Эпос "Манас". Назначение Алманбета главнокомандующим


Эпос "Манас". Назначение Алманбета главнокомандующим

Назначение Алманбета главнокомандующим


В долине речки Сары-Тал
В поход идущие бойцы
Устроили большой привал.
Воткнули копья в мягкий грунт,
Мечи забросили в кусты,
Коней угнали, чтоб пасти.
Одни, спасаясь от жары,
В реке купались голышом,
Другие спали под шатром.
По кругу вытоптав траву,
Устроили игру в ордо.
Назначив крупную байгу,
Играли здесь в тогуз-коргол.
Как будто тысячная рать
Отправилась в большой поход
Поесть, поспать и поиграть!
Увидев это, Алманбет
Во гневе был и разъярен,
И тут же прибыл в ханский стан.
— Прости меня, великий хан!
Пора сворачивать с пути!
С такой разнузданной толпой
Нам до Бейжина не дойти.
Со стадом диким вот таким
Мы никогда не победим!
А если выступим, никто
Там не останется живым!
В поход я с вами не пойду!
Такую дикую орду
На гибель я не поведу!
И сорок воинов-верзил,
А с ними сам старик Кыргыл,
Не смея ничего сказать,
Стояли, опустив глаза
(Видать, горели от стыда).
— Ты прав, мой храбрый Алманбет!
В войсках у нас порядка нет.
В походе на Большой Китай
Следить за войском, управлять
В пути обязан был Бакай.

А коли власть не смог он взять,
То, знать, состарился наш брат.
Отныне ханом боевым
В пути пусть будет Алманбет!
Езжайте к дядюшке сейчас
И сообщите мой приказ! —
Решительно сказал Манас.
И тут же Ажибай, Серек
Поехали к Бакаю в стан.
Чтоб пожилого абаке
Известием не огорчать,
Не знали, как, с чего начать.
Заметив это, хан Бакай
Сказал: — Я вижу, оба вы
Пришли о чем-то сообщить.
Боитесь, если весть дурна,
Велю вам головы срубить.
Не бойтесь, выслушаю вас.
Что повелел мне хан Манас?
Набрался духу Ажибай:
— Простите, дядюшка Бакай.
Когда мы двинулись в поход,
Вы были ханом боевым.
Теперь всю войсковую власть
Алме решил он передать…
Здесь рассмеялся эр-Бакай:
— Пока я дожил до седин,
Какой ни занимал я чин!
И ханом был, и тор-ага,
Но, как вы видите, друзья,
На лбу не выросли рога!
Эр-Алманбета я ценю
Повыше хана самого.
Умен, хитер, отважен, смел,
Большой знаток военных дел.
И это знает эр-Манас.
Отдал разумный он приказ!
Как только Ажибай, Серек
Слова Бакая донесли,
Горластый воин Ырчы уул
Войскам немедля сообщил,
Что к Алманбету одному
Вся власть над войском перешла,
Чтоб подчинялись все ему
В тылу, в походе и в бою.
А если кто-то возразит,
С плеч голова его слетит!
Добившись власти, Алманбет
Не медля обошел войска,
Людей в строю пересчитал,
Чтоб строгим был в пути учет,
Назначить старших приказал.
В десятке старший — он баши,
У сотни старший — жуз баши,
У тыщи старший — мин баши.
И всем он строго наказал,
Считать состав свой по утрам,
Ну, а потом по вечерам.
И если будет недочет,
Башку немедля отсечет.
И каждый воин должен знать —
В пути не будем отдыхать,
Пока до цели не дойдем!
В порядке строгом и в строю
Войска вновь двинулись вперед
Через леса, поля, луга.
Переходили реки вброд,
Короткий делали ночлег —
И так примерно сорок дней,
Не зная отдыха и сна,
Вся армия кыргызов шла.
Главарь дружинников — Кыргыл
В пути совсем уж занемог:
Натер мозоли между ног,
Сидя без отдыха в седле,
Натер он задницу до дыр.
Превозмогая боль и зуд,
Сказал десятнику Бозуул:
— Я ехать дальше не могу.
Наш хан Манас совсем сдурел —
Всю власть китайцу передал.
Он хочет загубить людей,
Загнать в дороге лошадей.
Боюсь, что я в пути умру.
В поход я дальше не пойду!
Живым хочу вернуться в тыл! —
Стонал в бессилии Кыргыл.
И тут ответил он баши
Бозуул во гневе старику:
— Когда всех брали на учет,
Ты был в десятке, старый черт!
Когда Алма нас перечтет,
Тебя не хватит одного.
Башка чтоб не пошла в расход,
Я Алманбету доложу,
Что ты, Кыргыл, в пути подох!
Главарь дружины боевой,
Кыргыл в боях был закален,
И наглой грубостью такой
Был старый воин оскорблен.
И сам пошел к Манасу он.
— Ты сам водил в походы нас!
Теперь я не пойму, Манас,
Кто нас ведет на этот раз?
И почему кыргызов в бой
Ведет китаец на Китай?
Ответ разумный людям дай!
Народ устал и изнурен.
Голодны кони, нужен корм,
И кровь сочится под седлом.
Мы все в дороге перемрем —
И до Бейжина не дойдем!
А может быть, китаец твой
Решил в пути нас загубить?
Измучился вконец народ —
В поход он дальше не пойдет!
Меня просили: — Передай,
Пусть будет проклят ваш Китай!
Послушав старого бойца,
Манас прошелся по войскам
И Алманбету приказал
Дать людям отдых и привал.
Но прежде повелел Манас
Людей в строю пересчитать,
И там, где будет недочет,
Башку от тела отсекать.
И перед ним войска прошли:
В составе полном он баши,
И жуз баши, и мин баши —
Все триста тысяч человек!
Но тут беда одна стряслась:
В десятке, где был сам Манас,
А он баши был Тазбаймат,
Как ни считали, не могли
Десятого бойца найти!
И Алмабет тогда сказал:
— Выходит, трус один сбежал.
А ты, плешивый Тазбаймат,
Подкуплен был или проспал!
Снесите голову ему! —
Алма во гневе приказал.
И мигом шестеро чоро
Баймата к плахе повели,
Чтобы плешивую башку
Секирой мигом отрубить,
И приготовили ведро,
Чтоб кровь бедняги тут же слить.
— Постойте! — заорал Серек. —
А может, Тазбаймат-дебил
Манаса в список не включил?
Решил, что хан не человек!
— Ты мой батыр! Я твой желдет.
Меня в твоей десятке нет!
Выходит, ты меня, нахал,
За человека не считал?!
Зачем ты, добрый мой Серек,
От смерти Тазбаймата спас! —
Смеялся громче всех Манас.
Добро на отдых получив,
Упали наземь все бойцы.
В пути измученных коней
Пустили по лугам пастись.
Зарезав жирных кобылиц,
Устроили привальный той.
Лечили тех, кто занемог,
И спали крепко под луной,
Как говорят, без задних ног.
А на заре хан Алманбет
Пришел к Манасу на совет.
— Мой хан, докладываю вам,
Вот, наконец, мы подошли
К китайским землям, городам.
И чтоб подходы разузнать,
Послать разведку надо нам.
— Кыргыз не знает этот край —
Ты должен сам идти в Китай! —
Ему ответил хан Манас.
— Готов я выполнить приказ,
Но об одном прошу я вас:
Чтоб не было сомнений вдруг,
В разведку пусть пойдет со мной
Надежный, преданный мне друг,
Чоро ваш самый молодой,
Не раз испытанный в боях, —
Бесстрашный, доблестный Сыргак.
В Китае будет нужен нам
Конь Ажибая Карткурон,
Надежный жеребец-вожак,
Он может пригодиться там, —
Сказал Манасу Алманбет.
— Готовьтесь, пусть с тобой идет
В разведку доблестный Сыргак.
Узнаете вы по пути,
Как нам к Бейжину подойти,
Как укрепил свой город враг.
Желаю соколам моим
Вернуться в целости живым! —
Благословил батыр Манас.
И вскоре Алманбет, Сыргак
Никем не веданной тропой,
На поводу ведя с собой
Коня по кличке Карткурон,
Ушли в разведку за кордон.






Эпос "Манас". Великий поход на Китай. Часть - 2

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0