Семетей. Битва Семетея с Абыке и Кёбёшем



Семетей. Битва Семетея с Абыке и Кёбёшем

Каныкей, видя и слыша все происходившее, несказанно испугалась и, громко плача, стала говорить Семетею:

- Милый ты мой сирота, пока Абыке с Кёбёшем живы, Талас не будет нам родиной, а киргизы нашим народом: они не шуточные враги. Поэтому, смотри, хорошо подготовься к битве.

Эти слова Семетей пропустил мимо ушей и, не ставя ни во что Абыке с Кёбёшем, спокойно раздевшись, улегся спать .

Между тем Абыке с Кёбёшем, собрав огромное войско, под которым изгибалась земля, велели сорока чоро гнать это войско сзади, а сами с боевым кличем в честь Кёбёша выступили в поход. Решив уничтожить Семетея, они шли впередь, не останавливаясь ни днем, ни ночью.

Каныкей в это время, не вытерпев, оседлала аргымака, подвязала на голове свои волосы, надела старую шапку Семетея и непроницаемую для пуль кольчугу, вооружилась и, решив незаметно охранять мирно спавшего Семетея, стала готовиться к встрече с врагами.

Уснувшего Семетея разбудить никто не решался. Каныкей же, боясь как бы враги не убили его во время сна, подседлала Тайбуурула и приготовила Семетею одежду и оружие.

У Абыке было подобрано шесть тысяч самых метких мергенов. Сын Музбурчака вел за собой четыре тысячи отборных воинов, кроме того, с ним шли казахские и кипчакские полки. Все это огромное войско, от топота которого дрожала земля, под звуки труб и барабанов, приближались, наступая на белую ставку Семетея.

Среди сорока чоро, подгонявших сзади войска Абыке, начались разногласия. Одни говорили между собой:

- Так ли мы помянем дух умершего? Неужели мы помочимся на соль и изменим своей клятве? Какими глазами мы взглянем на Семетея? Как будем мы воевать с тем, кто подобен Манасу? Не лучше ли нам бежать отсюда?

Другие из их числа готовы были перебить тех, кто бы вздумал убежать. Все же из их среды один - острословый Шууту, сын Аламана, ухитрился убежать обратно.

Каныкей в это время вступила в бой с воинами, наступавшими с боевым кличем в честь Кёбёша, не подпуская их к ставке Семетея. В руках ее было ружье Алмамбета сырбаранг, от его выстрелов пали мертвыми семь человек.

Семетей, несмотря на наступление многочисленного войска, продолжал беспечно спать, и никто не мог его разбудить, хотя пули сыпались градом, разбивая деревянные части юрты и пролетая дальше.

Наконец, от шума битвы и выстрелов он проснулся. Поспешно совершив омовение, он нахмурился, как грозовая туча, на его лице выступил гнев, он заметался, как тигр и обратился к духу Манаса. В нем проснулась жажда крови, изо рта его стало вылетать синее пламя. В сильном возбуждении он выскочил во двор. Тут Каныкей рассказала ему о приходе врагов.

Надев непроницаемую для пуль одежду и вооружившись боевым оружием, Семетей сел на Тайбуурула, протянул руки к Каныкей и Чыйырды, получил их благословение и, ударив своего коня плетью, смело выехал навстречу наступавшим врагам. Подъехав к Абыке с Кёбёшем, он спрыгнул с Тайбуурула, снял пояс и, повесив его себе на шею, промолвил:
- Милые мои дядья, отдаю вам свою голову, коня и мать, которую один из вас пусть возьмет в жены. Знайте, что я вам не враг, не поступайте поэтому со мной как с врагом, пришедшим из Китая. Не называйте меня оскорбительным и грубым именем сироты.

Но эти слова остались без ответа. Многочисленное войско с боевым кличем в честь Кёбёша, стреляя, продолжало идти в наступление.

Увидев это, Семетей понял, что они не хотят мира, и сказал им:

- Это ваш грех, вы за него и отвечайте. Сколько времени я, желая согласия, умолял вас не враждовать, но вы не послушались; так теперь пеняйте на себя!

И снова вскочив на Тайбуурула, он взял наперевес сырнайзу и с кличем в честь Манаса ринулся в бой. От грозного вида Семетея трусливые попадали с коней в страхе. А в народе стали говорить:

- Если бы не глупое упорство Абыке и Кёбёша, Семетея следовало бы провозгласить ханом: он храбрее даже самого Манаса.

Когда Семетей приближался, все киргизы, где бы они ни были, слезали с коней, снимали свои пояса, возлагали их на свои шеи и говорили ему:

- Если хочешь взять - вот наши головы, если хочешь пролить нашу кровь - вот она. Разве есть на нас вина? Боясь прогневить Абыке с Кёбёшем и сорок чоро, мы пришли сюда, - и весь народ стал единодушно умолять Семетея быть милостивым.

Мольба многочисленных толп киргизского народа растрогала Семетея, из глаз его потекли слезы, и он сказал:
- Если то, что вы говорите - правда, то отойдите те, кто думает так, в одну сторону, а кто думает иначе - в другую.

Весь народ бросился тогда бежать направо, а на левой стороне остались только кыпчаки и издалека пришедшие казахи.

Только они не прекращали боя, показывая этим свою верность Абыке и Кёбёшу, которым они поклялись умереть, но не изменять им.

Сары-хан - с одной стороны, сын Бакая Байтайлик - с другой стороны и Семетей - в середине, начали одновременно наступать на войска, оставшиеся верными Абыке и Кёбёшу. Их натиск был такой стремительный, что многочисленное войско пустилось бежать, как бараны, на которых напал волк. - "Погиб мой единородный брат, одно со мной сердце". - раздавались крики среди бегущих, сопровождаемые громкими рыданьями. У многих были разбиты головы и выбиты глаза. Окровавленные, они бежали без оглядки, с криками: "Мы погибли'" Трупы убитых лежали грудами. Еще больше чем людей, валялось коней со свернутыми на бок седлами и перебитыми ногами.

Сары-хан, гоня и убивая воинов, находившихся в передних рядах, прорвался к сорока чоро и вступил в бой с ними.

Во времена Манаса они много раз бывали в бою и хорошо знали военное дело. Поэтому и теперь, окружив Сары-хана со всех сторон, они нанесли ему шестьдесят ран. Решив взять его в плен живым, с тем, чтобы потом умертвить, они поторопились привести в исполнение задуманное.

В это время подоспела Каныкей верхом на аргымаке, сбивая ударами пики по пяти, по шести воинов. Так сбила она с коней на землю всех сорок чоро, посадив их на корточки, как собак.

Многочисленное войско во главе с Абыке и Кёбёшем бежало в беспорядке. Семетей бросился в погоню за ними, решив во что бы то ни стало захватить живыми в плен своих дядьев. Он все еще думал, что выдаст мать свою замуж за Абыке и этим прекратит распрю со своими родичами. Настигнув их, он выстрелил из аккельте через голову Кёбёша, не желая убивать его, но лишь с намерением напугать. Но пуля попала прямо в Кёбёша и убила его наповал.

Когда Семетей увидел, что Кёбёш убит, его охватило отчаяние, горько плача, он стал причитать:

- О я, бесхвостый и безгривый кулан! Я уподобился змее, не имеющей ног, чтобы ходить. Нет у меня братьев, нет у меня и родных, вырос я на свете один-одинешенек! Мне надо было бы в тесном союзе с Абыке и Кёбёшем, вручив боевое знамя Бакай-хану, идти в Китай для того, чтобы отомстить за льва Манаса, но теперь - о горе! - мои карие глаза затуманились! - так говорил он, рыдая, опершись на свою секиру.

В это самое время к нему подъехал Абыке, ведя за собой своих шестьдесят мергенов. Увидев его, Семетей слез с Тайбуурула, снял аккисе, возложил его на свою шею в знак покорности и стал изливать свое горе:

- Пусть будет подарком тебе мой конь Тайбуурул! Не делай мне зла, о аба, выслушай меня! Мать свою Каныкей я хочу принести тебе в подарок. Из своих коней на выбор я отдам тебе любого. Если я возвеличусь - будь мне опорой, если стану падать - будь мне поддержкой. Абыке! Не посылай против меня своих воинов, не причиняй мне горя. Не навлекай беды на голову бедному сироте. Я считал тебя и Кёбёша своей опорой, я слезно прошу тебя, аба, будь мне по-настоящему родным. Не гневи меня и не дай воспламениться душе моей.

Говоря так, Семетей, унижаясь, упрашивал Абыке помириться с ним. Но слова его проходили мимо ушей Абыке.

- Ловите этого щенка и бете его! - в ярости отдал он приказ своим воинам, и шестьдесят мергенов осыпали Семетея пулями, как градом.

Тогда Семетей, разъярился сам, вскочил на Тайбуурула, своей сырнайзой сшиб седла и перебил всех их.

- В конце концов Семетей не оставит и меня в живых, - подумал Абыке, - Лучше-ка я побегу в сторону Андижана и, может быть, живым останусь. Видно, наказал меня бог. Надо было мне согласиться, когда он сам упрашивал меня помириться!

Сказав это, Абыке бросился бежать. Но Семетей догнал его и сзади слегка уколол пикой сквозь одежду. Он не оставлял мысли взять его в плен живым, возвести его в ханы и выдать за него Каныкей. Но пика Семетея, соскользнув, прошла через спину и пронзила горло Абыке. Так погиб и он.

После этого Каныкей и Чийырды настигли Джакыпа, раздробили ему голову и выкололи оба глаза. Каныкей поймала Акылай и сказала ей:

- Мы обе были женами Манаса, но не прошло и тридцати дней после смерти, как ты вышла замуж за Кёбёша и причинила мне очень много зла. Ты помогала моим мучителям, ты заставила меня бродягой бежать в Бухару, - сказав так, она стала таскать ее за волосы и в конце концов убила ее.

В это время Сары-хан с Байтайликом, продвигаясь вперед, не жалея, избивали врагов. Бакай, видевший это побоище, сказал:- "В чем виноват народ, зачем убивать его? Ведь он будет нужен Семетею". И начал он уговаривать всех, чтобы они прекратили побоище. Сары-хан и Байтайлик хотели перебить оставшихся в живых из сорока чоро, но Бакай приказал им обождать приказа Семетея.

Когда прибыл Семетей, сорок чоро встали с мест и, возложив свои пояса на шеи, сказали:

- Мы допустили глупость, мы причинили тебе много зла. Если хочешь нас казнить - вот тебе наши головы, если хочешь пролить нашу кровь - вот тебе наша кровь! - и они вытянули вперед свои шеи:

Когда Семетей услыхал эти слова, сказанные сорока чоро, сердце у него облилось кровью, и он сказал им:

- Все вы - наследство, оставшееся мне после отца. Давайте дадим Бакаю и Сары-хану знамена в руки, и они поведут нас дорогой, которая им известна, в Китай, чтобы отомстить за смерть отца моего Манаса.

С той поры сорок чоро стали служить Семетею. Их жизнь сделалась такой же, какой была при Манасе; они развлекались, играли в кости и охотились с соколами и собаками. Они стали жить в спокойствии и довольстве.

Пищей для них было мясо, питьем - кумыс, забавы заменяли им работу.

Семетей. Переезд Семетея из Бухары в Талас. Часть - 2


Оставить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent