Борьба трудящихся против кокандских ханов и их покровителя — царской власти в 1875—1876 гг.


Борьба трудящихся против кокандских ханов и их покровителя — царской власти в 1875—1876 гг.

Борьба трудящихся против кокандских ханов и царской власти.


В седине 1875 года вновь вспыхнуло широкое народное выступление в ханстве. Оно охватило все ханство и подвластные ему районы, населяемые узбеками, кыргызами и таджиками. В исторической литературе что выступление получило название «Кокандского восстания», что не совсем соответствует его содержанию, размаху и масштабу. Оно, как и предыдущие выступления, было вызвано резко усиливающимся феодально-ханским гнетом.

Дело ухудшалось тем, что к этому времени, не говоря о подвластных Коканду обширных районах, в том числе в Семиречье, населяемом казахскими и кыргызскими кочевниками, значительная часть тepритории Кокандского ханства отошла в состав России. Теперь алчный Худояр-хан пытался получаемые ранее поборы и подати paзложить на оставшееся под его властью часть населения. Увеличение налогового гнета ложилось тяжелым бременем на плечи трудящихся и вызывало выступление узбекского, кыргызского и таджикского народов в 1875 —1876 гг. Очевидец этого восстания, известный востоковед, изучавший историю Кокандского ханства, А.

Кун отметил, что "...Август 1875 г. и последующее время показало, как глубоко пустила корни болезнь всеобщего недовольства против хана и его приближенных, душивших народ непомерными налогами, взяточничеством, насилием и т.п. действиями. Кокандское ханство и до сих пор (январь 1876г. К.У), как известно, охвачено внутренними беспорядками"'. В.П Котельников, интересовавшийся историей Ферганы, где проходило это восстание, падчеркивал:

"Народное чувство было слишком сильно оскорблено несправедливостью и в конце лета 1875 г. всеобщее недовольство против хана и его приближенных, душивших народ непомерными налогами взяточничеством, насилием и т.п. действиями, наконец, опасения ежеминутной смерти выразились открытыми поголовным восстанием столицы и низвержением правительства Худояр-хана" . Периодическая печать того времени также обратила внимание на то, что выступление 1875—1876 гг. было вызвано крайне деспотическим, суровым управлением хана Худояра" . Даже такой высокопоставленный царский чиновник, как генерал-адъютант фон Кауфман, не мог отрицать истинную причину данного восстания. В одном из его ра-портов интересующего нас времени читаем: "В зиму 1874—1875 гт. недовольство на хана увеличивалось и наконец к весне 1875 г. охватило все население ханства не только кочевое, но и оседлое. В восточной части ханства снова собирались кипчаки и кыргызы". Однако и приведенные данные в достаточной степени свидетельствуют об основных причинах этого восстания.

Волнение, быстро переходившее в открытое выступление против ханско-феодального гнета, возникло в начале июня 1875 г. в районах Узгена и Ляйляка. Во главе его стояли Мулла Искак Асан оглы, «служивший знаменем прошлогоднего (1874 г.—К.У.) восстания на Чаткале», и выступивший под именем Пулат-хана — племянника Худояр-хана. Выступление приняло широкий размах и охватило всю юго-восточную часть ханства, особенно южные районы Кыргызстана. Такому размаху восстания способствовали повсеместное и всеобщее недовольство трудящихся масс края.






Худояр-хан бросил против восставших свои основные военные силы, возглавляемые Абдурахманом Афтобачи, Иса Аулие и Хал-Назаром Ишик Агасы. Против восстания также было отправлено из Андижана 5000 человек под начальством старшего сына Худояра Наср Эддина с артиллерией. 17 июля эти ханские карательные отряды перешли на сторону восставших. Увидев широкий размах и численное превосходство повстанцев, к последним присоединились и начальники этих карательных отрядов, преследовавшие свои корыстные интересы и пытавшиеся использовать восстание в личных целях.

Повстанцы заняли Ош, Наманган, Андижан, Ассаке и другие города, жители которых присоединились к ним. Они приблизились к Маргелану, который вскоре заняли. Правитель этого города брат Худояр-хана Мухаммед Алим-бек, с 4000 войском присоединился к восставшим . Теперь восставшие приближались к столице ханства г. Коканду, в котором нарастало волнение против Худояра и окружающей его феодальной верхушки. Царский чиновник - коллежский советник Вейнберг, в то время находившийся в г Коканде и пытавшийся открыто защитить со своим отрядом Худояр-хана, подчеркивал, что "...известие о приближении инсургентов сильно повлияло на жителей.

Волнение в городе все усиливалось. Хан не мог рассчитывать на симпатии народа. В городе оставаться нам (имеется в виду и Худояр-хан — К.У.) было невозможно вследствие возбужденного состояния народа". Другой высокопоставленный представитель царской колониальной власти — военный губернатор Сыр-Дарьинской области в своем рапорте от 19 июля 1875 г. с тревогой отмечал: "Все ханство, от центра до окраин, охвачено пламенем восстания". Действительно, восстало все трудовое население Кокандского ханства и некоторых районов, находившихся в составе Туркестанского генерал-губернаторства.

Худояр-хан, еще до этого трижды низвергнутый и выгнанный из страны, получив грозные вести о всеобщем восстании, в страхе растерялся и не мог принять каких-либо мер. Коллежский советник Вейнберг, находившийся в те дни вместе с ханом в Коканде, отметил, что "Худояр-хан совершенно упал духом, окружил себя дуванами (дервишами—К.У.) и постоянно гадает. Он не надеялся ни на окружающих его, ни на кокандский гарнизон и думает обратиться за помощью к вашему высокопревосходительству, т.е. туркестанскому генерал-губернатору Кауфману.

Народные движения Средней Азии в XIX веке

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0