Завоевательные походы Чингис-хана


Завоевательные походы Чингис-хана

Первые завоевательные походы Чингис-хана.
В XII—ХIII веках на обширной территории Монголии Чингис-хан и его преемники создали могучую империю кочевников. Многочисленные и хорошо обученные войска монголов, сея страх и ужас, в период с ХIII века и по XIV—XV века завоевали Южную Сибирь, Среднюю Азию и часть Европы. Монгольское иго оказало отрицательное воздействие на историческую судьбу и развитие многих народов, в том числе и кыргызов.

Первыми подверглись нападениям монгольских орд в 1206- 1207 годах народы Южной Сибири и кыргызы Енисея. В 1218 году кыргызы Енисея подняли восстание против захватчиков, но потерпели поражение. Несмотря на это, народ продолжал сопротивление. Тогда монголы стали насильно выселять непокорных из их исконных владений. В конце ХIII века часть кыргызов Енисея была переселена в Маньчжурию.

Порабощение Центральной Азии.

В 1219 году монгольские войска, возглавляемые военачальником Джебе, прибыли в Семиречье и, воспользовавшись недовольством местного населения правлением найманов, захватили город Баласагун. Войско найманского правителя Кучлука было разбито, сам он бежал от преследования монголов в предгорья Памира, но его догнали и убили. Покорение Семиречья открыло монголам дорогу в Среднюю Азию — к владениям Хорезм-шаха.

Легко захватившие Семиречье монголы по мере продвижения вглубь Средней Азии встретились с возрастающим сопротивлением. Торговый город Отрар был взят ими только после шестимесячной осады. Взятие городов Сыгнак, Сайрам, Бухара, Самарканд, Ургенч и других сопровождалось ожесточенными сражениями.

Однако превосходство сил было на стороне завоевателей. Этому способствовали отличная организованность, железная дисциплина воинов, хорошее вооружение, наличие стенобитных, камнеметных машин. Многочисленные монгольские войска наводили страх на людей и военные дружины разрозненных феодальных владений.

Нашествие монголов в Семиречье и Центральную Азию отличалось жестокостью. Мирное население завоеванных территорий нередко подвергалось истреблению. Тысячи людей были угнаны в рабство. Оставшиеся в живых на долгие годы оказались под беспощадным игом: поработители насильно отбирали у них имущество, заставляли платить непомерную дань и под угрозой смерти вынуждали работать на себя.

Монголы, традиционным видом хозяйствования которых было кочевое скотоводство, не могли понять и оценить роль оседлого образа жизни и земледелия, значение достижений городской цивилизации, памятников культуры.
Поэтому, грабя и опустошая все на своем пути, монголы разрушали складывавшееся веками хозяйство народов. Цветущие города и селения подверглись полному разорению. Были уничтожены оросительные каналы, религиозные святыни и храмы.

Огромные, невосполнимые людские потери в ходе завоевательных войн понес и монгольский народ. Но даже это не могло остановить Чингис-хана и его сподвижников, преследовавших цель наживы и расширения владений за счет завоевания новых благодатных земель.

Французский посол В. Рубрук, проезжавший через Семиречье в Монголию в 1253 году, писал: “На вышеотмеченных плодородных землях прежде находилось много городов, но в большей части они были разрушены татарами (монголами), чтобы превратить их в пастбища для своих стад.”

После установления власти монголов господствующая часть кыргызской феодальной знати сблизилась с монгольскими правителями, тогда как народные массы, наряду с другими народами Центральной Азии, страдали под тяжелым гнетом монгольских ханов.

В результате завоеваний Чингис-хана была создана обширная военная империя, простирающаяся от Тихого океана до Черного моря. Чингис-хан считал эту территорию личной вотчиной и еще при жизни разделил ее на улусы (владения) между сыновьями. Большая часть Центральной Азии, включая территорию современного Кыргызстана, вошла во владения второго его сына — Чагатая, а земли кыргызов между реками Енисей и Иртыш и до озера Балхаш — в состав владений третьего сына — Угэдэя. После смерти Чингис-хана Угэдэй был объявлен его преемником — великим ханом.
Завоевательные походы Чингис-хана


Возмездие Чингис-хана.

Вокруг тишина. В душу Темучина закрался страх. Все. Сейчас у него нет иного выхода, как перешагнуть пропасть.






Раньше он не решился бы это сделать. Что произойдет потом - трудно сказать. Зато он точно знает, что произойдет, если он не сделает этого шага и пойдет на попятную. Тогда могущество его, подобное неистовому горному потоку, иссякнет, вытечет, как кумыс из дырявого бурдюка. Подавив страх, он сказал хриплым голосом:

- Твое проклятие не падет на мою голову. Я не виновен даже в малой капле крови моих родных. - Это прозвучало как оправдание, он внезапно рассвирепел, пронзительно закричал: - Но вы должны умереть! Вы умрете! Возьмите их, заверните в кошму!

Такой жестокий приговор поверг всех в оцепенение. Но Темучину не терпелось, он торопил растерянных, застывших, как камень, нукеров. Кажется, прошла вечность. Наконец, кошмы были расстелены. Брыкающегося, плюющегося, изрыгающего ругательства Сачабека завернули с трудом. Тайчи сам подошел и лег на кошму, и лежал, глядя в небо. По запыленному лицу ручьем текли слезы. Наконец обоих завернули в кошму.

Словно разрубленные части гигантского чудовища, дергаются на земле перевязанные кошмы. Прибежала мать Темучина, уцепилась за рукав:

- Не делай этого, сынок! Отпусти их!

Он освободился от рук матери, встал, чтобы размять онемевшие от долгого сидения ноги, и отошел в сторону, к юртам. Через три дня явился сам Боро-Боко с двумя нукерами. Едва он услышал о Сачабеке и Тайчи, как бросился бежать вместе с нукерами, но их перехватили, привели и поставили на колени перед Темучином. Один из нукеров - высокий, среднего возраста человек, второй оказался юношей, но глаза его горели отвагой.

- Хан Темучин, - обратился старший. - Боро-Боко был моим господином. Я служил ему. Согласен, убей меня, но не убивай моего сына Мухали. Как я верно служил Боро-Боко, так и он, можешь в этом не сомневаться, также всей душой послужит тебе.

- Я не наказываю человека за верную службу. Неважно, враг или друг, главное, чтобы честно служил и намерения были честными. Вы свободны. А ты что скажешь, Боро-Боко, замышлявший недоброе против своего хана?

- Пощади, хан Темучин! Как отбившийся от стаи волк, рыскал я, раздетый и голодный, по закоулкам Бурхан-Халдуна.

Ты разлучил меня с детьми, нукерами, имуществом. Остался я один-одинешенек. Вот явился к тебе, склоняю пред тобой свою одинокую голову. Много ли я виноват, мало ли - прости. Не погуби, как Сачабека, Тайчи!

Голова Боро-Боко, с маленькими ушами, словно прилипшими к черепу, трясется, беспрестанно кланяясь, дрожит могучее богатырское тело, толстые руки упираются в кошму, он весь в ожидании. Силач с бычьей шеей и мощными ляжками, но с трусливым сердцем и заячьей душой.

- Я не убью тебя, как их. Ты же любил бороться. Вот и наш Белькутуй мечтает побороться. Ну-ка, посмотрим, кто из вас сильнее.

Борьбу устроили перед юртами. По обычаю покружились, растопырив руки, затем схватились. Боро-Боко по сравнению с Белькутуем выглядит мощнее. Но движения у него скованные, нет в нем сейчас огня. Не нападая сам, он уклоняется от захвата, избегая схватки. Обычно невозмутимый Белькутуй, заметив это, устремился вперед, как бодливый бык, и не дал Боро-Боко на этот раз ускользнуть. Теперь пошла схватка. Сквозь изодранную одежду стали видны плечи и грудь Боро-Боко, показавшиеся еще более мощными. Белькутуй стиснул Боро-Боко железной хваткой и бросил его лицом вниз на зеленую траву. Усевшись на него сверху, Белькутуй взглянул на брата. Темучин только прикусил губу и подмигнул, но тот уже все понял. Встав коленями на поясницу Боро-Боко, он обеими руками крепко обхватил его за плечи и рванул вверх: позвоночник хрустнул, и Боро-Боко забился в предсмертных судорогах. В последний миг своей жизни он сумел поднять вылезающие из орбит, налившиеся кровью глаза на Темучина и прошептал:

- Добрый путь тебе!..

Эти слова были не раскаянием, не проклятием, они несли в себе какой-то другой, глубокий смысл. Темучину вдруг стало тяжело дышать, словно кто-то схватил его за горло. Вскочив на одного из коней, стоявших у перевязи, он поскакал в открытое поле. Открыв рот, глубоко вдыхая бьющий в лицо ветер, он несется вскачь. Вслед за ним скачут нукеры.

Остановившись, он взмахом руки возвращает их обратно, а сам едет дальше. Взобравшись на гребень горы, он слез с коня, расслабил пояс, снял с головы тебетей. О, боже, не дай сойти с ума... не дай свернуть с прямой дороги... не лишай силы и мужества...

Высоко в небе, печально курлыча, летят друг за другом два журавля. “Добрый путь тебе!’’, - эти слова гвоздем застряли в ушах, как шило, бередят мозг. Даже предсмертные крики Сачабека и молчаливая покорность Тайчи не тронули так сильно. А слова глупца Боро-Боко заставляют его усомниться в правильности своих поступков. Но дело сделано, как не вернуть жизни Сача- беку, Тайчи, Боро-Боко, так и не свернуть с предназначенного пути. Да и невозможно.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 2
  1. Темеркулов бекжан

    1.В монголии Чингис хан и его преемники создали могучую империю они завоевали южную сибирь среднюю Азию и часть Европы.
    2. В 1206 - 1207 годах подверглись нападению кыргызы Енисея. В конце
    ХIII века кыргызы были переселены в Маньчжурию В1219 году монгольские войска захватили город Баласагун.
    3. Традиционным видом хозяйствования было кочевое скотоводство.

    1. В Монголии Чингис-хан и его преемники создали могучую империю кочевников. Чингис-хан был завоевателем он и его войска завоевывали чужие земли. Они завоевали Южную Сибирь, Среднюю Азию и часть Европы.
    2. В 1206-1207 годах подверглись нападению кыргызы Енисея. В конце ХIII века кыргызы были переселены в Маньчжурию. А в 1219 году монгольские войска захватили город Баласагун.
    3. Традиционным видом хозяйствования было кочевое скотоводство.

  2. Павел

    Темеркулов Бекжан, Ваши замечание учтены и текст подредактирован. Спасибо за сотрудничество!