Сказание о Манасе. Алманбет в стане Манаса


Сказание о Манасе. Алманбет в стане Манаса

БОГАТЫРЬ АЛМАНБЕТ В СТАНЕ МАНАСА


В стане Караборка с железными воротами, подстелив под себя несколько слоев одеял, подложив под голову несколько пуховых подушек, раскинув руки и ноги, сладко спал богатырь Манас – и видел сон.

Снилось ему, что, едучи по предгорной тропе, нашел он меч в ножнах с золотым наконечником, и меч тот был длиною в три-четыре аршина, с медной рукоятью и ровным предрукоятником, с изогнутым клинком и острейшим лезвием. Решил он проверить меч, взмахнул изо всех сил и рассек огромный, с коровью спину, черный камень, лежавший на обочине, так, что лезвие вонзилось в землю. Обрадовался находке Манас, препоясал меч и двинулся дальше. В пути меч его превратился в тигра и далее следовал за ним как попутчик. Когда тигр рычал, все вокруг вздрагивали, звери, встречавшиеся в пути, дрожали от страха и не могли найти себе места, ноги их подгибались, и они преклоняли головы пред ним. Затем белый ястреб с серебряными крыльями обернулся тетеревятником и устремился ввысь. Клекот его странным образом отдавался эхом – так, что все пернатые в небесах теряли голову, не могли больше махать крыльями и с шумом падали под ноги отважному Манасу, ползали пред ним, моля о пощаде.

Ястреб, с головы до кончиков перьев сверкающий белизной, с пухом чистым, как у лебедя, с видом грозным, как у птицы-великана, с клекотом, отличным от других птиц и наводящим ужас, опустился на руку Манаса.

Манас очнулся ото сна, задумался о привидевшемся и с добрыми мыслями поднялся с постели. Он понял, что это был не простой сон, а вещий, и оповестил весь кыргызский народ об увиденном, и попросил растолковать этот сон.

Он направил во все концы света шестьдесят гонцов, чтобы через сорок дней созвать гостей. Гонцы постарались, оповестили всех, кого было нужно, гости засобирались и с радостным настроением согласились приехать к Манасу.

Но народ удивлялся: "С чего это вдруг пиршество? Вроде жена его еще не родила ему сына…" Сорок дней шло приготовление к пиру: готовили скакунов к скачкам, собирали молодежь в ярких одеждах, в мехах бродил кумыс, товары отправили на летовье.

Пришло время пиршества, и стали прибывать со всех концов земли правители и князья, размахивая булавами, шли силачи, шли предводители разных народов, шли все соседние племена.

Начался пир, и он сопровождался различными представлениями. Все скакуны на состязании помчались в сторону Коканда, чтобы завоевать награду в триста лошадей и тысячу овец. Конь Багыша Суркийик – выдающийся был скакун, вот и вышел он вперед, одержал победу, но награду хозяин скакуна Багыш вернул назад, сказав: "Ведь мы свои, пусть награды получают гости". Кыргызы, казахи и кипчаки вместе потчевали гостей, угощали медом-сахаром, кормили конской колбасой и подгривным жиром, предлагали разные виды масла, поили вдоволь черным чаем.

Когда гости разъехались, в белой юрте Караборка собрались хозяева и Кыргыл с Бакаем во главе, сидели они за скатертью с разными яствами, ели брюшной жир с прямой кишкой, пили кумыс с медом и беседовали. Когда же закончили обсуждать, Манас так повел свою речь:

– Дорогие мои мудрецы, провидцы и ясновидящие, давеча я видел сон, растолкуйте мне его. Ехал я во сне на своем коне Аккула, одет был в Аккубе, двигался медленно. На предгорной тропе нашел я золотой меч, решил проверить его, взмахнул и рассек огромный камень. Обрадовался я находке и продолжил свой путь. Вдруг чувствую что-то у меня на плече, гляжу – меч мой удлинился и свисает до земли. Неожиданно конец меча обернулся тигром, стал мне другом и следовал за мной. Затем поднялся я на пригорок в пути. Тигр же посмотрел на восток, посмотрел на запад, зарычал. Тут собрались все звери и поклонились нам. Я отпустил их всех добром, тогда тигр мой обернулся белым ястребом. Тогда прилетели к нам все птицы и тоже поклонились нам. Радостью весь переполненный проснулся утром я, растолкуйте мне, что все это значит, милые мои друзья.

Долго думали мудрецы, не знали, как растолковать. Через некоторое время мудрец Аджибай попытался что-то сказать:

– Богатырь Манас, я, кажется, понял суть, только если расскажу его, ты уж не обессудь. Ваши дела пойдут хорошо: вы разгромите всех врагов. У китайского народа некогда родился сын, прадед его был Чылаба, дед – Солобо, а отец его Азиз-хан. Самого же юношу зовут Алманбет, хан Кокчо с позором выгнал его, но мы знаем, что это был навет. Юноша тот отважен и мужествен, мудр и честен, справедлив и добродушен. Тогда меч твой во сне – это Алманбет придет к тебе, а все птицы на небе и звери на земле – это народы подчинились тебе. Значит, скоро у тебя будет друг Алманбет, ты его хорошо приветь.

И Аджибай после этих слов благословил Манаса, а остальной люд громкими возгласами радости приветствовал героя. Обрадованный Манас выразил благодарность свою:

– Дорогой мой мудрец, вы всегда были для меня самым лучшим советчиком. Примите от меня эти дары и оставайтесь моим советником.

И он накинул на плечи Аджибая дорогой халат; это громко одобрил бай Джакып, и возрадовался весь народ.

Единственный сын Азиз-хана Алманбет, униженный и оскорбленный, погруженный в горестные раздумья, плелся по пустынной степи.

Разные мысли терзали его, мучили и не давали покоя: он и смерти просил уже, и подумывал даже покончить собой.

Один-одинешенек был он на всем белом свете: ни родни, чтобы заступиться за него, ни друзей, чтобы посоветоваться с ними, ни любимой, чтобы утешить его.

Душа его болела, страдала, и взял он направление на юг. Плелся он по берегу прозрачной реки, где обитало несметное множество птиц: аисты, цапли и чибисы; была там и пискливая пигалица, хозяйка болотистых мест. И без того измученная душа Алманбета не выдержала писка, и богатырь раздраженно обратился к пигалице со словами:

– Чего распелась ты, дурная птица? Иль тоже решила мне докучать? Иль тоже, как все остальные, станешь в безродности меня упрекать? Да, я один, как перст, на белом свете, и некому меня даже схоронить. Да, я одинок, и даже родственников нету, и некому меня в черну землю положить. Не свищи, птичка маленькая, ты душу мне не трави, не упрекай, как сын Айдаркана Кокчо, а не то – стрелу вот получи.






Злой и раздраженный Алманбет достал лук, натянул тетиву и выстрелил в птицу, та упала ему прямо под ноги. Взял Алманбет полуживую птичку на руки, увидел печальные глаза ее и сжалился над ней.

– Ведь говорил же я тебе, не трави ты душу мне. Лучше лети к своим птенцам, да схоронись ты по лесам, – и он, достав черную мазь, смазал крылья ей, перевязал их красной ленточкой да отпустил на волю.

Увлекшись этим занятием, Алманбет не заметил даже, как неподалеку за ним наблюдал сам Манас. Тот смотрел на каждое его движение да удивлялся: "Что за странный человек, не видал таких я век?"

Все в нем было странно: и одежда, и кушак, и каждый выверенный шаг, и облик странный, и томный взгляд, странным было все подряд. Уж не Алманбет ли он, как нынче предсказывал мне сон?

И Манас заторопился к друзьям, чтобы оповестить их о госте сам:

– Послушайте, друзья, радостная весть! Прошу вас странника мне одного привесть, того, который бродит на берегу, скажите ему, что его давно уже жду. Притворитесь сначала вы разбойниками, нападите из засады, свяжите его, посмотрим, испугается ли он. Затем извинитесь, попросите прощенья, развеселите его душу, которая, видел, тоскует, и ведите его ко мне.

Пять богатырей, получив приказ от Манаса, все сделали, как он велел. Когда приблизились к синему шатру с четырьмя макушками, их встретили все: и стар, и млад, а с ними сам Манас. Первые слова приветствия произнес Аджибай, он и упредил горделивые действия Алманбета, пытавшегося приветствовать Манаса, восседая на коне:

– Уважаемый вы наш гость, добро пожаловать к нам! Мы знаем, вы благородного рода, и поклоны отвесим вам. Но наш Манас – правитель он в здешних местах, поэтому к нему не стоит идти впопыхах. Сойдите с коня, как подобает пред царем, отвесьте поклон в знак уважения при нем, как мудрый человек, представьте себя, и будьте желанным гостем, чувствуйте, как дома у себя!

Услышав эти слова Аджибая, Алманбет понял, что все-таки он уже не царь. Он прошел в синий шатер, приветствовал всех и сел не где-нибудь, а сразу меж Манасом и Бакаем.

Манас сразу заприметил хмурое лицо Алманбета и велел подавать угощение. Малик налил кумыса с медом и подал его гостю, тот взял чашу двумя руками и преподнес его Бакаю:

– Угощайтесь, почтенный!

Бакай только испробовал из рук Алманбета кумыс и снова вернул его гостю.

– Спасибо, я уже испробовал.

Из чаши же по второму кругу Алманбет пил не спеша, мелкими глотками. Когда он был уже сыт, Манас по обычаю стал расспрашивать его:

– Да будет славным ваш путь, богатырь. По одежде, я вижу, что вы из Китая. Кто вы? И почему вы так грустны?

Все рассказал начистоту Алманбет и прослезился, вспомнив про свою бесприютную жизнь. Уловив настроение Алманбета, Манас обратился к своим:

– Слушайте, дорогие мои сородичи! Высокогорное Ала-Тоо – кто только его не пересекал. На этот раз ко мне прибыл сам китайский принц, это для нас огромный почет и уважение. Сам бог послал нам такого гостя. Преподнесите ему самый лучший халат, подарите ему самого лучшего скакуна, вручите ему мое лучшее ружье Аккелте, мое лучшее копье Сырнайза и мой лучший меч Акалбарс. Это мой знак уважения китайскому народу в лице принца Алманбета.

Сородичи так и поступили: они встретили Алманбета по всем правилам гостеприимства. Люди удивлялись, почему Манас слишком щедро одаривает чужеземца. Столько злата-серебра, столько скакунов быстроногих, столько дорогих халатов из парчи и шелка львоподобный Манас еще никому не дарил. Шепот прошел по толпам людей – люди удивлялись такой щедрости своего правителя.

Наконец вежливый и учтивый, велеречивый, но справедливый Серек встал с места и произнес:

– Богатством-то одарили, мой повелитель, но как же наши церемонии? Или же мы оставим без внимания прибытие такого богатыря, как Алманбет?

– Ты прав, мой Серек! – радостно рассмеялся Манас. – Ты тоже иногда оказываешься полезным своей мудростью. Действительно, как мы можем не отметить такое событие скачками в честь столь славного богатыря, как Алманбет?

В тот же день устроили скачки в честь гостя. Алманбет оставил себе Аккулу, а Саралу позволил включить в состязание. К вечеру кони вернулись к финишу, и впереди был Сарала. Люди радовались такому завершению и громко выкликали имя Алманбета. Семь воинов обслуживали его, то подсаживая на скакуна, то помогая ему сойти на землю. В честь отважного Алманбета витязи пиршествовали два дня и две ночи, а на третий день Манас сказал:

– Дорогой богатырь Алманбет! Ты долгожданный наш гость и брат, весь народ наш за тебя рад. Мы готовы тебя принять к себе, но если хочешь уйти, не перечим тебе. Решай, остаться али нет, пред тобою весь белый свет: коль уедешь, все дары возьми с собой, а останешься с нами, то мы навеки с тобой. Правду честно доложи и вот что нам ты скажи: привечать ли тебя как гостя желанного или же почитать как брата названного?

Узнав, что Алманбет намерен остаться среди кыргызов, обрадовались люди и послали гонцов к отцу Манаса в летовье Бел-Саз близ Самарканда, чтобы оповестить его о названном брате сына.

Обрадованный сообщением Джакып засобирался к сыну, чтобы разделить его радость. От обретения названного сына у Джакыпа по щекам поползли слезы, а у жены его Чыйырды груди налились молоком, как будто она только что родила еще одного сына.

Сам же Манас в честь братания подарил Алманбету пятьсот голов крупного и тысячи голов мелкого скота, восемьдесят кобыл, зарезал множество овец и справил пиршество вновь.

Затем Алманбет вернул Манасу Акулу со словами:

– Дорогой мой брат Манас! Я видел безмерную щедрость твою, и вот скакуна твоего я верну. Мне хватит и остальных, что подарил ты мне, а ты должен остаться на боевом своем коне, тебе, наверное, он верно служил, были вместе вы и в бою и в огне. Я не хочу вас с конем разлучать, не прими за обиду и позволь мне отдать, Аккулу вновь прими, славный брат мой, к себе, мой же конь боевой остается при мне.

Люди еще раз убедились в мудрости Алманбета, они благословили двух братьев, двух друзей и вышли из юрты.

Скакуны из Самарканда скоро прибыли, победившие получили дары, и все гости, довольные, разошлись по домам.

Сказание о Манасе. Алманбет приходит к Кокчо. Часть 2

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0