Баатыр, востребованный эпохой. Часть - 2


Баатыр, востребованный эпохой. Часть - 2

Влияние Шабдана Джантаева среди киргиз Семиреченской области


Анализ сведений источников и политической ситуации в Кыргызстане с середины XIX до начала XX вв. убеждает нас, что личность Шабдана баатыра, как посредника колониальных властей России в управлении новым краем, была востребована самим временем. И с этой ролью он справился с честью. Вероятно, не случайно, даже его ярый оппонент начальник Пишпекского уезда А.Талызин был вынужден еще в 1896 г. констатировать, что "...влияние Шабдана Джантаева главным образом основывается на личной его заслуге перед русским правительством, ... хотя родовитость (т.е. его происхождение из манапской среды — кыргызской правящей аристократии — Д. С.) Шабдана имеет значение, но он приобрел первенство между киргизами своим умом и ловкостью. ... У него есть и другие (кроме барона Штакельберга и Г. А. Колпаковского) влиятельные знакомства, о которых Пишпекские уездные начальники и мечтать не смеют, а потому должны видеться с Шабданом не так, как с другими манапами. Это народ видит и считает Шабдана сильным у русского правительства, а потому — авторитетным... Преимущество ему дают именно на основании его заслуг и потому еще, как говорили киргизы, что он знает много хороших господ, с которыми умеет держать себя".

Немного позднее другой представитель русской администрации — старший чиновник особых поручений при Военном губернаторе Семиреченской области, титулярный советник Николай Александрович Прокопов в своем рапорте Военному губернатору Семиреченской области П. П. Осташкину от 18 июня 1913 г., разъясняя причины установившихся тесных отношений Токмакского участкового пристава штабс-капитана Кугукова с Шабданом баатыром, писал:
"1) что Шабдан Джантаев имел чин Войскового старшины и был Георгиевским кавалером,
2) что Шабдана Джантеева высоко ценили и называли своим "другом" такие крупные лица, как генерал-адьютант Куропаткин, Генерал от кавалерии Штакельберг (Георгий), покойный член Государственного Совета князь Волконский, покойный Генерал от инфантерии Г. А. Колпаковский, покойные Туркестанские генерал-губернаторы С М. Духовской и Н. А. Иванов, генерал от артиллерии Топорнин, камергер М. Г. Колпаковский и бывшие Военные губернаторы Семиреченской области А. Я. Фриде, Г. И. Иванов и М. Е. Ионов и нынешний Начальник Западно-Сибирской казачьей бригады Генерал-Лейтенант Калитин,
3) что покойный Шабдан Джантаев пользовался особым вниманием со стороны всех без исключения Туркестанских и Степных Генерал-Губернаторов, Военных Губернаторов Семиреченской области и Начальников Пишпекского уезда,
4) что Шабдан Джантаев, пользовавшийся колоссальным влиянием среди киргиз Семиреченской области, значительно облегчал местной администрации труды по управлению не только Токмакским участком, но и всем Пишпекским уездом, прекращая сильные раздоры среди киргиз и покражи скота и лошадей, как взаимная, так и русскаго населения, а в период после землетрясения 22 декабря 1910 г.. в сбор сведений и раздаче пособий пострадавшим от землетрясения киргизам Сарыбагышской и Атекинской волостей,
5) что Шабдан Джантаев быв человеком в высшей степени не взыскательным и никогда не предъявлял никаких требований по вознаграждению его за оказываемые им услуги хотя бы даже и косвенным образом,
6) что Шабдан Джантаев пользовался среди киргиз репутацией человека высокой честности и главное бессребреника".






Касаясь образа жизни и занятий Шабдана баатыра, А.Талызин пишет: "что в степи он играет роль как бы вроде помощника уездного начальника, к нему ходят с жалобами, которые он и разбирает, просят его заступничества перед высшим правительством и он от лиц всех киргизов в уезде хлопочет при заключении долговых сделок, просят его посредничества или поручительства, он и это исполняет. Все время он занят общественными делами..".

По словам учителя токмакской русско-туземной школы Василия Петровича Ровнягина, "Каждый день Баатыра был деловой день. Из ближних и дальних мест съежалисъ к дому Баатыра сотни киргиз со своими делами и думами.

Много запутанных семейных и вообще, бытовых дел, Баатыр разрешал, как авторитетный третейский судья по "адату" (по обычаю). Баатыр был властителем киргизских дум. Он сеял мир и утешение враждовавших и обиженных — и пожал почет. Сотни съежат киргизского люда кормились у Баатыра. Много привозили и приводили Баатыру заслуженной дани, в виде лошадей, баранов и проч. и все это приношение шло в народ. Возле Баатыра прокармливались десятки голой бедноты — старики и старухи. У Баатыра не было никому отказа ни в чем. И Баатыру ни один киргиз или киргизское общество ни в чем, никогда не отказывало".

Как видим, Шабдан был не только неофициальным помощником начальника уезда, но и ведал практически всеми вопросами чрезвычайных съездов и третейских судов. Об этом наглядно свидетельствуют строки архивного документа 70-х гг. XIX в.: "В кара-киргизских волостях Пишпекского уезда власть над народом захвачена двумя родовыми манапами — Чолпонкулом (т.е. сыном Джангарача — Д. С.) из рода (точнее родоплеменной группы — далее сокращенно РПГ — Д. С.) солто и Шабданом из рода (т.е. РПГ) сарыбагыш, в руках которых находится вся судебная и административная власть: народные судьи на всех чрезвычайных съездах решают дело по указанию этих двух главных манапов". И что примечательно, по словам начальника Пишпекского уезда, "при нем (т.е. в присутствии Шабдана в обществе —Д. С.) должности волостного управителя и законных судей не имеют надлежащего значения". При этом, как следует из послужного списка войскового старшины милиции Шабдана Джантаева, он "на действительной службе не состоял... и не занимал никакой должности" ни в местной, ни в колониальной русской администрации. Это ли не образец беззаветного служения отечеству! Такое редкое явление в государственном управлении дает основание считать, что и без чиновничьего кресла можно быть полезным обществу и оставить добрую память о себе в истории народа.

Баатыр, востребованный эпохой. Часть - 1

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0