По следам Шлагинтвейта. Чокан Валиханов. Часть 2


По следам Шлагинтвейта. Чокан Валиханов. Часть 2

АДОЛЬФ ШЛАГИНТВЕЙТ


В начале 1857 года немецкий путешественник Адольф Шлагинтвейт, долгое время странствовавший по Индии, встретился в Пенджабе, в городе Султанпуре, с уйгуром Магомет-Аминем, уроженцем Яркенда. Магомет-Аминь, ранее пользовавшийся покровительством англичан, предложил провести Шлагинтвейта в Кашгарию и далее, в Кокандское ханство.

Предложение показалось Шлагинтвейту заманчивым. Кашгария... До сих пор об этом глухом уголке земного шара, отгороженном от остального мира высочайшими торными хребтами, наука не располагала сколько-нибудь достоверными сведениями. Шлагинтвейт знал, что в 1272 году в Кашгаре побывал знаменитый венецианский путешественник Марко Поло, а в 1603 году — иезуит Гаес, но все, что они сообщили о Кашгаре, имело теперь чисто исторический интерес, да и в то время не могло дать сколько-нибудь полного представления об этой стране.

Доходили до Шлагинтвейта слухи, что совсем недавно случайным ветром занесло в Кашгар англичанина, офицера Ост-Индской службы. Китайцы, у которых имелись основания не доверять англичанам, избили его до полусмерти бамбуковыми палками, и незадачливый офицер поспешил убраться восвояси...

И вот теперь Магомет-Аминь предлагает пробраться туда Шлагинтвейту... Они сидели друг против друга, по-восточному скрестив ноги, и пили чай — сухой, с прокаленным на солнце широкоскулым лицом уйгур и молодой светловолосый немец с ясными серыми глазами... Слушая неторопливый рассказ Магомет-Аминя, Шлагинтвейт мечтал. Да! Он побывает в Кашгаре. Более того, он с юга, первым из европейцев, достигнет таинственных Небесных гор — Тянь-Шаня, пересечет их, выйдет в Кокандское ханство, а оттуда — в Россию, совершив, таким образом, небывалое в истории географии путешествие. Шлагинтвейт не обольщал себя фантазиями о легком достижении цели. Нет, он отлично знал, что труден и опасен будет его путь: ему предстоит пересечь один из высочайших горных хребтов мира Каракорум, преодолеть безводные пустыни, итти через края, охваченные междоусобными войнами. Но Шлагинтвейт не испугался — молодой путешественник был не из робкого десятка...

Шлагинтвейт шел через Каракорум непроторенными путями, отказавшись от древних караванных троп; во главе каравана из нескольких десятков носильщиков, нанятых в Кашмире, двигался он навстречу неизвестности.

Огромные горные массивы, увенчанные остроконечными ледяными пиками, вздымались вокруг него. Караван шел то по узким, словно прорубленным одним ударом гигантского меча ущельям, то поднимался на сквозные, открытые всем ветрам перевалы. Сначала на склонах еще попадались леса из кедра, березы и осины, но вскоре они навсегда остались позади, далеко внизу, и караван вступил в зону пустынных высокогорий. На первый взгляд! высокогорья казались безжизненным нагромождением скал, но, приглядевшись, Шлагинтвейт замечал укрытия от ветра, цветущие кустики невысоких альпийцев, любопытных сурков, издали похожих на маленьких хвостатых медвежат, а иной раз высоко в небе величаво проплывал на широко распластанных крыльях черный гриф, высматривавший мертвечину... Провожая его взглядом,

Шлагинтвейт иногда с легкой усмешкой думал, что не исключен и такой случай: когда-нибудь черный гриф прервет свой полет, закружит над одним местом, сложив крылья, с клекотом, камнем упадет вниз и опустится рядом с его, Шлагинтвейта, безжизненным телом... Но печальные мысли редко тревожили путешественника — молодость самонадеянна я не очень-то верит в неизбежность смерти...
По следам Шлагинтвейта. Чокан Валиханов. Часть 2

Все ближе становились ледниковые панцыри, лишь кое-где пробитые черными ребрами скал. Ледники нежно розовели на закате, отливали синевой в предрассветных сумерках, но Шлагинтвейт знал, что сплошь да рядом срываются с них бешеные ветры, а в снежном буране погиб не один караван...

Нигде не встречалось им жилье. Лишь однажды нашли они развалины небольшого укрепления, построенного, как уверяла легенда, еще во времена Александра Македонского.

Не выдержав трудностей пути, сбежал на лошади слуга Шлагинтвейта. Тот послал за ним в погоню другого слугу, но посланец, надо полагать, присоединился к беглецу, и они скрылись вдвоем... Караван в это время находился на безводном плато, со всех сторон окруженном горами. Никто не знал, как выбраться из горного кольца, где дорога дальше.

Кончалась в бурдюках вода и остатки ее — прогорклой, крепко пахнущей кожей — выдавались строго по норме.

После долгих скитаний заметили со взгорка небольшое озеро, запрятанное среди изъеденных ветром и солнцем скалистых останцов. Никто не обратил сначала внимания на его странный красноватый цвет, и Шлагинтвейт почувствовал, как повеселели, взбодрились измученные люди... Вода в озере оказалась соленой, и это переполнило чашу терпения — долго копившееся недовольство прорвалось наружу, и носильщики заявили, что дальше они не пойдут.
По следам Шлагинтвейта. Чокан Валиханов. Часть 2

Шлагинтвейт, уставший не меньше других, вспылил и с двумя пистолетами в руках пошел было на угрюмо молчавших носильщиков, но Магомет-Аминь поспешил преградить ему дорогу. Нет, действовать нужно не так, угроза не сломит бунтарей — слишком хорошо знают они свою силу, свое превосходство в числе. Хитрый Магомет-Аминь пустился на уговоры, сулил награды покорным.

Тогда Шлагинтвейт, потеряв терпение, приказал уходить тем, кто хочет, носильщики разделились на две партии, и одна пошла обратно, а вторая осталась с путешественником.






На последнем перевале, с которого начинался спуск в обширную Таримскую впадину, караван застиг снежный буран. Под защитой скал люди с трудом поставили юрты и, прижавшись друг к другу, пережидали непогоду. Среди ночи ветер немного стих, и Шлагинтвейт вышел наружу. Он не узнал окрестностей — все было погребено под снегом но буран уже кончался: в разрывах между низкими, быстро летящими над перевалом облаками, все чаще вспыхивали серебристые огоньки звезд... Шлагинтвейт вернулся в юрту и спокойно заснул.

Утром выяснилось, что слуги Магомет-Аминя похитили всех лошадей и скрылись. Глубокие темные следы, проложенные в снегу, вели вниз, на равнину. Взбешенный Шлагинтвейт послал за ними в погоню верных людей во главе с Магомет-Аминем, велев им не возвращаться без лошадей. Только этого недоставало — почти достигнув цели, остаться без вьючных животных и беспомощно сидеть на перевале!..

Оставшись в опустевшем лагере, Шлагинтвейт занялся разбором дневников, рисунков. Да, самая трудная часть пути, через безлюдные горы, уже позади, но впереди ждало его, пожалуй, более сложное испытание — встреча с туземным населением, подозрительно относящимся ко всем европейцам. И Шлагинтвейт невесело думал, что предпочел бы преодолеть еще два таких же хребта, как Каракорум, лишь бы избежать рискованных столкновений с местными деспотичными владыками.

К вечеру слуги вернулись с семью отобранными лошадьми. Магомет-Аминь продолжал погоню. Оставаться на перевале было рискованно, и Шлагинтвейт начал спуск с гор, не дожидаясь сбора всего каравана. Магомет-Аминь присоединился к нему уже в предгорьях, в небольшом селении Сояд-улла-ходжа.
По следам Шлагинтвейта. Чокан Валиханов. Часть 2

Местные жители вопреки ожиданию Шлагинтвейта встретили караван приветливо, и измученные путники могли спокойно отдохнуть. Впрочем, спокойствие вскоре было несколько нарушено: до Сояд-улла-ходжи дошли слухи, что в Кашгарии опять идет война, хотя не было известно, кто воюет и с кем.

Две Дороги вели из Сояд-улла-ходжа в Кокандское ханство: прямая через Кашгарию и окружная, более длинная, с выходом в город Ош. Шлагинтвейт после недолгих раздуми выбрал первую, короткую. Но осторожный Магомет-Аминь, узнав о решении саиба, предостерег его: короткай дорога не всегда самая легкая дорога; не лучше ли выбрать окружной, но более спокойный путь?..

Обнадеженный хорошей встречей с туземцами, Шлагинтвейт не послушался проводника и лишь после настойчивых уговоров согласился послать вперед, на разведку, слугу Мурада. Не дожидаясь его возвращения, караван снялся и медленно пошел в сторону Кашгара...

Они шли по самому краю гигантской пустыни, и Шлагинтвейт сам себя сравнивал с путником, вышедшим на берег моря и не знающим, далеко ли оно простирается и какие страны лежат за ним. Песчаные волны пустыни порой подступали вплотную к предгорьям, к зеленеющим оазисам по берегам небольших, с ледяной водой речек, берущих начало в высокогорной зоне. Маломощные речки эти не могли бороться с пустыней и исчезали, едва достигнув ее края; но все-таки они приносили воду, а вместе с нею и жизнь в эти суровые, со студеной зимой и знойным летом края... Думалось Шлагинтвейту, что когда-то по этой древней караванной тропе проходил вместе со своими братьями и венецианец Марко Поло, и теперь Шлагинтвейт не сомневался, что тропа выведет его к Тянь-Шаню и он первым из европейцев увидит гигантские вулканы — огнедышащие горы, над которыми день и ночь поднимаются огромные султаны из дыма и пепла, озаренные снизу негаснущим пламенем... Это будет велико-лепным подарком великому географу Гумбольдту, учителю Шлагинтвейта, предсказавшему их существование на основе теоретических построений...

Мурад привез радостную весть: Кашгария завоевана Кокандским ханом! Шлагинтвейт не смог скрыть восторга и даже фамильярно хлопнул Магомет-Аминя по плечу. Но умудренный житейским опытом Магомет-Аминь продолжал настаивать на своем.

— Саиб, кокандский хан никогда не осмелится так далеко вести свои войска да еще против великой Китайской империи,— убеждал он.— Это кокандские бара-саибы (знатные господа), ходжи устраивают смуты, а им опасно доверяться...

— Идем на Яркенд,— с излишней резкостью оборвал его Шлагинтвейт и произнес вслух французскую пословицу: — Кто не рискует, тот не выигрывает.

Магомет-Аминь не понял, но, сложив руки у груди, смиренно поклонился.

...Войска Тилль-хана, окружив Яркенд, готовились к решительному штурму. Шлагинтвейт подошел к лагерю в самый разгар военных приготовлений, но Тилль-хан все-таки допустил его к себе, милостиво принял подарки, обласкал и даже распорядился снабдить съестными припасами. Он обещал лично представить его могущественному ходже Валихану, как только возьмет непокорный Яркенд и отрубит головы горожанам.
По следам Шлагинтвейта. Чокан Валиханов. Часть 2

Посулам этим, однако, не суждено было сбыться: китайский гарнизон, подкрепленный воинственными яркендцами, вышел из города и наголову разбил войска Тилль-хана...

Вместе с отступающими войсками Шлагинтвейт, Магомет-Аминь и их слуги бежали по направлению к Кашгару. Они подошли к нему в ту пору, когда по стране пронесся слух о приближении огромного китайского войска, высланного для расправы с ходжой. Ворота города, приготовившегося к осаде, закрылись для всех.

И все-таки Шлагинтвейту вместе со слугами удалось проникнуть в Кашгар...

Чокан Валиханов. Часть 1

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0