Споры о переселении кыргызов с Енисея на Тянь-Шань


Споры о переселении кыргызов с Енисея на Тянь-Шань

Как кыргызы появились на Тянь-Шане?


Особое место в исследовании памятников устного народного творчества, религии и общественного строя тюркоязычных народов Сибири и Средней Азии занимает академик В. В. Радлов, деятельность которого составила эпоху в истории мировой тюркологии (Кононов, 1972. С. 103). Свои взгляды на историю кыргызов и ценные сведения об их родоплеменном составе он изложил в статье «О киргизах» (Radloff, 1863). Отмечая сходство ряда этнонимов алтайцев и кыргызов, он в то же время сомневался в правдоподобности высказываний некоторых исследователей относительно позднего переселения кыргызов с Енисея и Алтая на Тянь-Шань. В. В. Радлов на основе детального изучения фольклора кыргызов пришел к выводу о том, что если бы кыргызы переселились с Енисе на Тянь-Шань в более позднее время, тогда это событие нашло бы отражение в памятниках устного народного творчества. Исходя из этого тезиса, он предположил, что кыргызы переселились из Минусинской котловины на Тянь-Шань в период возвышения Кыргызского каганата в IX-X вв. или в период монгольского завоевания Средней Азии в XIII в. (Radlqff, 1863).

Значительный вклад в эти вопросы внес выдающийся востоковед В. В. Бартольд, который на основе сопоставительного анализа сведений различных письменных источников написал первую обобщающую историческую работу по политической и этнической истории кыргызов с древнейших времен до конца XIX в. (Бартольд, 1963). В. В. Бартольд также склонялся к версии миграции, связывая сложение этого народа с переселением енисейских кыргызов на Тянь-Шань.

Однако, учитывая противоречивость и фрагментарность сведений письменных источников, он допускал вероятность нескольких этапов передвижения енисейских кыргызов на Тянь-Шань. Первую волну движения на Тянь-Шань он относит к середине IX в. По его мнению, этот процесс связан с преследованием ушедших в Восточный Туркестан уйгуров, и оно произошло через Кульджинский край.

Однако, полемизируя с Н. А. Аристовым, В. В. Бартольд подчеркивает, что сведения «Худуд ал-алам» и «Зайн ал-ахбар» Гардизи настолько подробны, что если бы кыргызы в IX-X вв. компактно проживали в Семиречье, мы непременно имели бы известие об этом. В своей другой работе В. В. Бартольд еще больше акцентирует внимание на кратковременности пребывания кыргызов на Тянь-Шане в IX в. (Бартольд, 1968. С. 72). По его мнению, следующий этап переселения кыргызов на Тянь-Шань может быть связан с движением киданей и монголов на запад, хотя он при этом оговаривается, что прямых свидетельств источников на этот счет не существует. В своей последней работе, посвященной истории кыргызов, В. В. Бартольд особо подчеркивает, что ранее XV в. ни о каком массовом переселении на Тянь-Шань не может быть и речи (Бартольд, 1963). Таким образом, он хотя и допускал вероятность нескольких этапов переселения кыргызов в Семиречье, начиная с IX в., но считал, что только последний массовый этап миграции кыргызских племен в XV в. сыграл решающую роль в формировании этого народа на Тянь-Шане.







А.Н. Бернштам, Э. Маанаев и другие исследователи представляют процесс переселения кыргызских племен с Енисея на Тянь-Шань как перманентное явление и считают, что первая волна миграции кыргызов началась еще а рубеже новой эры в общем потоке движения кочевых племен гуннов на запад (Бернштам, 1955; Маанаев, 1963). Затем, начиная с IX в., этот процесс усиливается и постепенно угасает в монгольскую эпоху. В своих этногенетических конструкциях о происхождении кыргызского народа А.Н. Бернштам, пираясь на гипотезы своих предшественников, выдвинул идею о многоэтапной миграции кыргызских племен из Сибири на Тянь-Шань:
а) в составе гуннов (47 г. до н.э.);
б) в период тюркских каганатов (VI-X вв.); в) на начальном этапе «кыргызского великодержавия» в середине IX в. Но численность кырзских племен на территории Тянь-Шаня даже во времена монгольского завоевания, по его мнению, все же не была достаточной для образования здесь народности (Бернштам, 1956).

Несмотря на приверженность концепции миграции в своих ранних работах, А. Н. Бернштам в конце своей жизни пришел к выводу, что процесс формирования кыргызского народа продолжался и в послемонгольский период, когда в состав племен вошли новые этнические группы. Поэтому только в XVI в., после распада государства Моголистан, по его мнению, завершается процесс сложения этого народа на Тянь-Шане. Исходя из этого, он считал, что «киргизы являются наследниками и преемниками всех культурных достижений своих предшественников на Тянь-Шане, часть которых в качестве компонента вошла в состав современного киргизского народа» (Бернштам, 1959. С. 21, 22). К сожалению, этот важный вывод А.Н. Бернштама остается вне поля зрения многих историков, которые считают его только последовательным сторонником теории миграции.

О. Караев, Ю. Худяков и Т. Чороев придерживаются точки зрения, согласно которой предки современных кыргызов переместились с Енисея на Тянь-Шань в середине IX в., в эпоху «кыргызского великодержавия» (Вопросы этнической истории... 1989. С. 35, 52-54). Эта концепция, сложившаяся еще в XIX в., состоит из трех главных посылов:
а) кыргызский народ сложился в глубокой древности на Енисее, когда в источниках впервые появляется этноназвание «кыргыз»;
б) енисейские кыргызы крепили и развивали свою государственность и в IX в. овладели территорией Центральной Азии, включив ее в состав Кыргызского каганата; в) вскоре после создания каганата значительная часть енисейских кыргызов покинула свою родину по неизвестным причинам и переселилась на Тянь-Шань, и с тех пор проживает на этой территории. Таким образом, эти авторы являются сторонниками полного тождества енисейских и тяньшаньских кыргызов.

История изучения происхождения киргизского народа

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0