Семетей. Переезд Семетея из Бухары в Талас. Часть - 1


Семетей. Переезд Семетея из Бухары в Талас. Часть - 1

Переезд Семетея из Бухары в Талас.


К этому времени вернулись домой сорок чоро. Они подъехали как раз, когда происходила эта схватка. Акылай вышла к ним и сказала:

- Вы видели много хорошего от Манаса. Поэтому, если вы хотите порадовать меня, его бывшую жену, отомстите этому негодному сироте Семетею, который без вас избил Кёбёша и уехал, забрав все наше имущество. Отомстите, прошу вас, за мою обиду этому наглецу!

Тогда из среды чоро выступил Шууту и сказал:
- Разве может быть счастлив тот, кто пойдет против духа Манаса? Разве может оставаться в живых тот, кто выступит против Семетея?

Он наговорил сорока чоро много устрашающих слов, напугав их так, что никто из них не решился заступиться за Кёбёша.

Между тем Бакай с Семетеем после расправы, не останавливаясь, проехали большое расстояние и, приехав на ночлег, улеглись спать. Наутро Бакай сказал Семетею:

- Сегодня мне приснился заветный сон, которого я не видел двенадцать лет. Это значит, что сегодня я должен или умереть или несказанно радоваться.

Семетей стал уверять, что этот сон - предвестник счастья и удачи. Поднявшись на горный хребет, они стали смотреть вдаль, и вдруг увидели облако густой пыли; пока они гадали, что это за пыль, показался скачущий рыжий конь.

Бакай первым понял, в чем дело, и сказал:

- Несчастный мой сирота, это Тайбуурул ищет тебя, это тот самый конь, который будет тебе служить в твоих походах.

Когда они так говорили, Тайбуурул, радостно заржав, подбежал к Семетею, обнюхал его и протянул ему свою шею. Увидев его, подумал Семетей:

- Хоть конь этот только животное, он, видно, поступает так, уважая память моего отца. Неужели же я окажусь хуже его?

Вместе с Тайбуурулом прибежала, скрывавшаяся и ставшая невидимой, серая кобылица Манаса. В память о Манасе Семетей и Бакай на этом же месте зарезали ее, как жертву.

Потом, поехав дальше, они нашли много киргизов, не вынесших непосильных налогов Кёбёша и бежавших в горы. Множество людей, узнав о том, что прибыл Семетей, сын сивогривого Манаса, передавали эту радостную весть друг другу, иные скакали из аила в аил и, собравшись толпами, на радостях резали в жертву: богатые - кобылиц, а неимущие - баранов.

Сестра Манаса Кардыгач, опасаясь, как бы Абыке с Кёбёшем и сорок чоро не причинили вреда Бакаю и Семетею, до этой поры наблюдала со стороны за всем происходившим и была все время на страже. Только когда она увидела, что Семетей вооружился доспехами своего отца и сел на Тайбуурула, она решила, что теперь врагам не под силу будет победить его. Успокоившись, она незаметно для Семетея покинула их и направилась восвояси.

А Семетей, сидя на Тайбууруле, вместе с Бакаем продолжал путь. И вот к нему навстречу вышла собака Манаса - Кумайик. Взяв ее, они поехали еще дальше. Потом навстречу им вылетел Акшумкар, который привел с собой своего птенца, желая отдать его сыну Манаса. Семетей взял птенца Акшумкара. Бакай привязал ему поводки из шелка, а Семетей посадил его себе на руку.

Поймав Акшумкара, Семетей на радостях решил зарезать полученного в Бухаре Актулпара и принести его в жертву памяти Манаса. Но Бакай отговорил его, напомнив, что этим он огорчит Темир-хана, который ему подарил этого коня.

- Бакай-хан, аба! Я сегодня должен уехать, - сказал ему Семетей, - потому что настал тот день, в который я обещал моей матери и бабушке вернуться к ним. Я лишусь их, если не исполню своего обещания - промолвил он, и они с Бакаем договорились, что побыв в Бухаре, Семетей снова возвратится в Талас.

То, о чем мечтал Семетей, сбылось. Он сел на Тайбуурула, надел на себя вооружение Манаса, посадил себе на руку Акшумкара, на Актулпара навьючил груз и взял с собой Кумайик. Крепко обнявшись с Бакаем, простился он с ним и поехал по направлению к Бухаре.

***

Пустившись в путь, подбадривая поводьями Тайбуурула, Семетей говорил себе:

- Если я не приеду сегодня, моя мать и бабушка умрут от тоски.

В это время старая Чийырды действительно занемогла и слегла в постель. Каныкей тоже стала беспокоиться, говоря:

- Почему же мой несчастный запоздал? Когда же он, наконец, приедет?

Она поднялась на башню Темир-хана, взяла в руки оставшуюся от Манаса большую подзорную трубу и стала смотреть на дорогу, по которой должен был приехать Семетей. Пристально вглядевшись, увидела она ехавшего по дороге человека, который на руке держал Акшумкара и вел за собой Кумайик. Этот человек точь-в-точь походил на Манаса. Это и был ее сын Семетей.

Увидев ехавшего Семетея, Каныкей бегом спустилась с башни, прибежала к Чийырды и сказала:

- Радостная весть! Наш сивогривый сирота возвращается!

Услышав эту весть, обессилившая Чийырды от радости заплакала, у нее вдруг появились силы, и она встала с постели.

Узнав, что едет Семетей, Темир-хан и Исмаил вместе с Каныкей выехали встречать его. Когда они встретились, то Кумайик в течение двенадцати лет, не видевшая Каныкей, стала с визгом прятать в ее объятиях свою голову: как человек проливала она слезы, выражая тем свою печаль и радость. Эта собака понимала и чувствовала все, как человек. Встретив ее, Каныкей так растрогалась, что заплакала.




Увидев слезы Каныкей и Кумайик, все окружающие тоже заплакали, сочувствуя им. А среди народа пошел такой разговор: "Видно на Семетея перешли счастье и удача его отца, льва Манаса, он стал даже больше и красивее самого Манаса".

Когда Каныкей услышала эти слова, она испугалась, как бы Семетея не сглазили, поэтому она приказала заколоть девять быков и раздала их народу.

Семетей в гневе сказал Каныкей:

- Где же мой народ и где моя родина? Ты, бежав в Бухару бродягой, опозорила мое имя. Сарытаза-аба я возведу в ханы, а сам сейчас же перееду в Талас. Я сделаю Бакая и Сарытаза ханами, а моих родичей Абыке, Чинкоджо, Кульчоро, сына Алмамбета, и Канчоро, сына Чубака, - своими боевыми товарищами. Я соберу из киргизов большое войско и пойду с ним мстить китайскому хану Конурбаю за своего отца Манаса. Многочисленному, как муравьи, китайскому народу объявлю я беспощадную войну.

Темир-хан стал упрашивать Семетея, говоря:

- Милый мой несчастненький, зачем ты так торопишься? Может быть тебе сказали, что из Китая или Коконда уже идет большое войско? Если и на самом деле идут неприятели, скажи об этом мне, я немедля соберу многочисленный бухарский народ и дам тебе в помощь большое войско. Скажи всю правду, мой сивогривый!

Семетей отвечал ему:

- Я не пойду с многочисленным войском в землю моего родного киргизского народа, живущего в Таласе, я поеду на свою родину, чтобы откормить там коней, собрать отважных людей и пойти с ними в бой, чтобы отомстить за смерть своего отца Манаса. Перед началом похода на Китай я уведомлю тебя и других ханов своими письмами о том, чтобы вы собрали многочисленное войско и оказали мне помощь.

Темир-хан сказал Семетею:

- Я тебя вырастил с малых лет, я сделал тебя бухарским ханом, а теперь, если ты уедешь, что же будет с нами? Какая у нас останется сила? Ведь нас окружают враждебные народы. Если ты нас покинешь, могут напасть враги и разбить нас, - так говорил он, умоляя внука не уходить.

Он хотел своими словами как-нибудь убедить Семетея остаться и потому обманывал и пугал его. Но Семетей не послушал Темир-хана и даже стал сердиться на него.

Когда Темир-хан убедился, что Семетей, несмотря ни на что, уедет, он собрал совет аксакалов, на котором обсуждался вопрос, как лучше проводить Семетея.

Темир-хан сказал:

- Семетея, сироту канкора Манаса, мы вырастили с детства, скрывая от всех. Теперь он может сказать нам: "Вы меня с младенческих лет разлучили с моими родными и с моей родиной". Сказав так, он может прийти в гнев, разбить Бухару и нанести нам непоправимый вред. Не лучше ли, согласившись с ним, спокойно проводить его на родину, чтобы он не погубил нас?

Приняв такое решение, Темир-хан с Исмаилом пригласили Семетея к себе и сказали ему:

- Если ты решил ехать - поезжай, только не забывай нас. Все, что ты хочешь взять с собой - бери, вот тебе все наше имущество, вот тебе и народ, мы не пожалеем для тебя и своих голов.

По приказанию Семетея Сарытаз был вызван в Бухару, на него надели золотую шубу Темир-хана и возвели его в ханы. Имя его с тех пор стало Сары-хан.

Темир-хан прогнал перед Семетеем тысячу своих тулпаров, предложив ему выбрать из них столько, сколько ему нужно. Каныкей выбрала себе черногривого тулпара, на котором она ездила, когда была девушкой.

Сары-хану понравился тулпар Туучунак, и он избрал его для себя. Потом Темир-хан открыл свои кладовые, полные золота, навьючил ими восемь верблюдов, покрыл вьюки шелками и коврами и привязал к верблюдам золотые поводки. Для навьючивания верблюдов он выделил восемьдесят воинов.

- Нельзя допустить, - сказал он своим приближенным, - чтобы Семетей уехал из Бухары холостым, а потому соберите девушек моложе шестнадцати и старше тринадцати лет, и какая из них понравится Семетею, пусть ту и возьмет.

Тогда собрали среди подданных Бухары всех девушек моложе шестнадцати и старше тринадцати лет и провели их перед Семетеем. Когда девушки проходили перед ним поодиночке, он избрал из них одну - ту, которую по красоте нельзя было назвать ни луной, ни солнцем, она была драгоценным рубином. Эта девушка была дочерью Шатемир-хана, звали ее Чачыкей.

Когда это случилось, Шатемир пришел к Темир-хану и сказал:

- Женихом Чачыкей являлся Чинкоджо. Как же мы поступим теперь? Мне и самому нравится, что ее берет Семетей, но скажи, как же быть?

Темир-хан ответил на это:

- Я сам буду отвечать перед Чинкоджо, так что ты спокойно живи.

Зарезал тогда Темиркан сто яловых кобылиц и устроил великое празднество, отдавая Чачыкей за Семетея.

Семетей. Поездка Семетея в Талас. Часть - 4

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0