Исключение из партии и арест Ю. Абдрахманова


Исключение из партии и арест Ю. Абдрахманова

Обвинения ЦКК ВКП(б) в отношении Абдрахманова


14 октября ЦКК ВКП(б) исключила Абдрахманова из партии «за непартийное поведение, выразившееся в том, что он под влиянием группы троцкистов, будучи несогласен по многим вопросам с политикой партии и высказывая перед троцкистами свое несогласие, неискренне защищая решения партии, на деле их извращал».

Но принимая во внимание его прежнюю работу я активное участие в гражданской войне, ЦКК сочли возможным вернуться к вопросу о его партийности не ранее, как через год на основании отзыва парторганизации.

Он был направлен на должность заместителя заведующего управлением животноводства Средне-волжского краевого земельного отдела (г. Самара), а с 1935 года на этой же должности работал в Оренбургской области.

В 1934—1937 гг. он четырежды обращался с заявлениями на имя Сталина и дважды в КПК при ЦК ВКП(б) с просьбой о восстановлении в партии.

На свое заявление от 28 марта 1937 года на имя Сталина Ю. Абдрахманов получил ответ о том, что его заявление передано на рассмотрение Оренбургского горкома партии.

Действительно, 2 июня 1937 года его заявление было направлено в Оренбургский горком партии с указанием: «проверить правильность отзывов, выданных Абдрахманову, обсудить вопрос о возможности восстановления его в партии и после этого вернуть в Партколлегию КПК при ЦК ВКП(б) заявление Абдрахманова вместе с вашим решением». 10 июня 1937 года секретарь Оренбургского горкома партии возвращает его заявление с сообщением о том, что «Ю. Абдрахманов арестован как активный участник контрреволюционной алаш-ординской организации.

В отношении дачи ему политической партхарактеристики — привлекаем к партответственности виновных в этом».

Из всего вышеизложенного видно, что до момента ареста Абдрахманова за так называемую «контрреволюционную деятельность» вопрос об его партийности не считался решенным окончательно и допускалась возможность его восстановления в рядах партии.

Испытывал ли Ю. Абдрахманов «влияние группы троцкистов», которое ему инкриминировалось? Внимательный анализ всей суммы документов, доступных нам, показывает другое, а именно, что он по своим убеждениям близок к взглядам той части партийного руководства, которая во главе с Н. И. Бухариным выступала в 20-е и последующие годы против политических импровизаций Сталина в вопросе об экономическом развитии страны. Об этом свидетельствует и его заявление в ЦКК ВКП(б), уже после исключения из партии. Он писал, что в связи с opгвыводами в отношении вождей правой оппозиции появились сомнения насчет правильности линии руководства ЦК в этом вопросе. «Нельзя ли было бороться против оппозиции, разоблачая их принципиальную линию, их практику, в то же время сохраняя у руководства партии тт. Рыкова, Томского и Бухарина, которых я считал крупными работниками партии и ближайшими учениками Ленина. Их я считал более крупными по сравнению со всеми остальным» членами Политбюро, кроме Сталина».




Ю. Абдрахманов, как и другие сторонники Бухарина, Рыкова и Томского, вопреки тогдашнему руководству ЦК, видел путь упрочения союза между рабочим классом и крестьянством на основе нэпа, т. е. при сохранении курса на подъем крестьянского хозяйства, развитие торгово-кредитных форм кооперации и т. д.

Его особенно острая реакция на насилие над дехканством в значительной мере определялась тем, что в условиях некапиталистического пути развития оно задерживало становление социалистического сознания, наносило огромный ущерб хозяйственной основе аила, кишлака и деревни, т. е. той основной массе трудящихся, которые и совершали переход к социализму, минуя длительный и мучительный путь капитализма.

Принципиальные теоретические и тактические установки троцкистов были чужды Ю. Абдрахманову.

Организационно он тоже не был с ними связан. У него не вызывает сомнений сделанный страной гигантский шаг по пути индустриализации, но его угнетает раскулачивание по-сталински, искусственно созданный голод 1932-1933 гг., попрание советской демократии, те огромные жертвы, которыми страна, оплатила не столько индустриализацию, сколько сталински» волюнтаризм. Он не мог примириться с деформациями ленинских принципов партийного и
социалистического строительства.

Постановление о хозяйственном и культурном строительстве и перспективах развития Киргизской АССР

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0