Кыргызский каганат ведущее кочевое государство в Центральной Азии середины IX - первой четверти X веков


 Кыргызский каганат  ведущее кочевое государство в Центральной Азии середины IX - первой четверти X веков

Кыргызское великодержавие


На протяжении VI-VIII вв., когда кыргызское государство существовало только на территории Минусинской котловины, приходилось постоянно отстаивать свою независимость от ведущих военных держав: каганатов жужаней, древних тюрок, сейяньто и уйгуров.

Военные коалиции, в которые вступали кыргызы, были ориентированы на противостояние наиболее мощному противнику в кочевом мире. В то же время им удавалось держать в подчинении зависимые племена кыштымов, которые населяли некоторые районы долины Среднего Енисея. Попытка заключить династийный союз с правящим родом восточных тюрок Ашина не смогла предотвратить тюркского завоевания Минусинской котловины. Крушение Второго Восточного Тюркского каганата сделало минусинских кок-тюрок, оставшихся проживать на территории кыргызского государства, его естественными союзниками. Китайские власти в этот период стремились установить с кыргызами союзные, но не равные, а вассальные отношения.

В VI—VIII вв. Минусинская котловина была важным центром железоделательного производства для кочевников, которым поставлялись оружие и железные изделия. По земле кыргызов проходило ответвление Великого шелкового пути из Китая, Восточного Туркестана и Средней Азии, по которому согдийские купцы доставляли шелк и другие товары, а вывозили из Южной Сибири меха пушных зверей, древесину и бивни мамонта.
 Кыргызский каганат  ведущее кочевое государство в Центральной Азии середины IX - первой четверти X веков

В 820 г. кыргызы вновь восстали против уйгурского господства - правитель Ажо объявил себя каганом, свою мать, происходившую из правящего рода тюргешей, - вдовствующей хатун, а свою жену, дочь правителя карлуков - хатун, заявив тем самым о своем равном положении с уйгурским каганом. Это означало претензию на верховную власть в Центральной Азии. В ответ уйгурский каган послал министра с войском, но тот не имел успеха (Бичурин, 1998. С. 363). Кыргызы тяготились зависимостью от уйгуров и подготовились к борьбе за самостоятельность. Ажо заключил династийный союз с правителями карлуков, враждовавших с уйгурами.

В Кыргызском каганате был создан разветвленный административный аппарат и утверждена азиатская десятичная система войска и народа, позволившая мобилизовать все силы для борьбы с уйгурами (Худяков, 1980. С. 134, 135, 140,141). Почти одновременно против уйгуров выступили тибетцы. Можно полагать, что их действия были предварительно согласованы. Уйгурские каганы были вынуждены одновременно вести войну на двух направлениях, они целых 20 лет продолжали войну с енисейскими кыргызами.

Постепенно преимущество в военных действиях в Саяно-Алтае перешло на сторону последних. Военные неудачи усилили нестабильность власти в Уйгурском каганате. После очередного военного переворота в столице Орду-Балыке в 839 г. командующий уйгурской армией, полководец Гюйлу Мохэ, перешел со всей своей армией на сторону кыргызов. В 840 г. под стенами цитадели уйгурской столицы кыргызское войско нанесло полное поражение уйгурам.

Кыргызский каган «под личным предводительством предал огню ханское стойбище и жилище царевны», «забрал все его сокровища и в плен взял Тхай-хо царевну». Посчитав, что раз гром уйгурского государства закончен, он «перенес свое пребывание на южную сторону гор Лао-Шань» в северо-западную Монголию (Бичурин, 1998. С. 364).







В 843 г. кыргызские войска совершили поход вслед за уйгурами, достигли новых районов их расселения на территории Восточного Туркестана. В результате этих походов границы Кыргызского каганата были расширены на всю Центральную Азию от Алтая и Верхнего Прииртышья до Восточного Забайкалья, и от Южной Сибири, Притяньшанья, Восточного Тянь-Шаня и Ордоса. В 847 г. умер кыргызский каган, одержавший победу над уйгурами, имя которого не сохранилось в письменных исторических источниках. Он известен только по китайскому титулу, которым наградил его китайский император Цзун-ин Хюн-ву Чен-мин хан. На престол вступил его преемник, новый каган, которому китайский император присвоил титул «Ин-ву Чен-мин хан» (Бичурин, 1998. С. 365). В 848 г. кыргызская армия, насчитывавшая «70000 войска, состоявшего из раз личных племен», совершила поход в Забайкалье. «Он нанес сильное поражение народу шивэй, затем собрал всех уйгуров, находившихся у шивэй, и вернул их на север от Гоби» (Малявкин, 1974. С. 30). Остатки уцелевших уйгуров из этой группы бежали в Восточный Туркестан и присоединились к своим соплеменникам.

В конце IX в. кыргызские войска возобновили активные военные действия в Восточном Туркестане, заняли города Пенчул и Аксу и дошли до Кашгара (Бартольд, 1963. С. 492).
 Кыргызский каганат  ведущее кочевое государство в Центральной Азии середины IX - первой четверти X веков

Период IX-X вв. в истории Кыргызского каганата получил справедливое историческое название «Кыргызское великодержавие» (Бартольд, 1963. С. 489). Впервые в истории Центрально-Азиатского региона сравнительно не большой по численности тюркоязычный кочевой народ, обитавший на удаленной северной периферии, в Минусинской котловине, смог одержать убеди тельную военную победу над более многочисленными уйгурами и другими телесскими племенами, населявшими все обширные степные территории, до границ Китая и Восточного Туркестана. Однако начавшиеся массовые миграции телесских племен с мест своего прежнего проживания представляли большую угрозу для будущего кыргызской государственности на завоеван ной территории. В результате этих переселений степи Монголии могли почти полностью остаться без своего прежнего кочевого населения. Именно такое положение вынудило кыргызских каганов посылать свои войска в погоню за бежавшими уйгурами и другими телесскими племенами к восточным и южным окраинам Центрально-Азиатского региона.

Осуществить планы возвращения бежавших уйгуров и телесцев кыргызским правителям в полной мере не удалось.

Цели войны, которую вели кыргызы в течение IX-X вв., можно считать традиционными для правителей всех кочевых государств, претендующих на господство в Центрально-Азиатском регионе. Главной из них являлось подчинение всех кочевых племен и тем самым значительное увеличение численности подвластного населения и своего войска.

Второй важной целью являлось завладение городами на трассе Великого шелкового пути в Восточном Туркестане.

Третьей целью было установление прямых дипломатических и торговых контактов с китайской империей Тан.

Реализовать все эти цели на достаточно длительный период в полной мере не удалось. Все же на протяжении около 80 лет, с середины IX до первой четверти X в., Кыргызский каганат оставался ведущим кочевым государством в Центральной Азии.

Кыргызский каган Барс-бег

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0