XX век — время насильственного перевода кыргызов от родового образа жизни к советскому строю


XX век — время насильственного перевода кыргызов от родового образа жизни к советскому строю

ОСОБЕННОСТИ ИСТОРИЧЕСКОГО СОЗНАНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО ПОВЕДЕНИЯ КЫРГЫЗОВ НАЧАЛА XX в.


Помимо идеологических, политических и социально-экономических причин, кризис исторической науки Кыргызстана вызван еще и тем, что наш народ, живший до советского времени при родовом строе, не знал глубоких научных традиций в изучении собственной истории.

Другое дело, скажем, Россия, имевшая многочисленные научные школы и направления, выдающихся титанов исторической мысли таких как Татищев, Карамзин, Костомаров, Соловьев, Ключевский и многие другие. Благодаря их научному поиску и вкладу российская история получила многоголосное и разностороннее отражение и звучание. Кыргызстану не было суждено пройти этот путь, ибо это было невозможно в специфических условиях родоплеменной организации. Но это не значит, что у кыргызов не было своих историков. Они были известны как «санжырачи» и занимались в основном описанием родословной истории, истории кыргызских родов. Одним из них был Осмоналы Сыдыков, еще не оцененный в достаточной мере кыргызской историографией, автор первых двух опубликованных книг по истории Кыргызстана (1913—1914 гг.).

Профессионально историей в Кыргызстане стали заниматься лишь в советское время. Но не успев возникнуть как научная дисциплина, она сразу же попала в плен догматизированного марксизма и единственно признаваемого им формационного метода. Этот метод и методология стали основополагающими и сохраняют тенденцию к господству даже в настоящее время, правда, уже не в прежней догматизированной форме. Формационный метод еще полностью не исчерпал своих ресурсов, особенно в разрешении научных задач, охватывающих длительные временные рамки. Однако применительно к небольшим временным периодам этот метод часто дает сбои и рисует искажающую действительность картину, поэтому настало время исторической науке овладеть новыми и ранее существовавшими, но не использовавшимися в практике методологиями и научными методами, чтобы нетрадиционно взглянуть на историческое прошлое народа, найти объяснение его социально-психологическим особенностям, мотивам поведения, что не позволял сделать марксизм.

В 1917 г. большевики завоевали и затем разрушили старый мир, но вместе с ним похоронили и старую культуру. С этого времени в жизни кыргызов наступил «период, когда они уже и не жили, а стали имитировать жизнь, причем жизнь чуждую и непонятную им». Подражание со временем стало массовым и продолжается по сегодняшний день. Объяснять эту жизнь тоже стали с использованием европейских понятий и стандартов, не ведая того, что при применении чужой меры философской мысли она может обрести искаженный смысл. В результате кыргызский народ получил не ту историю, которая должна была быть, а ту, которая была нужна идеологам партии. В итоге действительность была подогнана под теорию перехода от феодализма к социализму, минуя капитализм. Благодаря этой фальсификации реальности Кыргызстан начала XX столетия представал в качестве политической арены ожесточенных социально-классовых битв между силами прогресса и реакции.

При этом абсолютно игнорировалось то, что по своей природе кочевник не нацелен и не настроен на изменения, что идеи, могущие разрушить его внешний и внутренний мир, вызывают в нем резкий протест, что по своей сути он не столько революционер, новатор, реформатор, сколько страж и охранитель существующего порядка и устоев, сложившихся в родоплеменном обществе. Кочевник изначально являлся коллективным существом, что не позволяло ему мыслить, существовать в отрыве от своего рода. Таковы истоки или онтологические посылки родового образа жизни. Поэтому любая борьба в кыргызском обществе не могла не нести на себе печать борьбы родов, что и объясняет нынешнее возрождение феномена трайбализма, используемого в период парламентских выборов, при проведении кадровой политики, движении капиталов и материальных ресурсов, распределении благ и т. д.






XX век — время насильственного перевода кыргызов от родового образа жизни к так называемому советскому строю. Сейчас это время именуют периодом формирования и укрепления командно-административной системы, эпохой тоталитаризма или авторитаризма, но в нашем постсоветском обществе еще не прервана традиция искажающего подхода, не заложены основы нового подхода, при котором анализ исторической эпохи исходил бы из культурных ценностей кыргызского народа, его сознания, психики, философии, обычаев, являющихся уникальными и ценнейшими для понимания кыргызской истории. В советской историографии указанный период выделялся и как время фундаментальных преобразований в обществе и массового героизма советских людей в строительстве социализма, а в период перестройки и как период грубейших извращений, фальсификации, деформации, трасформации, преступлений большевистской системы. С такой оценкой исторического прошлого трудно не согласиться, если анализировать прошедшее с позиций марксистского метода, остающегося и поныне преобладающим в изучении исторической мысли. Повторим, что» отброшены лишь устаревшие и наиболее одиозные категории этой методологии, а само учение трансформировалось в иделогию социал-демократии, либерализма или доктрину приоритета общечеловеческих ценностей над классовыми. Тем не менее и эти доктрины, несмотря на их общемировое признание, не до конца учитывают национальные моменты, нравы, традиции, которые не противоречат общечеловеческим ценностям, но вместе с тем существуют как бы автономно и тоже имеют уникальную методологическую ценность в познании национальной действительности.

Только теперь наше общество вплотную подошло к пониманию того, до чего может исказить национальную историю использование несвойственных для кыргызского общества критериев и категорий. Эту историю так запутали и извратили, что современному человеку с его сегодняшним мировоззрением трудно вернуться к истокам исторического процесса, объяснить его превратности, закономерности и случайности. Ориентир на приоритет общечеловеческих ценностей в некоторой степени позволяет устранить существующие недоразумения и ложные выводы, но не устраняет возможности опять идти по ошибочному пути. Взять хотя бы сегодняшние попытки найти в политических деятелях Кыргызстана 20-х годов собственных «теоретиков» и реформаторов по образцу и подобию Ленина, Сталина, Троцкого, Бухарина и т. д.

Это и есть наглядный пример имитации. Такие «поиски» обусловлены тем, что кыргызы конца XX столетия стоят на другой ступени исторического сознания, чем их далекие предки, а потому нельзя оценивать их возможности, идеалы, поступки, не вникнув в суть их исторического сознания, не встав с ними на один уровень.

Сейчас никто не сомневается, что в ходе исторического развития изменяются право и мораль, политические учреждения и институты, научные представления и содержание общественного сознания, а со временем изменяется и сознание людей, но не с точки зрения его содержания, а в плане строения, характера высших, психических процессов, таких как восприятие, память, активное внимание, мышление, воображение, волевое действие и т. д. На это обращается внимание потому, что при изучении прошлого историки, как правило, исходят из убеждения, что сознание человека имеет внеисторический характер и не подвержено влиянию. Это не праздный вопрос, ибо от его решения существенно зависит подход историков к событиям прошлого. Никто, пожалуй, не станет отрицать, что общественное поведение человека, будь то родовой вождь, ученый, политик, рабочий или предприниматель, во многом определяется тем, как он ощущает мир, мыслит, чувствует, воображает, анализирует.

Если исследователь думает, что психический склад людей не изменяется, то совершает серьезный просчет, ибо он невольно наделяет людей прошлого мироощущением современного человека, а вслед за этим приписывает им несвойственные мотивы поведения и установок. В результате подлинные субъективные причины поступков наших предков не понимаются или искажаются, а сами поступки поэтому нередко приобретают в изложении историка иной смысл, чем это было на самом деле.

Кыргызстан в 20-е годы. Введение. Часть - 4

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0