки (27 февраля 1935 г.) комиссией Средазбюро ЦК ВКП(б) с формулировкой: «Как двурушника и буржуазного националиста Тыныстанова из рядов ВКП(б) исключить». Краевая комиссия по чистке подтвердила это решение. Партколлегия КПК при ЦК ВКП(б) (в 1936 г.) удовлетворила аппеляцию Тыныстанова и восстановила его в партии со следующей формулировкой: «Материалами дела и специальным расследованием установлено, что Тыныстанов в первые годы был в алашординской партии, что не скрывал при вступлении в ВКП(б), в дальнейшем же нет оснований обвинять Тыныстанова в том, что он буржуазный националист».






4 августа 1937 г., после ареста, Фрунзенский горком исключил его из партии без указания мотивов. Военной Коллегией Верховного Суда он обвинялся в том, что, якобы, входил в руководящий центр социалтуранской партии и вел подрывную деятельность на идеологическом фронте, протаскивая в своих произведениях контрреволюционные националистические идеи, 6 ноября 1938 г. расстрелян.

1 октября 1957 г. Военная Коллегия Верховного Суда СССР отменила решение от 5 ноября 1938 г. за отсутствием состава преступления. Бюро ЦК КП Киргизии решением от 22 января 1968 г. восстановило его в партии с 1926 г. (посмертно)18. А через год (18 декабря 1959 г.) оно отменило свое решение о реабилитации как неправильное.

Сказался на таком решении активный нажим на ЦК группы писателей республики при обсуждении вскрытых ЦК КПСС других недостатков в деятельности ЦК КП Киргизии.

Бюро ЦК КП Киргизии вернулось к этому вопросу в январе 1960 г. и приняло повторное решение: «Отменить постановления бюро ЦК КП Киргизии от 22 января 1958 г. о восстановлении К. Тыныстанова в рядах КПСС и от 15 мая 1958 г. и «Об итогах обсуждения творчества Молдо Кылыча» как неправильные».

По ходатайству сына Тыныстанова и академика АН Киргизской ССР Б. М. Юнусалиева Парткомиссия при ЦК КПСС 1 июня 1964 г. приняла решение: «Учитывая, что предъявленные Тыныстанову К. в 1937 г. политические обвинения отпали и он судебными органами полностью реабилитирован, во изменение решения ЦК Компартии Киргизии от 5 января 1960 г. — реабилитировать Тыныстанова К. в партийном отношении (посмертно)».

В 60-х гг. процесс реабилитации жертв репрессий, стал затухать, а затем и вовсе был прекращен. Сошли на нет и попытки освещения причин и следствий трагической полосы нашего прошлого. Решение ПК при ЦК КПСС о реабилитации К. Тыныстанова обнародовано не было и хранилось долгие годы в сейфе Парткомиссии при ЦК Компартии Киргизии и лишь в 1988 г. было сдано в партархив Киргизского филиала ИМЛ.

Чистка советского аппарата от социально-чуждых элементов в 30-х годах двадцатого века

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0