Танец - как органический компонент киргизской оперы


Индийский танец (опера «Манас», 1966 г.) в испол¬нении Л. Исаковой, К. Юровской, Г. Трапезниковой.

Танец в кыргызском оперном спектакле убедительное дополнение.


Пример органического врастания танца в действие представляет опера «Токтогул» А. Малдыбаева и М. Абдраева (1956 г.).

... Люди трудятся, чтобы соорудить арык и пустить воду на поля. Но джигиты Керимбая зорко следят, чтобы вода не досталась народу. В этот момент появляется Токтогул. Народ встречает его с воодушевлением, и пляска (она идет в сопровождении хора) выражает радость встречи с акыном.

Второй танец носит иной характер. Токтогул возвращается из ссылки. Надо сообщить ему о смерти любимого сына.

Но никто не решается сказать об этом. Тогда начинается сюжетный танец. Он передает Токтогулу печальную весть о смерти сына Топчубая. В музыке повторяется вариация прощания Токтогула с сыном перед отправкой его в ссылку,
но теперь она наполнена незнакомыми, тревожными ритмами. И чуткий сердцем Токтогул угадал тревогу, которую несут ему музыка и танец.

В заключительной части оперы следовал массовый ликующий танец, который передавал радостный подъем в народе .

Опера А. Малдыбаева и М. Абдраева не удержалась в репертуаре, и в дальнейшем был создан более совершенный вариант оперы о великом киргизском акыне—композиторов А. Малдыбаева, В. Власова, В. Фере (либретто Дж. Боконбаева и К. Маликова). Опера была показана в Москве на декаде киргизского искусства и литературы в 1958 году. Первоначальное ее название — «Певец народа — Токтогул», но затем она, как и предыдущие, стала называться «Токтогул».

Между всеми оперными произведениями о великом киргизском акыне много общего. Прежде всего укажем, что в опере А. Малдыбаева, В.Власова и В. Фере есть во второй картине пляска джигитов Керимбая. Ей предшествует сигнал карнаев, как бы призывающий: «Смотрите все!» Пляска должна была выражать силу и могущество Керимбая.

Основанная на народном наигрыше «Терме камбаркан», пляска джигитов отличалась тяжеловесностью. В той же картине есть еще одна пляска. Она противопоставляется первой — легка и весела, идет в сопровождении мелодии токтогуловской песни «Кербез» — задорной, сатирически острой.

Эпилог оперы переносит действие в советское время. Несмотря на некоторую условность эпилога, в нем выразительно запечатлено оптимистическое мироощущение, которое проходит через весь спектакль. Она находит свое конкретное воплощение в танцах, окрашенных в светлые тона. Именно здесь искрометные танцы в темпе тарантеллы сменяются народными танцами, напоминающими по ритму токтогульский «Кербез» и заканчивающимися общим торжеством.

Оперный спектакль «Олджобай и Кишимджан» композитора Мукаша Абдраева также содержит ряд танцев. В первом действии молодежь, собравшаяся на лужайке, заводит игры в духе традиционного «Селькин- чек». Популярная игра «Джоолук тыштамай» и остроумные-Куплеты создают атмосферу непосредственности. Игра, которая проводится не без лукавства, заканчивается парным танцем юношей и девушек. Такое своеобразное вступление определяет дальнейший пафос чистой любви, выраженный в спектакле.







Во втором акте, в сцене свадьбы, происходит настоящий танцевальный праздник, полный жизнерадостности.

Начинают мужчины. Затем танец становится общим. Ему сопутствует шуточная мелодия-наигрыш Ш. Термечикова.

Киргизская музыка сменяется напевной уйгурской мелодией, и две пары в национальных костюмах исполняют уйгурский танец. Снова звучит киргизская мелодия. На этот раз слышится кю «Ак ноода» («Белая ветвь»), широко распространенный в Южной Киргизии, и задорная пляска захватывает всех. Танцы в опере отличаются жизнелюбием, эмоциональным колоритом.

Один из последних национальных оперных спектаклей — «Манас» композиторов В. Власова, А. Малдыбаева, В. Фере, воскрешает страницы героического прошлого киргизского народа. Показанный впервые на сцене оперного театра двадцати лет тому назад (в 1946 г.) спектакль ныне поставлен заново. По замыслу балетмейстера К. Мадемиловой танцы должны подчеркнуть противоборствующий характер двух антагонистических сил, олицетворенных в образах Манаса и Конурбая.

Своеобразна по своему содержанию хореография в сцене, происходящей в стане Конурбая. Танец распадается на несколько эпизодов, но все они составляют единое целое и служат дополнением к характеристике как самого Конурбая, так и его приближенных. Все, что делают джигиты хана, достаточно красноречиво выявляет характеры грубых и жестоких людей. Но вот в танец вступают пленницы. Их вариации выражают кротость, страх и в то же время мольбу о свободе. Снова появляются джигиты. Танец становится общим. Цинизм и распущенность ханских прихвостней достигает кульминации в эпизоде их разгула, издевательства над пленницами.

Удачно найденные балетмейстером средства художественной выразительности танца углубляют социальную характеристику врага.

Вторая группа танцев в опере связана с действием в стане Манаса. К богатырю приезжают гости и начинается танец с хором — «Кырк чоро» («Сорок чоро»). Этот танец ближайших сподвижников Манаса демонстрирует ловкость и силу и одновременно выражает радушие по отношению к гостям. Следующие за этим танцы гостей (индийский, монгольский, персидский) проникнуты чувством уважения к Манасу и его сподвижникам. Балетмейстеру удалось отразить национальную специфику танцев гостей. Так, в индийском танце К. Мадемилова исходила из тех характерных особенностей, которые отличают замедленные культовые движения верующих. Монгольский танец воспроизводил элементы национальной борьбы. Персидский наполнен восточной негой, отточенной пластикой.

Танцы в таком эпическом спектакле, как «Манас», являются убедительным дополнением действия, обогащают оперный спектакль.

Надо признать, что танец в опере нередко занимал довольно скромное место. Тем не менее, в большинстве случаев его необходимо рассматривать как органический компонент киргизской оперы.

В наше время от оперы к опере, от одного балетного представления к другому, совершенствуется мастерство танца, распространяя в народных массах пример прекрасного в искусстве и в жизни.

Национальные оперные спектакли в репертуаре Киргизского театра оперы и балета

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0