Древние кыргызы в I—II вв. н.э.


Древние кыргызы в  I—II вв. н.э.

Гянь-гуньи и динлины


В источниках I—II вв. н.э. гяньгуни не упоминаются, но содержатся сведения об их северных соседях динлинах, которые были в числе племен, нападавших на северных хуннов в конце I в. н.э. (Бичурин, 1998. С. 129). В результате этого в 91 г. н.э. шаньюй северной хуннской орды «бежал, неизвестно куда», а степи Центральной Азии заняли сяньбийцы (Бичурин, 1998. С. 131, 153, 154, 157). Вновь о древних кыргызах-гяньгунях говорится в китайских источниках III в. н.э. «Владение Гяньгунь расположено северо-западнее Канцзюй. Отборного войска 30 тыс. человек,
следуют за скотом. (Там. - Ю.Х.) много соболей, есть хорошие лошади». Динлины в этот период были восточными соседями гяньгуней. В этом источнике впервые выделены две группы динлинов: северные и восточные (Супруненко, 1974. С. 237,238). С первой половины I тыс. н.э. в китайских источниках выделяются западные «гаогюйские динлины» либо союз племен «гаогюй» (высокие телеги), которые в эпоху раннего Средневековья получат наименование конфедерации племен «теле» во главе с племенем уйгуров. В отличие от гаогюйцев, восточные динлины, жившие в восточных районах Центральной Азии, южнее Байкала, вошли в состав монголоязычных племен шивэй (Таскин, 1984. С. 139).

Во второй четверти I тыс. н.э. в состав «гаогюйских динлинов», населявших западные районы Центральной Азии, входило племя «хэвэй» - уйгуров. В середине I тыс. н.э. в состав этой группы племен входило племя «хэгу», иначе «цигу», «йегу», «гюйву», «гйегу» - древние кыргызы (Супруненко, 1974. С. 239). Именно к этому периоду могут относиться сведения о том, что гянь-гуньские «жители перемешались с динлинами» (Бичурин, 1998. С. 358).







В это время племена гаогюйских динлинов часто воевали с жужанями за господство над Центральной Азией (Таскин, 1984. С. 269). В 411 г. н.э. жужаньский каган Хулюй «на севере покорил владения Хэвэй и Йегу», т.е. уйгуров и кыргызов (Бичурин, 1998. С. 191). В этот период «древнее государство Гяньгунь» находилось на землях «от Хами на запад, от Харашара на север, подле Белых гор», которые, вероятнее всего, входили в систему Восточного Тянь-Шаня (Бичурин, 1998. С. 358). Судя по этим сведениям, до середины I тыс. н.э. древние кыргызы продолжали жить на территории Восточного Туркестана.

Судить о некоторых особенностях культуры кыргызов - гяньгуней можно ретроспективно по данным средневековых исторических и археологических источников. В китайских источниках подчеркивается сходство языка и культуры кыргызов и уйгуров (Бичурин, 1998. С. 358). Вероятно, уже в этот период древние кыргызы говорили на одном из тюркских наречий. При описании внешности енисейских кыргызов средневековые авторы отмечали их европеоидный облик (Бичурин, 1998. С. 359; Кюнер, 1961. С. 55). Скорее всего они существенно не отличались от древнего европеоидного населения Восточного Туркестана, например от тохаров, саков или усуней.

Вероятно, с эпохи древности у енисейских кыргызов сохранился обычай татуировки или раскраски лица и тела, который был распространен у некоторых кочевников Саяно-Алтая скифского времени (Полосьмак, 2001. С. 233-235).

По сведениям китайских источников, кыргызские мужчины «храбрые из них татуируют руки себе», а женщины после выхода замуж «татуируют себе шею» (Бичурин, 1998. С. 359). Для гянгуней был характерен такой же комплекс предметов, как и для других кочевнических культур хунно-сяньбийского времени в Восточном Туркестане (Худяков, 1999. С. 152-159).

Енисейские кыргызы в древности

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0