Сказание о Манасе. Великий поход. Победа над Конурбаем. Часть - 1


Сказание о Манасе. Великий поход. Победа над Конурбаем. Часть - 1

Великий поход. Победа над Конурбаем.


Алмамбет и Сыргак, выехав из Бейджина, переправились через реку Сарысуу и повстречали на пути многочисленные косяки конских табунов. Увидев их, они пустили к этим лошадям своего запасного коня Карткюренга для того, чтобы он повел все табуны за собой к войскам Манаса. Алмамбет и Сыргак ударили в барабаны, выстрелили несколько раз из ружей и начали гнать табуны. (58).

Заметив это, китайский табунщик Джаныбай, во главе сорока табунщиков на своем рыжем жеребце напал на Алмамбета и Сыргака.

Алмамбет одним ударом свалил его с коня, а подъехавший Сыргак ударом меча отрубил ему голову. Остальных табунщиков они тоже прикончили и погнали табуны дальше в свою сторону.

Весть об угоне дошла до главного табунщика Карагула. Он догнал Алмамбета и Сыргака в местности Камыштуунунчеле и вступил с ними в бой. Сыргак ударом копья тяжело ранил Карагула, но тот, не взирая на рану, пока Сыргак поворачивал коня, успел ускакать.

Несколько дней гнали они табуны и подошли к переправам через реку Сары-Суу. Жеребец Карткюренг, который вел табуны первым, указывая путь, сам нашел брод в том месте, где раньше переправлялись Алмамбет и Сыргак. За ними поплыли через реку все табуны. Самые отборные скакуны, самые крепкие и сильные из коней переплыли, а слабые и хилые погибли в воде.

Переправившись через реку, двенадцать дней безостановочно гнали они табуны. А в это время раненый Карагул приехал в Бейджин и известил Конурбая об угоне коней. Конурбай послал сказать об этом Кара-хану. Тот приказал Конурбаю, хану Нескара, калмыцкому батыру Джолою и сыну Эсенкана Бёрюкёзу ехать вдогонку, и они выступили в путь с многочисленным войском.

Алмамбет и Сыргак издали заметили приближение китайцев. Алмамбет забеспокоился и сказал:

- Наверное мы здесь погибнем, потому что нет с нами льва Манаса, славных батыров Чубака, Кёкчё, Бакая, Кошоя, Тёштюка.

Сыргак же, желая ободрить его, ответил:

- Если смерть на роду написана, ее не избежишь, можно умереть и лежа в постели. А тут еще посмотрим, кто победит. - И оба они надели боевые доспехи и приготовились к встрече с врагом.

Первым нагнал их Конурбай. Он налетел на них, как гроза. От его сурового и страшного вида у Алмамбета волосы встали дыбом. Но все же он не растерялся до конца и сказал Сыргаку:

- Продолжай гнать лошадей, а я один расправлюсь с врагами!

Конурбай, увидев перед собой Алмамбета, попробовал хитростью одолеть его и начал заманивать его в песчаную пустыню. Алмамбет догнал его и ударил один раз копьем так, что тот чуть не свалился с коня, но потом все таки успел спастись. Местность была - сыпучие пески, а конь Алмамбета Сарала утомился от долгого пути. Заметив, что Сарала вязнет в песке, Конурбай повернул обратно и ударил копьем Алмамбета. Алмамбет еле удержался на коне и постарался скорее ускакать к Сыргаку.

Пока Алмамбет скакал назад, Сыргак наблюдал за ними издали. Заметив, что Конурбай гонится за Алмамбетом на своем вороном крылатом коне, он спрятался в засаду и, когда Конурбай подъехал к нему, внезапно выскочил из засады и ударил его пикой. У Конурбая оказалось перебитыми два ребра, и он, тяжело раненый, поскакал назад.

Вернувшись к своему войску, Конурбай сказал:

- Страшный батыр - Сыргак, он еще сильнее, чем сам Манас, он хитрее, чем сам Манас. С одного удара он меня чуть не погубил, из моих глаз посыпались искры.

После этого вместе со своим войском они снова поскакали вдогонку. Начались кровопролитные бои. Алмамбет и Сыргак по очереди сражались, отражая натиск китайцев, и гнали табун Конурбая все дальше и дальше навстречу Манасу. Все новые и новые силы прибывали к китайцам. Алмамбет и Сыргак в непрестанных боях стали чувствовать усталость, и кони их тоже утомились.

В то время, как Алмамбет сражался с семью китайскими батырами, Конурбай сбоку ударил его копьем и свалил на землю, а сам попытался поймать его коня Саралу. Но конь Алмамбета ускакал от врага. Алмамбет же старался убежать, отстреливаясь из ружья и нанося удары мечом тем, кто приближался к нему. Конурбай хотел захватить его в плен живого. Два китайца Кутганали, по прозвищу Железные уши, и Китенали, по прозвищу Железный пуп, уже собрались набросить Алмамбету аркан на шею, но в это время на помощь ему прискакал Сыргак. Перебив окружавших его китайцев, он схватил Алмамбета, поднял его с земли, посадил на своего коня и умчался с ним. Проехав несколько холмов, они заметили Саралу, который пасся на лугу. Увидев их, он сам подбежал к ним, и Алмамбет снова сел на него.

Китайцы между тем опять настигли батыров. Алмамбет, схватившись с Конурбаем, свалил его с коня, а Сыргак хотел отрубить ему голову. Но Конурбая успел спасти китайский батыр Джёкюлюк, посадив его на своего коня.

Пока они сражались, Манас, находившийся на Талчоку, увидев странный сон. Он проснулся в смятении, разбудив Чубака и сказал ему:

- Наверно, китайцы окружили Алмамбета и Сыргака. Если мы не поспешим им на помощь и не выручим их из беды, они погибнут, а китайцы прогонят нас до самого Таласа.






Они решили ехать им на помощь, и, сев на коней, спустились с горы Талчоку. Оттуда уже издали они увидели, что Карткюренг ведет за собой в их сторону многочисленный конский табун. Заметив Манаса, Карткюренг заржал от радости и помчался к нему. Он думал, что Манас сядет на него, и тогда он будет верно служить ему, как Аккула, чтобы преследовать Конурбая. Подбежав к Манасу, конь стал обнюхивать его. Но Манас не понял и оттолкнул коня рукой. Тогда Карткюренг помчался дальше к войску Манаса, ища своего хозяина Аджибая и бросил следовавший за ним табун.

За табуном двигалось китайское войско. Манас и Чубак бросились с ним в бой. Чубак вступил в единоборство с Джолоем. В это время сбоку наскочил калмыкский батыр Ушан и одним ударом сшиб Чубака с коня. Чубак встал, но долго не мог сесть на своего Коктеке, который крутился и прыгал.

В это время, мчавшийся впереди китайского войска, батыр Джолой на своем коне Ачбуудане решил преградить путь конским табунам. Увидев его, Чубак спрятался посреди табуна, пригнувшись к луку своего седла, чтобы его не было видно. Когда же Джолой начал гнать коней обратно, Чубак незаметно подъехал к нему и хотел пронзить его кинжалом. Но сзади подскочил к нему балбан Ушантоо и пригнул Чубака вниз головой. Заметив это, Алмамбет, как ветер, метнулся к ним. Стегая камчой Саралу и слева и справа по крупу, он сбил Ушана, и тот от толчка слетел с коня и ткнулся головой в землю.

Когда Алмамбет повернул коня, то увидел, что горячий скакун Коктеке играет, кружась на одном месте, а Чубак, склонившись на бок, растерялся, никак не может поймать повод и волочится сбоку, Алма подскочил к нему:

- Что с тобой, Чубак? - сказал он,
Куда девалось твое молодчество?
Ведь нас окружил неприятель со всех сторон!
Сзади подскакал к нему Алма.
За золотой пояс и верблюжий поясок
Сильным рывком схватил
Чубака, сына Акбалты,
Лев Алма, твой султан,
И посадил его на коня.

Бой продолжался. Сыргак поскакал к войску Манаса. В это время Бакай сидел на холме и смотрел в подзорную трубу в сторону, куда уехал Манас. Увидел он скачущего Сыргака, который не замечая его, ехал дальше. Бакай остановил его, закричал ему. Увидев Бакая, Сыргак не мог ничего сказать, кроме слов: "Аба, аба, аба!" Он был весь в пыли и забрызган грязью.

Когда все кыргызское войско подошло, Манас сел на своего Аккулу и облачился в свои доспехи. Крепки были боевые доспехи Манаса, они делали его почти неуязвимым для оружия врага.

Если, заблудившись в безлунную ночь,
Будешь искать дорогу в темноте,
То от светящихся кончиков его ушей
Дорога не потеряется, но будет видна, -
Таков достойный великан Аккула,
Конь, на котором восседает канкор Манас.
Издавна служила ему узорная сырнайза,
Которую батыр надевал на плечо,
Для нее был выбран крепчайший желтый камыш,
Камыш погрузили на желтого верблюда.

Самый искусный мастер изготовил древко найзы,
Древко плотно заделали жилами,
А потом замазали липким клеем.
Удивлялся каждый и не мог разгадать,
Что это за древко такое твердое?
Из камыша, клея и жил изготовлена найза,
А сверху покрыта такими узорами!
Посмотрите вы на ловкость Манаса,
Как вонзает эту найзу он в тело врага!
Каков бы ни был человек -
Обязательно будет сшиблен с коня.
Если же он выдернет найзу обратно,
То рана еще расширится,
И сопротивляющийся враг будет заколот.
У врага, который пытался схватить Манаса,
Отлетали все пять пальцев.
Привязь для подвески найзы
Вся кругом расшита узорами.
Середину ее Каныкей
Вышила десятью золотыми полумесяцами.
Узорной найзой со стальным острием
Богатырски потрясает Манас.
Одного угля на обработку найзы ушло столько.
Что были уничтожены огромные леса.
Только для мехов горна при обработке меча
Были заколоты целые стада быков.
Кузнец Каратаз
Положил на него всю силу своих могучих рук (59).
Когда клинок в первый раз погрузили в воду для закалки,
Высохли воды студеного источника.

Не выдержав такого напряжения
Измотались сорок шесть молотобойцев.
Искусный мастер из Мисра
Целую зиму и лето вытачивал клинок.
Лезвие он сделал выгнутым,
А потом закалил его
В ядовитом озере города Рум.
Если выхватишь его из ножен ночью.
То клинок сверкает, как раскаленный уголь.
В день битвы он удлиняется до призрачных размеров (60).
В тумане и парах воздуха
Закален клинок три раза волшебным искусством.
Три месяца был клинок погружен
В ядовитую слюну аджидара.
Если стукнешь о гору клинком - рассечется камень. (61)
Если замахнешься на врага - слетит голова его.
Если положишь его на траву - вспыхнет пожар.
Всякий, на кого устремляется клинок, падает замертво.
Выхватив клинок из ножен,
Пришпорив Аккулу,
Помчался Манас на китайцев.

Сказание о Манасе. Великий поход. Рассказ Алмамбета

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0