Легенда о рождении Манаса


Легенда о рождении Манаса

РОЖДЕНИЕ MAHACA


Такой тяжкой годины давно не знали храбрые кыргызы: государство распалось, великие батыры сложили свои храбрые головы в далеких походах, а от врагов совсем житья не стало. Кытаи и калмаки приходили в кыргызские айылы как господа. Жгли юрты, убивали людей, угоняли скот. Тысячи пленных враги угоняли на чужбину...

Было это более тысячи лет тому назад. На чужбине в горах Алтая жил в то время кыргызский бай Джакып. Он был очень знатного рода и мог без запинки назвать семерых своих предков. Отцом Джакыпа был Ногой, который родился от Кегся, тот звал отцом Тюбся, Тюбся родил Батыр-хан, Батыр-хана -Аланча-хан, отцом Аланча-хана был знаменитый Огуз-хан, а отцом Огуз-хана был легендарный Кара-хан. Вот такие великие предки-отцы были у бая Джакыпа. Они были великими и сильными потому, что в их времена кыргызы были едины, жили в дружбе и давали отпор любому врагу. А во времена Джакыпа все было по-другому. Враги расселили кыргызов в самых жарких пустынях, в самых холодных горах, в самых безводных степях. О каком единстве всего народа могла быть речь; даже сам Джакып-батыр не знал толком, в каких краях живут его родные братья Орозду, Усен и Бай.

Джакыпу еще повезло. В его кочевья редко приходили враги. Он и его жена Чыйырды сумели скопить много золота, серебра, драгоценных камней. Стада и табуны их были несчетны, а пастбища — обильны. Но не было счастья в богатой юрте бая. Джакыпу было уже пятьдесят, а Чыйырды, став старухой, так и не родила ни одного черноглазого сыночка, ни одну длиннокосую доченьку. Нет большего горя и стыда для кочевника, чем бездетность. Даже юнец с едва пробившимся пушком вместо усов, посадив впереди себя на седло своего годовалого первенца, с пренебрежением смотрел на бездетного аксакала. Только Аллах и Умай-эне знали, сколько издевок пришлось проглотить Чыйырды, когда внучки се сверстниц надевали элечеки, а вскоре уже и выносили из юрт на солнышко бешики, в которых таращило глазенки прекрасное, как верблюжонок, но, увы, чужое дитя.

И горько плакал Джакып, проклиная свою судьбу, и молился, и поклонялся святым мазарам, но детей все не было.

Наконец, сжалилось небо над бездетным аксакалом (другие говорят, что над несчастьем всех кыргызов) и послало Джакыпу благую весть. Приснился баю сон, будто в его юрте невесть откуда появился чудо-ястреб с прекрасным опереньем, острым клювом и стальными когтями. Были и другие предзнаменования. Знатоки истолковали их однозначно: старая Чыйырды родит сына-батыра, сына —.грозу для всех врагов, сына, который объединит кыргызский народ.,







Чудо, как и вещало небо, произошло. Старая Чыйырды понесла. Через три месяца она почувствовала отвращение к самой лакомой пище кыргызов. Ей непреодолимо захотелось съесть сердце тигра. Один из табунщиков принес Чыйырды сердце этого самого грозного хищника, который тогда во множестве водился в зарослях камыша в поймах рек. Чыйырды, сварив, тут же съела его.

И вот пришло время родов. Они были очень тяжелыми^ длились восемь дней. Только Умай-эне, добрая покровительница всех матерей, помогла разродиться счастливой мученице. И тогда всё поняли, почему потребовалось вмешательство богини: младенец был необычным. По весу и росту он был с пятнадцатилетнего подростка, по силе — с сорокалетнего мужчину. В каждом кулаке новорожденного было по большому сгустку крови.

(Последняя деталь кыргызского эпоса уводит нас в глубокую древность. Согласно монгольскому преданию, со сгустком крови в кулачке родился великий завоеватель Чингисхан. А у этого ребенка их было два! Судите сами, что это значило).

В момент рождения сына бая Джакыпа не было дома. Он где-то в степи, как заправский ветеринар, принимал роды у приблудившейся кобылицы. Так одновременно с героем родился его богатырский конь Ак-Кула.

Бай узнал о чудесном рождении ребенка и прискакал домой. Вот каким пред ним предстал его сын:

Лоб широкий, клином голова,
Во всем его теле чувствуется мощь.
Горбоносый, ресницы длинны,
Грозный вид, пронзителен взгляд,
Большой рот, под бровями — обрыв,
Челюсти крепкие, подбородок удлинен,
Губы толстые, глаза посажены глубоко -
Вид у него храбреца...."
Вид у него богатыря. Широкая грудь,
Широкоплечий он, стройный стан у него,
Вид суровый, ярость в лице —
Походит он на слона.
Шея тигриная, сильная рука,
Спина мощная, сердце — кремень,
Веки гладкие, звезды — глаза,
Уши волчьи, тигриная грудь.

Таким представлял себе облик самого любимого народного героя один из лучших сказителей эпоса Сагымбай Орозбаков.

Жизнь героя начинается только тогда, когда ему дадут имя, а имя должно быть счастливым. Бай Джакып был прижимистым хозяином, но по такому случаю он устроил неслыханный по расточительности пир. Однако когда отец согласно обычаю обратился к гостям с просьбой дать имя ребенку, те растерялись. Ни одно обычное имя не подходило столь необычному младенцу. Тогда невесть откуда появился святой человек и произнес слово «Манас». С тех пор слово это священно для каждого кыргыза.

Так, если верить манасчи, в мир пришел великий воитель, опора народа, собиратель всех кыргызских земель - Манас Великодушный.

Мифы и легенды

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0