Агрессивно - экспансивная политика маньчжуро-цинского Китая в Восточном Туркестане


Агрессивно - экспансивная политика маньчжуро-цинского Китая в Восточном Туркестане

Вооруженнное сопротивление кыргызов китайским войскам


В то же самое время Восточный Туркестан становится объектом агрессивной экспансивной политики маньчжуро-цинского Китая. С разгромом Джунгарского ханства цины почти поголовно истребили его местное ойратское население.

Посетивший Восточный Туркестан столетие спустя упомянутый мной А.Н. Куропаткин писал: «Китайцы, вероятно, считали свою власть малоупроченною в Джунгарии, потому что эта страна досталась им без кровопролития.

Поэтому в следующем же 1758 г., пользуясь незначительными частными восстаниями, богдыхан выслал три армии под начальством Чжао-хоя и Фуде с приказанием искоренить джунгаров. Началось страшное избиение калмаков без разбора возраста и пола. Около 1 000 000 душ погибло в этой бесчеловечной резне... Жители этой некогда богатой страны были истреблены». От всего народа ойратов уцелела лишь незначительная часть - по данным Л.И. Думана, основывающимся на восточных источниках, - около 20%. Их спасло переселение в Россию, в Нижнее Поволжье (ныне Калмыцкая АССР]. Несколько тысяч ойратов осело в Фергане. Они ассимилировались с местными жителями, сохранив лишь родоплеменное самоназвание «калмак». На севере Кыргызстана появилось новое племя «сарт-калмак» - осколок некогда монолитного народа. Таким образом, несмотря на носившую грабительский характер политику джунгарских феодалов, кыргызский и узбекский народы сумели подняться над жаждой мести за былые феодальные распри и угнетение, приютили несчастных беженцев и оказали им помощь.

Китайские историки еще в 50-х годах нашего времени (Шан Юэ и др.) признавали, что «победа была одержана путем самого безжалостного, почти поголовного истребления населения Джунгарии».







Под предлогом преследования ойратских беженцев цинские отряды предприняли попытку летом 1758 г. перейти из долины р. Или на территорию Северного Кыргызстана. Но здесь они встретили вооруженнное сопротивление местного населения: произошло первое серьезное столкновение кыргызов с китайскими войсками.

Оно не наложило никакого отпечатка на судьбу кыргызского народа - китайские войска здесь не задержались, но в официальных китайских источниках на основании показаний лишь одного пленного тенденциозно было заявлено, будто некоторые кыргызские бии «выразили согласие покориться [Китаю]».

Подобные заявления не имели достаточных оснований. Обратимся к фактам. Осенью 1759 г. (по некоторым источникам, в 1760 г.) после упорной двухлетней борьбы уйгурского народа с маньчжурами представители былой феодально-теократической династии ходжей Бурхан-ад-дин и Хан-Ходжа бежали из Восточного Туркестана в Среднюю Азию. Их бегство китайцы решили было использовать для попытки пройти через кыргызские кочевья к границам Коканда и других среднеазиатских владений, но безуспешно. Кыргызы в это время не были объединены, феодальная родоплеменная раздробленность ослабляла их, но гем не менее они не были и беспомощны - при необходимости и внешней угрозе они способны были дать отпор таким своим соседям, как Коканд и даже Китай.

Характерен следующий пример. Известный сарыбагышский бий Черикчи, чьи посланцы были в 1759 году в Пекине, сам имевший от богдыхана перо и шарик, встретил китайский отряд, появившийся на Иссык-Куле в 1760-м, ружейным огнем.

Следы политической активности кыргызов во второй половине XVIII в.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0