Невеста кунбага. Часть - 2. Прибытие


Невеста кунбага. Часть - 2. Прибытие

Встреча невесты


Поезд невесты кочевники встретили за двадцать ли от ставки — признак величайшего уважения.

Надвигался сизый, прекрасный, но все равно какой-то нелепый «инородческий» вечер. Рыжебородые сановники, увешанные золотыми бляхами, сошли с чудных коней-лебедей и преклонили колени. Вслед за ними несметное (как показалось принцессе) войско мгновенно спешилось и последовало примеру своих вождей. Принцесса в откинутом паланкине встала во весь свой маленький рост. Грудь ее бурно вздымалась, взгляд возбужденно пробегал по бесчисленным склоненным головам, по неисчислимому морю фыркающих коней-лебедей... Неужели она — повелительница этой окраинной империи? Пусть бы сейчас увидел эту картину весь императорский двор, все эти завистливые придворные дамы...

Самый дородный и почтенный из сановников поднялся на кривых ногах и произнес густым басом:
— О, Небесная верблюдица! Повелитель ждет тебя у своего костра. Но если ты устала, то для ночлега раскинут шатер.

Преданный Люй Шу перевел:
— О, небожительница! Дай отдых утомленному телу под сенью шатра, который уже готов для тебя!

— Да!— сказала Цветок Лотоса. Люй Шу перевел ответ принцессы:
— Я жажду увидеть повелителя. Но скромность девы не позволяет торопиться.

Усуни были в восторге: она знает степные обычаи! Правда, подивились краткому ответу и длинному переводу.

В паланкине ее поднесли к высокому холму. Но это был не холм — гигантский шатер, как бы «облицованный» снаружи мехами пятнистых зверей — снежных барсов... Парадный вход прикрыли три шкуры туранских тигров с оскаленными усатыми мордами. По бокам входа, замерев, как изваяния, уже стояли два богатыря из ее личной охраны...

Чуть свет служанки разбудили ее. Они ведь не знали, что принцесса всю ночь не сомкнула глаз и забылась лишь под утро. Утро в горах всегда свежее, даже летом. Принцесса, зябко кутаясь, ступила на зеленый войлок травы и сразу же замочила ножки: как холодна роса! Но ее уже подхватили в паланкин.

Путь продолжался совсем недолго. Яркое солнце не успело еще припечь по-настоящему, как Люй Шу подъехал к паланкину:
— Нежный Цветок Лотоса! Сейчас будет столица... Они как раз поднялись на холм и взору принцессы открылось..;

...В глубокой ровной, как стол, котловине на левом берегу реки, впадавшей в Теплое озеро, раскинулась главная ставка усуньского владетеля — город ригу (Чигучзн).







С северной стороны за рекой вздымалась могучие горы, с юга котловину ограждали увалы. Город был защищен высокой глинобитной стеной. Вторая стена — внутренняя — охватывала саму ставку. На западе блестела под утренним солнцем спокойная гладь озера и терялась где-то вдали.

За стеной было разбросано множество серых кубиков, отдаленно напоминающих крестьянские хижины — такие принцесса видела, когда двор совершал переезды из Чанъани в Лоян. Но больше всего темнело круглых шатров, между ними суетились крошечные людские фигурки, проносились игрушечные всадники. Отовсюду поднимались дымки, там варили, жарили — готовились к празднеству.

Обширная полоса между стенами, а также вся восточная часть города были не застроены и походили на огромный загон для скота. Все этой просматривалось довольно ясно.

У городских ворот кортеж невесты опять встретили старейшины. С ними на этот раз было десятка два женщин — видно придворных дам. С точки зрения принцессы одежда их была по-варварски вульгарной, крикливо-роскошной.

Они тотчас взяли высокую гостью и ее служанок под свою опеку.

Вблизи Чигу еще меньше напоминал город, смешно даже сравнивать его с Чанъанью. Вместо улиц проторенные среди густой невысокой травы дорожки: тысячи конских копыт и подошв пешеходов потрудились для этого. Видны были также глубокие колеи от повозок: в некоторых стояли желтые лужи.

Ближе к берегу располагалось нечто вроде городского квартала. Сотни две глиняных мазанок с тростниковыми крышами в окружении маленьких огородиков и еще более крошечных садов — с точки зрения принцессы, выросшей среди огромных императорских парков Чанъани. Было еще десятка два — три деревянных срубов. И все!

Остальную площадь занимали войлочные круглые хижины, в которых большими семьями обитали хозяева
этих мест. Между ними с гиканьем носились босоногие чумазые и белобрысые мальчишки.

Верховный усуньский правитель назывался именем, которое для китайского уха звучало как Лецзяоми. Носил титул кунбаг. Это был рослый могучий старик с рыже-пегой от седины окладистой бородой и голубыми глазами. Весь вид его источал добродушие. Но принцесса понимала: это обман. Ужасные кочевники не могут быть добрыми. Ее неудержимо влекло снова и снова поглядеть на степного вождя. И она это делала украдкой.

Невеста кунбага. Часть - 1. Цветок Лотоса

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0