Семетей. Бегство сорока чоро в Китай.


 Семетей. Бегство сорока чоро в Китай.

Среди сорока чоро были умные и глупые, храбрые и трусливые. Однажды, собравшись, начали они рассуждать между собою так:

- Во времена Манаса врагов побеждали мы, а слава доставалась Манасу. Манас был нисколько не храбрее нас, но, несмотря на это, мы были его воинами и подчинялись ему. Неужели теперь мы должны подчиняться его сыну?

Неужели всегда мы должны служить кому-то до тех пор, пока не кончится наша жизнь? Мы совершили много злых дел после смерти Манаса. Мы рубили в кровь груди Каныкей, волочили ее за волосы и подвергали побоям. Все имущество ее поделили между собой. Каныкей, Чийырды и Семетея мы принудили бежать бродягами в Бухару. Бее эти наши дела Семетей никогда не забудет. Настанет время, когда он нам отомстит и перебьет всех нас. Поэтому, пока мы живы и здоровы, давайте лучше бежим к Конурбаю и станем служит ему.

Решив так, они однажды темной ночью тайно бежали в сторону Китая.

Семетей в это время спал, и ему приснился страшный сон, от которого он в испуге проснулся. Прибежав в ставку сорока чоро, он узнал об их бегстве. Глубоко опечалившись, Семетей подумал:

- Если бы не умер сивогривый мой отец, не видела бы моя голова таких унижений. В городе Темир-хана я скитался бродягой и сиротой, и только теперь, возвратившись к своему народу, я вернул себе славу и оставшихся от моего отца чоро. Теперь они, опозорив и оставив меня, бежали! Искать ли мне их или погибнуть в разлуке с ними? Без них я жить не могу, без них жизнь моя бесполезна.

Подумав так, он взнуздал своего Тайбуурула и поехал на поиски бежавших.

Долго ехал он по долинам и горным ущельям и, наконец, догнал беглецов. Когда он увидел их, он обрадовался так, как будто отец его Манас воскрес из мертвых. А они, заметив подъезжавшего Семетея, вынули свои ружья и приготовились стрелять в него.

Семетей быстро соскочил с Тайбуурула и, возложив свой аккисе на шею, сказал им:

- Дорогие мои, отдаю в ваше распоряжение своего коня и свою голову. Если я вас чем-либо обидел - простите. Бежав от меня, вы опозорили меня перед народом. Уже пошла молва о том, что я не могу управлять оставшимся от отца народом и не в силах оберегать, охранять его. Народ начал разбегаться. Я не могу стерпеть такого позора, и потому, если вы не хотите вернуться, лучше убейте меня и своими руками закопайте в землю.

Долго-долго он их упрашивал и уговаривал. Наконец, они поставили свои ружья на землю, а Байчоро, один из сорока чоро, сказал:

- Кони наши, разжирев, стали сильными, храбрецы, разжирев, затосковали, сорок чоро заскучали. При жизни сивогривого Манаса мы также иногда, возмутившись, уезжали от него. А сейчас мы решили, что надо раньше тебя побывать у китайского Конурбая, чтобы разузнать все его намерения и тайны.

- Дорогие мои аба, - ответил им Семетей, - не надо было так поступать! Чтобы пойти на Конурбая, мы должны вручит боевые знамена Манаса Бакаю и Сары-хану и выступить с многочисленным войском.

После этого, ведя за собой возвратившихся чоро, Семетей вернулся обратно в Талас, где они, как и раньше стали жить беззаботно, развлекаясь разными забавами и играми.

Однажды, когда Бакай-хан, Сары-хан и Семетей сидели, собравшись вместе, Каныкей сказала им:

- Эти сорок чоро никогда не будут верны нам, их надо разлучить друг с другом и no-одиночке разослать по домам.

Но Семетей не послушался этих слов, и все осталось по-старому.

Сорок чоро, между тем, вскоре после этого снова решили бежать и, чтобы Семетей случайно не помешал их замыслу, они, выехав в горы, выставили усиленный караул, зарезали в жертву животное, зарядили ружья и приготовили к бою пики.




Предчувствуя недоброе, Семетей поехал разыскивать чоро, и долго не мог найти их. Наконец, поднявшись на хребет горы, он стал смотреть в подзорную трубу и увидел их вдалеке. Он заметил, что их боевой лагерь находится в движении, и они как будто готовятся к сражению с врагом.

- Будь, что будет, - решил он, - я поеду к ним и еще раз попробую уговорить их.

Прискакав к ним, он сошел с коня, повесил аккисе на свою шею в знак покорности и стал упрашивать их, говоря:

- Приношу вам в жертву своего коня и свою голову, простите меня, если я виноват, но не позорьте меня перед народом и не уходите.

Но сорок чоро не слушали его и начали, как градом, осыпать его пулями, а он, несмотря ни на что, продолжал их уговаривать. Тогда они сели на своих коней, и один из них предложил другим:

- Давайте поймаем этого собачьего сына живым, издеваясь, помучаем его, а потом убьем.

А Семетей продолжал их упрашивать, говоря:

- Я от своих родственников ничего хорошего не видел. В надежде на родственников я дошел до того, что у меня осталась всего одна ложка крови, и мускулы мои ослабели. Если вы меня погубите, пусть ваш грех падет на ваши головы, и это будет вам вечным позором. Долго добивался я, чтобы установить с вами мир и согласие, но теперь я понял, что из вас ничего не выйдет, слишком испорченные у вас души.

Произнеся эти слова, он обратился к духу Манаса и взял в руки сырнайзу. От гнева поднялись его волосы, глаза его загорелись огнем, и жажда крови проснулась в нем.

Хлестнув Тайбуурула плетью, как тигр, рванулся он с ними в бой.

Среди чоро были четыре сына младшей жены Джакыпа. Их звали Кочкор, Чыйбыт, Адыбай и Кельбай. Семетей перебил всех чоро до единого, в том числе и своих родственников. Трупы всех убитых он собрал в одно место и сложил, как гору.

Бакай-хан в это время, боясь, чтобы участвовавшие во многих боях и имеющие навыки в сражениях чоро не причинили Семетею вреда, взяв себе в помощь Сары-хана и Джамгырчи, поехал с ними вслед за Семетеем. Бакай решил помочь Семетею расправиться с изменниками, но его благородное сердце не могло вынести того, что началась междоусобная борьба; он горько заплакал, из его ноздрей били целые родники, из слез образовались целые озера.

Бакай и сопровождавшие его приехали на то место, где тела убитых возвышались как большой холм.

- Дела этих собак были нехорошими, наконец-то они получили по заслугам, сказал Бакай, и вместе со своими спутниками начал разглядывать их трупы. В это время к ним подъехал Семетей. Бакай сказал ему:

- Сирота! Мысли у этих негодяев были вредные, и ты хорошо сделал, что своими руками их перебил. Но когда-то они были товарищами твоего отца, а потому их трупы нельзя бросать в степи на съедение собакам и птицам, а их надо похоронить, как полагается по обычаю.

- Все, сказанное тобою, правда, аба! - ответил Семетей. - Не будем вспоминать того, что было, а давайте построим им надгробный кумбез.

И они построили кумбез на одном краю для четырех родственников Семетея, а на другом краю для остальных чоро.

С тех пор эта местность стала носить название Кочкор, по имени одного из убитых братьев.

Совершив это, Семетей возвратился в Талас, где киргизы и аргынцы, собравшись, провозгласили его ханом вместо Манаса.

Семетей. Битва Семетея с Абыке и Кёбёшем

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0