Чистка советского аппарата от социально-чуждых элементов в 30-х годах двадцатого века


Чистка советского аппарата от социально-чуждых элементов в 30-х годах двадцатого века

Борьба советской власти против классовых врагов


Недовыполнение Киргизией в засушливом 1932 г. повышенного плана хлебозаготовок и отказ «вымести под метелку» семенной, фонд в только что созданных колхозах, квалифицировались ЦК ВКП(О) и его Средазбюро как «проявление местнических тенденций». Уже в конце 1932 г. в Киргизию хлынули беженцы казахи и сибиряки (более 130 тыс. семей)—искусственно созданный в стране голод косил тысячи людей. А. О. Шахрай (первый секретарь обкома партии), Б. Исакеев (второй секретарь обкома) и Ю. Абдрахманов (пред. СНК Кирг. АССР) решили: «лучше пусть нас снимут с должностей, чем мы доведем республику до положения Казахстана». ЦКК ВКП(б) 13 мая 1033 г. объявила А. О. Шахраю и Ю. Абдрахманову строгие выговоры «за проявление местничества», «разбазаривание хлеба», но на занимаемых постах они все еще оставались.

В то время, когда голод в Казахстане, на Северном Кавказе, в Сибири, на Украине и в Поволжье продолжал опустошать целые районы, И. В. Сталин направил первому секретарю Казахского крайкома ВКП(б) Л. И. Мирзояну телеграмму с указанием на ключевые задачи большевиков Казахстана.

«Очередная задача казахских большевиков состоит в том, чтобы, борясь с великорусским шовинизмом, сосредоточить огонь против казахского национализма и уклонов к нему. Иначе невозможно отстоять ленинский интернационализм в Казахстане. Борьба с местным национализмом должна быть всемерно усилена, чтобы создать условия для насаждения (подчеркнуто мной —И. С) ленинского интернационализма среди трудящихся масс национальностей Казахстана».

«Насаждать» интернационализм, как требовал «вождь всех народов», предстояло и в соседней Киргизии, руководство которой допустило недовыполнение директивных указаний по хлебопоставкам.

Установку на борьбу против уклонов и национальном вопросе данная Сталиным на XVI съезде партии, предупреждала, что уклон к местному национализму отражает недовольство отживающих классов ранее угнетенных наций режимом диктатуры пролетариата, «их стремление обособиться в свое национальное буржуазное государство и установить там свое классовое господство». И Киргизский обком, обсуждая с участием зам. председателя коллегии ЦКК Ангипова постановление ЦК ВКП(б) «О положении в Киргизской парторганизации» (сентябрь 1933 г.), уже прямо указал на связь Ю. Абдрахманова с только что арестованным органами ГПУ сотрудником плановой комиссии республики А. Сыдыковым, «к контрреволюционным националистическим установкам которого он тяготел во имя (правда, не создания буржуазного государства—Киргизия все же И. С.), —сохранении родового быта во главе с эксплуататорами — манапами, баями».






А. Сыдыков, занимавший в 1917—1924 гг. ряд руководящих должностей о Семиречеиской области Туркестана, был обвинен о создании контрреволюционной националистической организации СТП (социал-туранской партии). Это едва ли не первое упоминание об этой мифической организации (никаких следов ее деятельности не обнаружено ни в одной из республик Средней Азии —И. С), появившееся в документах органов ГПУ в прямой связи, по нашему мнению, с упоминавшимся выше делом М. X. Султан-Галиева, а так же с реализацией директивы Сталина об усилении борьбы с местным национализмом и «насаждении» интернационализма.

13 нюня 1933 г. бюро Киргизского обкома партии, приняв к сведению информацию ОГПУ «О вскрытой контрреволюционной сыдыковской повстанческой организации в Киргизии», предложило райкомам партии «районов, в которых производилось массовое изъятие контрреволюционных элементов, особо усилить массово-агитационную работу, обеспечивающую полное разъяснение среди трудящихся колхозников и единоличников мероприятий партии и советской власти, направленных против классовых врагов». Партийным и советским органам на местах поручалось «принять решительные меры по очистке советского аппарата от социально-чуждых элементов».

Постановлением тройки при НКВД Киргизской ССР от 10 февраля 1938 г, А. Сыдыков, осуждавшийся ранее к лишению свободы на 10 лет, по указанному обвинению был расстрелян.

Тридцать седьмой год в Кыргызстане

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0