Из истории киргизского народного танца. Часть 4


Из истории киргизского народного танца. Часть 4

Народно-сценической стиль киргизской хореографии


Любители танцевального искусства могут немало узнать и подчеркнуть для себя интересного и познавательного при знакомстве с танцевальными сценами и плясками в оперных спектаклях. Танец-хоровод в опере «Алтын кокуль» («Золотой чуб») М. Раухвергера, игры, хороводы, пляски молодежи в опере М. Абдраева «Олджобай и Кишимджан», молодежные танцы и игры, построенные на обрядовых песнях «Шырылдац» и «Бекбекей» в опере «Айдар и Айша» А. Аманбаева и С. Германова, разнообразная танцевальная пластика и красочные костюмы исполнителей представят возможность еще глубже понять выразительные возможности сценического национального танца. В этом отношении особый интерес представляет опера «Манас» В. Власова, А. Малдыбаева, В. Фере, которая буквально насыщена разнообразными военными играми воинов Манаса, лихими плясками конурбаевских джигитов, томными танцами индийских танцовщиц, воинственными танцами наездников и девушек-наездниц. Все сказанное выше как бы воскрешает перед нами национальную танцевальную культуру минувших времен и в то же время отчетливо демонстрирует черты нового времени.

В национальных оперных спектаклях на современную тематику преобладают формы бытового танца, например, вальса. Для характеристики отрицательных персонажей авторы используют изощренные ритмы некоторых западных танцев, как, например, в музыкальной комедии Н. Давлесова «Аста секин, колукту» («Осторожно, невеста»)
Из истории киргизского народного танца. Часть 4

Сегодня можно отметить, что в национальной хореографии уже утвердились такие танцевальные формы как хороводы, массовые танцы, молодежные пляски, переплясы, сольные пляски, танцы-игры. Их видовое разнообразие огромно и каждый день приносит в сокровищницу народного творчества новые и новые танцевальные образцы. И если киргизский балетный театр последних десятилетий в спектаклях «Асель» В. Власова, «Бессмертие» Ч. Нурымова, «После сказки» и «Стон тетивы» Э. Джумабаева, «Сказе о Мункурте» и балете-оратории «Материнское поле» К.Молдобасанова стремится к более сложным, опосредствованным формам воплощения танцевального фольклора, его отдельных элементов на основе академической школы классического танца, то обращение хореографов к национальным играм наглядно показывает, сколько и поныне неисчерпаемых потенциальных возможностей для развития национального танца содержится в них, как неисчерпаем и сказочно богат этот животворный кладезь жизни народной.

В работах хореографов разных поколений складывается стиль киргизской народно-сценической хореографии.






Многое здесь решает талант хореографа, его знание народной жизни и образное, творческое прело¬мление ее в танцевально-пластических образах. И. А. Моисеев поставил на сцене Киргизского государственного ордена Ленина академического театра оперы и балета им. А. Малдыбаева массовые танцевальные композиции «Юрта» и «Кыз куумай». Здесь были и сюжет, и яркие народные характеры, и темпераментные скачки, и комические приключения участников.
Из истории киргизского народного танца. Часть 4

Танец начинался с подготовки к празднику. Участники строили юрту, веселились, радуясь, что выполнена работа.

Затем начиналась игра «Кыз куумай» («Догони девушку»). Хореограф построил ее как соревнование юношей и девушек. Стремительно несущиеся всадники-джигиты и смелые девушки догоняют друг друга, некоторые отстают, вызывая одобрение или насмешки зрителей. Общее веселье вызывает распорядитель этих соревнований, лошадь которого вдруг понесла его в противоположную сторону.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0