Сказание о Манасе. Великий поход. Ссора Алмамбета с Чубаком


Сказание о Манасе. Великий поход. Ссора Алмамбета с Чубаком

Великий поход. Ссора Алмамбета с Чубаком.


После отъезда Алмамбета сорок чоро Манаса начали играть в ордо, разделившись на две части. Главарями в игре были Кыргыл, соратник Чубака, и Аджибай, из отряда Алмамбета. Призом назначили четыре кобылицы. Проиграла сторона Кырлыга. Когда игра близилась к концу, Джайнак из партии Кыргыла ударил томпоем и сбил хана, который лежал близко от черты.

- Ты кидал, не спросив у окружающих. Ты ударил приладившись сбоку, это не честно, это не в счет! - сказал Бозуул, игравший на стороне Аджибая, и, взяв хана, положил его обратно в середку. Между двумя сторонами началась ссора.

Ырчиуул, игравший на стороне Кыргыла, стал препираться с Бозуулом.

- Ты ничем не выделяешься среди остальных, Бозуул, а между тем все время себя возвеличиваешь. Ведь Кыргыл - человек равный твоему отцу. Как же ты смеешь наскакивать с бранью на достойного аксакала? - упрекал его Ырчиуул.

- Ырчиуул! Знай только свои песни, да помалкивай! Никто тебе не поручал быть посредником в ссоре. Если ты скажешь, что я бойкий, то я, действительно, бойкий. Если начнешь со мной препираться, увидишь, что я сам выше тебя, мое слово острее твоего, а мой Алмамбет превосходит твоего Чубака. Если память тебе не изменяет, то во время прошлой байге, когда назначили в качестве призов победителям людей, первым призом был я, - а ты - всего седьмым. Вот отсюда ты и выводи все остальное, - отвечал ему Бозуул.

Страшно обидевшись, Ырчиуул поскакал жаловаться Чубаку.

- Если уж говорить, то твое слово, батыр, равно слову Манаса. Если уж сравнивать корни рода, то твой отец батыр равен отцу Манаса. А между тем Манас предпочел тебе бродячего китайца Алмамбета. С тех пор, как мы отправились в поход, ханом стал Алмамбет, лучший конь - у Алмамбета, и глаза народа - Алмамбет, и разведчик - Алмамбет. Лучше бы умереть, чем испытывать такой позор, какой бог послал нам! Лучше бы покарал меня бог за мою ошибку или тебя за то, что ты уступил свое место Алме! Даже сейчас вот в игре в ордо Бозуул превозносил Алмамбета, и не осталось у него несказанным ни одного слова в похвалу ему и в унижение тебе!

Сильно разгневался Чубак на Алмамбета, разожгли его слова Ырчиуула. Надел он боевые доспехи, сел он на своего коня Коктеке, ударил в добульбас, и, собрав всех воинов из рода Нойгута, двинулся в путь.

- Я уничтожу проклятого калмыка на том месте, где его настигну, и сам пойду в разведку, - решил Чубак.

К нему присоединилось шесть ханов, что затевали перед походом мятеж, и все они двинулись против Алмы, несмотря на то, что окружающие старались образумить их.

Старик Бакай в это время объезжал в степи караулы. Узнав о затевавшейся ссоре, он помчался к Манасу и сообщил ему об этом. Манас выбрал в дар Чубаку скакуна Аксаргыла и послал к нему шесть человек с просьбой вернуться. Но Чубак крикнул посланным с обидой:






- Разве я не стою лучшего коня, чем Аксаргыл? - и сшиб с коня одного из посланцев.

Тогда Манас послал ему в дар своего Аккулу, а посланцем назначил Бакая. Чубак, увидев почтенного аксакала, остановился и излил ему свою обиду:
- Если ты и Манас происходите от Ногоя, то я веду свой род от Нойгута. Я с тринадцати лет пришел к Манасу и с того времени до сих пор я был ему казатташем, если он садился на коня, табакташем в походной еде и ел с ним с одного блюда. Я все время был предан и верен ему и всегда во всем ему подчинялся. Сколько раз я спасал его в страшных схватках, подъезжая и опрокидывая врага! Сколько раз отводил я от него вражью найзу и отбивал вражью стрелу! Когда на тое Бейиша Манаса начала одолевать богатырша Сайкал, и Канкору грозил позор быть побежденным женщиной, я вмешался и, схватив их коней за поводья, развел бойцов, рискуя сам быть убитым. Но, несмотря на все это, Манас меня отдаляет от себя, отстраняет от участия в советах. Верно ли я говорю? Отвечай мне Бакай-ага!

Неужели твой Манас более велик, чем Чубак? Разве Нойгут уступал в чем либо Ногою? Разве Чубак менее отважен, чем, Манас?

Не преграждай мне пути, Бакай! Достойный старец, чтимый мною, не удерживай повод моего коня!

Останавливая меня, не разжигай ты моей обиды... Пусть мои слова дойдут до твоего сердца. Не становись преградой передо мною! Я несу свой удар рабу Алмамбету. Если же мне суждено умереть от руки этого раба из Анжи - то я умру!

Так горячился Чубак. Но мудрый Бакай утешил разгневанного батыра:

- Дитя мое, Чубак! Подожди немного, выслушай мое слово. Ведь птица в небе хоть и летает на крыльях, но садится на землю на хвост. Ведь для нас обоих Манас - это Манас. Он рукоять нашего народа. Так зачем же ты сердишься на несчастного изгнанника Алму, который кровью и духом предан киргизам, который ведет нас в трудный поход на Бейджин? Если Алмамбет сейчас поехал в разведку, то ведь разведка эта - не для славы китайцев, а для славы киргизов. Неужели ты не понимаешь этого? И потом, если он стал ханом похода, то ведь ханство отобрали не у тебя, а у меня.
Если ты отколешься от нас, то враги обрадуются сразу: "Ага, киргизы разделились, теперь их легко будет разбить!".

Слушай меня, Чубак, вот тебе мой совет: ханство ушло, но ведь ушло оно от меня. Так чего же ты мутишь народ, что за цель у тебя такая?

Пока Бакай и Чубак спорили, к ним подъехал сам Манас и сказал:

- Если ты так жалеешь, что не участвуешь в разведке, то поедем. Я отвезу тебя к Алме.

И они направились вдогонку за отважными разведчиками. Бакай же повел за собой все войско Чубака обратно в стан.

Сказание о Манасе. Великий поход. Алмамбет становится во главе войска

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0