События второй половины XVIII века в Южном Кыргызстане


События второй половины XVIII века в Южном Кыргызстане

События 200-летней давности


Вернемся к событиям 200-летней давности. Чем тогда прежде всего был Ош для грозных ферганских владык?

Вожделенным пунктом, обладатель которого обретал влияние над огромным регионом - важным участком Великого Шелкового пути.

Так, начиная с 60-х годов XVIII века правители Коканда, пытаясь расширить его территорию за счет южнокыргызских земель, обращали свои алчные взоры на город Ош. В ряде источников вскользь упоминается о том, что правителем города был феодал Хаджи-бий. Он считался главой большого кыргызского рода адыгине в составе племени ичкилик.

Это было крупное родоплеменное объединение в Южном Кыргызстане, расселявшееся по Алаю и в Приферганских горах, кочующее также в ошской округе. В его состав входили как многочисленные «пришельцы», так и местное кыргызское население, издревле проживавшее на территории Памиро-Алая.

Будучи правителем Оша, Хаджи-бий, как явствует из восточных источников, мог выставить «200 тысяч людей орды бурутов, рассеянных от Бухары до Востока». Эти данные (даже если цифры преувеличены) косвенно свидетельствуют о том, что город Ош имел важное политическое значение в Фергане в середине XVIII века. Большую роль в тот период играл и другой кыргызский родоправитель из ичкиликов Кубат-бий (или Ковад-мирза), который был, как сообщали бухарские хроники, «сподвижником и опорой Ирданы» - кокандского правителя. Сначала союзник, затем заподозренный в измене, он неожиданно покинул Ирдану-бия, чем обрек его на поражение в борьбе с уратюбинским правителем. Кубат-бий просто «взял всех своих киргизов и удалился». Его власть и сила были таковы, что Кубат-бий завязал дипломатические отношения с китайской империей Цин: вел переписку не только от своего имени, но и от имени своего союзника - правителя Коканда. Получалось, что Коканд и Ош в то время как равные выступали на международной арене, в частности в контактах с соседней Цинской империей.

Но по мере укрепления и возвышения кокандского владения его правители начинали смотреть на соседние города как на желанные объекты завоевания. В 1762 г. Ирдана-бий, воспользовался межфеодальными усобицами кыргызов, напал на них, опустошив их земли «в стране Узе» (Узген). Причем поводом для этого Ирдана избрал ограбление кыргызскими феодалами (из рода адыгине) кокандских купцов.






В частности, владыка Оша Хаджи-бий, встав во главе объединенных сил родов ичкилик, адыгине и монголдор, выступил против Ирданы, но был разбит. Кокандцы захватили город Ош, фарисейски утверждая, что он якобы издавна принадлежал Коканду и теперь вновь возвращен в состав ханства. Кыргызские войска отступили в горы, но борьбу не прекратили. Когда через два года кокандский правитель выступил из Оша для завоевания Ходжента, Хаджи-бий неожиданно напал на кокандское владение с востока.

Так, Ирдана вынужден был вернуться и всей силой обрушился на кыргызов. Хаджи-бий попал к нему в плен, но, видимо, ненадолго, так как Ош вскоре вновь упоминается как подконтрольный кыргызам. Однако всерьез противостоять окрепшему Коканду Ош даже с его кыргызской округой был уже не в состоянии, и в последующем в источниках он называется лишь как один из городов Андижанского вилайета кокандского владения, а позже и как самостоятельный вилайет. В хозяйственных документах Кокандского ханства 50-70-х годов XIX в. нередко упоминается «вилайет Ош» в числе других областей ханства, подведомственных его столице - Коканду.

Однако основная масса кыргызских племен еще не подчинялась кокандцам. Об этом пишет, в частности, знаменитый российский географ и путешественник, «странник поневоле» Филипп Ефремов. Он был сначала казахским, затем бухарским пленником, в конце XVIII в. бежал через Ош (в крепостной стене которого сохранилось лишь двое ворот) в Алай и Индию, обогнул на английском корабле Африку и лишь через Англию вернулся в Петербург. Здесь он вскоре издает свои записки, быстро завоевавшие популярность, в которых рассказал о своей «Одиссее». Так вот, Ф. Ефремов повествует в книге, что еще в 70-х годах XVIII в. южные кыргызы перемещались свободно между Ошем и Кашгаром «кочевьями в небольшом количестве», были фактически независимы, имели своих «князьков» и занимались меновой торговлей с Кокандом. Но так продолжалось недолго. Нарбута-бий постепенно расширяет свою власть на окрестные Ошу территории, где кочевали кыргызы . Закрепившись в Оше и на Алае, кокандские феодалы продолжали захватнические походы в другие местности на юге Кыргызстана в Кетмень-Тюбе и на север края.

Али ибн Осман аль-Оши

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0