Покоритель Коканда, российский генерал Михаил Дмитриевич Скобелев



Покоритель Коканда, российский генерал  Михаил Дмитриевич Скобелев

ДАР «БЕЛОМУ ГЕНЕРАЛУ»


Когда идет речь о легендарной родоправительнице Алая, в памяти практически любого интересующегося историей Средней Азии европейца невольно всплывает имя покорителя Коканда, российского генерала от инфантерии, генерал-адъютанта Михаила Дмитриевича Скобелева.

Характерна судьба этого человека, прозванного на Востоке «Белым генералом». Ее можно считать своего рода эталоном биографии русского офицера-ориенталиста, в котором отвага военного органично слилась с азартом ученого-первооткрывателя. Итак, Михаил Дмитриевич родился в Санкт-Петербурге 17 сентября 1843 года.

Согласно некоторым источникам, свое детство и отрочество провел в имении отца, генерал-лейтенанта Д.И. Скобелева. Воспитывался гувернером немцем, с которым у мальчика отношения не сложились. Потом был отправлен в Париж в пансионат к французу Жирардэ. Со временем Жирардэ стал близким другом Д. Скобелева, последовал за ним в Россию и был при нем даже во время военных действий. В дальнейшем Михаил продолжил образование в России. В 1858 - 1860 годах Скобелев готовился к поступлению в Санкт-Петербургский университет под общим наблюдением академика А.В. Никитенко, и эти занятия были весьма успешны. Скобелев успешно сдал экзамены, но университет был временно закрыт из-за студенческих беспорядков.

Далее, 22 ноября 1861 года Михаил Скобелев поступил на военную службу в Кавалергардский полк. После сдачи экзамена Михаил Скобелев был 8 сентября 1862 года произведён в портупей- юнкера, а 31 марта 1863 года - в корнеты. В феврале 1864 года он сопровождал в качестве ординарца генерал-адъютанта графа Баранова, командированного в Варшаву для обнародования Манифеста об освобождении крестьян и о наделении их землёй.

Скобелев попросил о переводе в лейб-гвардейский Гродненский гусарский полк, который проводил военные действия против польских мятежников, и 19 марта 1864 года он был переведён. Ещё до перевода Михаил Скобелев провёл отпуск в качестве доб-ровольца в одном из полков, преследовавших отряд Шпака.

С 31 марта Скобелев в отряде подполковника Занкисова участвует в уничтожении бандформирований. За уничтожение отряда Шемиота в Радковицком лесу Скобелев был награждён орденом святой Анны 4-й степени «За храбрость». В 1864 году он отправился в отпуск за границу посмотреть театр военных действий датчан против немцев.

Далее, 30 августа 1864 года Скобелев был произведён в поручики. Осенью 1886-го поступил в Николаевскую академию Генерального штаба. По окончании курса академии в 1868 году Скобелев стал 13-м из 26 офицеров, причисленных к Генеральному штабу. У Скобелева были неблестящие успехи по военной статистике и съёмке и особенно по геодезии, но это исправлялось тем, что по предметам военного искусства Скобелев был вторым, а по военной истории первым во всём выпуске, а также был в числе первых по иностранным и русскому языкам, политической истории и многим другим предметам.

По ходатайству командующего войсками Туркестанского военного округа генерал-адъютанта фон Кауфмана Скобелев был произведён в штабс-ротмистры и в ноябре 1868 года был назначен в Туркестанский округ. На место службы в Ташкент он прибыл в начале 1869 года и сначала состоял в штабе округа. Там наш герой изучал местные способы ведения боя, также производил разведки и участвовал в мелких делах на бухарской границе, причём выказал личную храбрость.

Увы, отношения с личным составом у Скобелева не складывались. Михаил Дмитриевич восстановил против себя часть казаков. Кроме того, Скобелев был вызван на поединок двумя представителями ташкентской «золотой молодёжи», чем настроил против себя начальство в лице генерала Кауфмана. В итоге поздней осенью 1870 года Михаил был командирован в распоряжение главнокомандующего Кавказской армией, а в марте 1871 года Скобелев был отправлен в Красноводский отряд, в котором командовал кавалерией. Скобелев получил важное задание: с отрядом он должен был произвести разведку путей на Хиву. По сохранившимся в настоящее время данным, он произвёл разведку пути к колодцу Сарыкамыш, причём прошёл по сложной дороге при недостатке воды и палящей жаре от Муллакари до Узункуя 437 км (410 вёрст) в 9 дней и обратно до Кум-Себшена 134 км (126 верст) в 16,5 часов со средней скоростью 48 км (45 верст) в день; при нём находились только три казака и три туркмена. Скобелев представил подробное описание маршрута и отходящих от колодцев дорог. Однако Скобелев самовольно просмотрел план предстоящей операции против Хивы, за что был уволен в 11-месячный отпуск летом 1871 года и отчислен в полк. Однако в апреле 1872 года он был снова причислен к главному штабу «для письменных занятий».

Участвовал в подготовке полевой поездки офицеров штаба и петербургского военного округа в Ковенскую и Курляндскую губернии, а затем сам принял в ней участие. После чего 5 июня был переведён в Генеральный штаб капитаном с назначением старшим адъютантом штаба 22-й пехотной дивизии в Новгород, а уже 30 августа 1872 года был назначен в подполковники с назначением штаб-офицером для поручений при штабе Московского военного округа. В Москве он пробыл недолго и вскоре был прикомандирован к 74-му пехотному Ставропольскому полку для командования батальоном. Требования службы там он выполнял исправно. С подчинёнными и начальством Скобелев установил хорошие отношения.

А весной 1873 года Скобелев участвовал в Хивинском походе в качестве офицера генерального штаба при Мангишлакском отряде полковника Ломакина. Хива в то время была целью для российских отрядов, выдвигавшихся с разных точек: Туркестанского, Красноводского, Мангишлакского и Оренбургского отрядов. Путь Мангишлакского отряда хоть и не был самым длинным, но всё же был сопряжён с трудностями, которые увеличивались вследствие нехватки верблюдов (всего 1500 верблюдов на 2140 человек) и воды (до полведра на человека). В эшелоне Скобелева пришлось навьючить всех строевых лошадей, так как верблюды не могли поднять всё, что предполагалось на них везти. Вышли 16 апреля, Скобелев, как и другие офицеры, шёл пешком.

При прохождении отрезка от озера Кауды до колодца Сенек (70 верст) на половине пути кончилась вода. 18 апреля достигли колодца. Скобелев показал себя в трудной ситуации умелым командиром и организатором и при выступлении 20 апреля из Бишакты уже командовал передовым эшелоном (2, позже 3 роты, 25-30 казаков, 2 орудия и команда сапёров). Скобелев поддерживал в своём эшелоне идеальный порядок и в то же время заботился о нуждах солдат. Войска прошли 200 вёрст (210 км) и прибыли в Ительдже к 30 апреля.

Скобелев всё время проводил разведки с целью обезопасить проход войска и осмотра колодцев. Скобелев с конным от¬рядом двигался перед войском с целью защиты колодцев. Так, 5 мая возле колодца Итыбая Скобелев с отрядом из 10 всадников встретил караван перешедших на сторону Хивы казахов. Скобелев, несмотря на численный перевес противника, бросился в бой, в котором получил 7 ран пиками и шашками и до 20 мая не мог сидеть на коне.

По выбытии Скобелева из строя Мангишлакский и Оренбургский отряды соединились в Кунграде и под руководством генерал-майора Н. А. Верёвкина продолжали движение к Хиве (250 вёрст] по весьма пересеченной местности, перерезанной множеством каналов, заросшей камышами и кустами, покрытой пашнями, заборами и садами. Хивинцы численностью 6000 человек пытались остановить российский отряд уХоджейли, Мангыта и других населённых пунктов, но безуспешно.

Скобелев возвратился в строй и 21 мая с двумя сотнями и ракетной командой двинулся к горе Кобетау и вдоль арыка Карауз для разорения и уничтожения туркменских аулов, дабы наказать туркменов за враждебные действия против русских; поручение это он исполнил в точности.

22 мая с тремя ротами и двумя орудиями он прикрывал колёсный обоз, причём отбил целый ряд атак неприятеля, а с 24 мая, когда русские войска стояли у Чинакчика (8 вёрст от Хивы], хивинцы атаковали верблюжий обоз. Скобелев быстро сообразил, в чём дело, и двинулся с двумя сотнями скрыто, садами, в тыл хивинцам, наткнулся на большой отряд в 1000 человек, опрокинул их на подошедшую конницу, атаковал затем хивинскую пехоту, обратил её в бегство и возвратил отбитых неприятелем 400 верблюдов.

Военная ориенталистика о родине Алайской царицы


Оставить комментарий

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent