Чуйские кыргызы против непосильных налогов со стороны Кокандского ханства


Чуйские кыргызы против непосильных налогов со стороны Кокандского ханства

Восстания кыргызов в 1850 - 1857 годах.


Летом 1850 г. часть чуйских кыргызов, вновь поднимаясь на борьбу, напала на укрепление Пишпек, из которого временно отлучился кокандский военный гарнизон. Осада названного укрепления продолжалась недолго, так как вскоре его военный гарнизон вернулся. Он не дал повстанцам развернуться и занять осажденные укрепления.

В конце 50-х годов прошлого столетия выступили кочевники Кетмень-Тюбе. Его причиной, как и повсюду, послужили произвол и насилие ханскою наместника, а также резкое увеличение размеров податей и поборов, взимаемых с коренною населения. Во главе этого выступления стал бедняк Сасыке. Движущими силами восстания были трудовые массы. Но в нем принимали участие и наганы, например, Рыскулбек и др. Число участников выступления превышало более 400 человек. Против них было направлено 100 сипаев (кавалеристы), находившихся в местной кокандской крепости. Столкновение повстанцев с карательным отрядом состоялось в местности Таш-Мойнок. В нем отличились бедняки Кедейбай и Баялы. Как вспоминает старожитель Токтосун-уста, родившийся в 1855 г, в Кетмень-Тюбе, сначала на поединок на пиках (сайыш) вышли руководитель выступления Сасыке и один из ханских синаев. Сасыке вышел победителем. Он с пикой в руке напал на ближайшего сподвижника коменданта кокандской крепости и удачным ударом свалил его с седла. Тогда каратели обратились в бегство. Участники выступления стали их преследовать.

Повстанцы взяли приступом кокандскую крепость, военный гарнизон, который был уничтожен. Хотя выступление увенчалось успехом, оно не привело к освобождению от кокандского гнета. Его плодами воспользовались представители феодальной знати. В частности, крупнейший манап Рыскулбек получил от кокандского хана звание датхи и по существу выполнял роль его наместника.

В 1851 г. в Пишпек прибыл ханский отряд, состоявший из 7 тысяч вооруженных людей. Он снова "покорил кочующих около Чу дикокаменных кыргызов рода солто и взял из них 600 лошадей в подводы ''. Но местное население не хотело подчиниться кокандским властителям. Часть племени сарбагыш, населяющая восточную половину Чуйской долины, тоже поддерживала их. Против повстанцев было отправлено несколько вооруженных ханских военных отрядов. Как отмечено в архивном документе, кокандские каратели напали на дикокаменных кыргызов рода солто и сарбагыш, отняли у них весь скот и лошадей. Летом 1856 г. для наказания племени сарбагыш, отказавшегося от уплаты зякета, был отправлен большой карательный отряд, и сбор названной подати превратился в настоящий грабеж. Начальник карательного отряда, помимо сбора полатей, заставил сарбагышцев дать 2000 лошадей для заложников, которых он хотел увести в г. Коканд.

Однако жестокие действия ханских карателей не могли сломить свободолюбивый дух коренного населения и держать его в положении покорности и повиновения. Наоборот, народ еще более ожесточился и поднимался на серьезные выступления

Своей массовостью и продолжительностью отличалось восстание казахов и кыргызов, возникшее в 1857 г. Оно охватило значительную часть Большой Орды, районы Таласа, нижней половины Чуйской долины и некоторые другие районы Туркестана Первыми выступили казахи рода кунград, кочевавшие недалеко от Чимкента. К ним присоединились другие жители Большой Орды и кыргызские скотоводы, населяющие Талас и нижнюю часть Чуйской долины.

Это восстание было вызвано усилением феодально-ханского гнета вообще, голым произволом и насилием Ташкентского хакима Мирзы Ахмета, в частности. Как отмечал очевидец интересующего нас восстания, служивший тогда сборщиком податей Абу-Абей-дулла Мухаммед, названный хаким (наместник хана — К.У.) вытеснял казахов и кыргызов из родных мест, заставлял их выплатить ему большую сумму денег, брал взятки и занимался всевозможными вымогательствами. Вот что пишет Абу-Абейдулла Мухаммед, близко знавший ханского хакима: "За те же пашни, за которые при прежних хакимах казахи и кыргызы платили 100 тилля, Мырза Ахмет установил плату 250 тилля, а в некоторых местах по его приказу плату увеличили в три и четыре раза. В ряде мест казахи продавали весь урожай, скот, но и этого не хватало для уплаты назначенной Мирза Ахметом суммы. Тогда они продавали своих десяти-двенадцатилетних дочерей и деньги отдавали Мирзе Ахмету. Это не могло не вызвать недовольства со стороны коренного населения.






Непосредственным поводом указанного восстании послужило резкое увеличение размеров зякета, взимаемого с казахских и кыргызских скотоводов в пользу кокандского хана и его чиновников.

Осенью 1857 г. зякетчи, посланные названным наместником кокандского хана, с большой жестокостью собирали зякет с казахов, населявших местность Мерке. Сборщики податей "стали бесчинствовать и силой отбирать у населения имущество".

Как подчеркивал один из дореволюционных авторов - Абди-Саттар-хан Казий, "кыргызы не согласились на уплату зякета и в разных местах перебили зякетчи". Восстание быстро распространилось и охватило значительную часть Туркестана. К нему присоединились некоторые представители феодальной знати. Отдельные из них, в частности
казахский старшина Худайберген, пытались прибрать к своим рукам руководство восстанием.

Кыргызы и казахи, населяющие западную часть Чуйской долины, разбив ханский военный отряд, который сопровождал сборщиков податей, взяли в плен кокандских чиновников. В знак победы пленников возили по аилам, показывая их местным жителям, призывая последних к более решительной борьбе против господства кокандского ханства. Во главе повстанцев стояло местное влиятельное лицо Худайберген. Начальник и воины ханского отряда, потерпевшего поражение, были убиты.

Восставшие казахи и кыргызы окружили укрепление Аулие-Ата, где находился ненавистный им Мирза-Ахмет и другие ханские чиновники, а также и военный гарнизон; как отмечал Султан Нурекин А, «Мирза Ахмет не мог усмирить недовольных, он вынужден был с ними вести переговоры и удовлетворить их требования», т.е. отказаться от дальнейших сборов зякета и вернуть им все то, что успели отобрать у них его зякетчи. Но это не удовлетворило повстанцев, которые решительно потребовали ухода названного ханского хакима—наместника. Аулие-Ата оставалась в осадном положении. Повстанцы по-прежнему угрожали Мирза-Ахмету жестокий расправой, поэтому он вынужден был обратиться к кокандскому хану за помощью. Все это настолько серьезно беспокоило Худояр-хана, что он решил сам лично возглавить карательный отряд и жестоко проучить "бунтовщиков". Однако борьба за ханский престол в самом Кокандском ханстве и угроза дворцового переворота не позволили хану отлучиться из столицы.

Возглавить карательный отряд, состоящий из, нескольких тысяч воинов, он поручил, своему брату Малля-беку.

Осада Аулие-Аты велась без особой активности, неорганизованно и без общего руководства. Все это дало возможность осажденным собраться с силами, продолжать обороняться и продержатся, до прибытия военной помощи из Коканда. Повстанцам не удалось занять осажденное укрепление. Но прибывший карательный отряд не решился вступить в бой с повстанцами, намного превосходившими его в численном отношении. Начальник карателей вынужден был вступить в переговоры с руководителями восстания, которые согласились выпустить из осажденное крепости Мирзу Ахмета и его чиновников. С наступлением зимы восстание затихло и пошло на убыль.

Его участники, в какой-то степени удовлетворенные избавлением от жестокого ханского наместника, начали разъезжаться по домам.

Весною 1858 г. восстание вспыхнуло с новой силой. Как отмечал известный русский ученый---путешественник Н. Северцов, находившийся в то время в плену в Кокандском ханстве, пламенем восстания были охвачены казахи и кыргызы, кочующие в горах, к востоку от Ташкента по реке Чу, Талас и Чаткал. И на этот раз поводом для восстания послужило усиление налогового гнета. Повстанцы окружили со всех сторон кокандские укрепления, расположенные между хребтом Кара-Тау и р.Чу. Они решили взять эти укрепления измором. Но не смогли овладеть ими.

Вообще это восстание не увенчалось успехом и вскоре потерпело поражение, несмотря на свою массовость и продолжительность, потому что было стихийным и неорганизованным. Но оно сильно пошатнуло господство кокандских властителей над казахским и кыргызским населением и вдохновило трудящихся к новым, более мощным выступлениям.

Восстания кыргызов в период с 1845 по 1848 годах против Кокандского ханства

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0