Семетей. Детство и юные годы Семетея. Бегство Каныкей в Бухару. Часть - 2


Семетей. Детство и юные годы Семетея. Бегство Каныкей в Бухару. Часть - 2

Бегство Каныкей в Бухару. Часть - 2


Прошел день, потом другой после отъезда Бакая, Каныкей не могла спокойно оставаться на месте и решила снова двинуться в путь. Долго шли они, наконец подошли к священному месту, именуемому Байтерек. Там обе беглянки крепко уснули, положив между собой Семетея.

В то время, когда они спали, к ним подошла самка белого архара. Увидев Семетея, она стукнула копытом о его колыбель. Мальчик от этого проснулся, выполз из колыбели, пополз за ней и стал сосать ее молоко.

Каныкей в это время проснулась и пришла в ужас, увидев, что Семетей исчез.

"Неужели, пока мы спали, дракон или черная птица Алп-Каракуш прилетела и унесла его?" - подумала она и разбудила Чийырды. Они стали вдвоем искать мальчика, но нигде его не находили. В страшном горе Каныкей уже готова была убить себя.

- Подожди, дитя мое, - сказала ей Чийырды, - его отец, лев Манас, когда был ребенком, тоже исчезал с моих глаз, поэтому успокойся, он еще найдется, давай поищем его.

Через некоторое время стала заниматься заря. Каныкей посмотрела по сторонам и вдруг увидела неподалеку, как самка белого архара кормит Семетея. Когда она побежала туда, самка архара сразу исчезла.

В радости схватила она ребенка, и они снова двинулись в путь.

В это время Бакай, захватив с собой коней Тайтору и Ачбуудана и навьючив на них запас пищи, подъехал к той пещере, где оставил бедняков. Увидев, что там никого нет, он стал горевать, думая, что с ними случилось что-нибудь недоброе. Долго он разыскивал их и, наконец, нашел их следы, поехал по ним и догнал их.

- Дитя мое, - обратился он к Каныкей, - нет у меня для тебя большой помощи, а вот, что есть - возьми. Вырасти и воспитай оставшегося от льва сироту, а когда ему исполнится двенадцать лет, пошли его в Талас.

Сказав так, он простился с ними и уехал обратно, а Каныкей села на коня Тайтору, взяла на руки Семетея и в сопровождении Чийырды двинулась в далекий путь.

Много дней и ночей ехали они через безлюдную степь, скрываясь от людских взоров. Странствуя без остановки, они сильно утомились и решили сделать привал в густом лесу. Привязали лошадей к деревьям, а сами легли спать.

Когда стало светать, Каныкей проснулась, пустила лошадей пастись, а сама стала осматриваться по сторонам.
Недалеко за лесом виднелся город Коканд. Когда она увидела его, у нее от страха сильно забилось сердце, так как она вспомнила, что когда Манас был жив, он враждовал с кокандцами.

- Если они узнают, что я здесь, беспомощной беглянкой, они растерзают

Семетея, как козленка на козлодраньи, - подумала она и решив, что дальше оставаться на этом месте опасно, не теряя времени, поехала дальше.

Проехав так еще некоторое время, они достигли границы владений отца Каныкей - Темир-хана. Увидев места, где она родилась и выросла, Каныкей вспомнила все пережитое в девушках, повернула лошадь, остановилась и, обратившись к Чийырды, сказала:
- Вот то озеро называлось Кенкольчук, вокруг него был сад. Отец мой для меня построил там дворец и поставил золотой трон. С молодыми женщинами и девушками я часто приезжала сюда из Бухары повеселиться и провести время. Мне бы хотелось сейчас взглянуть на это озеро.

Чийырды согласилась, и обе поехали к озеру.

Подъехав ближе, они увидели, что озеро высохло, деревья в саду тоже посохли, дворец и строения разрушились, а от золотого трона и следов не осталось. Увидев все это, Каныкей изменилась в лице и, обратившись к Чийырды, сказала ей:

- Милая матушка, вода в озере высохла, деревья погибли, а строения обрушились. Это нехорошая примета. Отгадай скорее, почему в дни постигшего нас несчастья и воды для питья в озере не стало?

Сказав это, она слезла с лошади и в беспамятстве упала на землю. Чийырды осмотрела окрестности озера, подумала, подняла голову Каныкей и сказала:

- Дитя мое, не огорчайся и не убивайся, достоин презрения этот лживый мир, кто может в нем спастись? Через него прошли многие пророки, прошли многие народы, много-много храбрых батыров прошло. Мастер не делает того, что не ломается, бессмертного бог еще не сотворил. Я тебе так растолкую то, что ты видишь. Высохшее озеро - это смерть Манаса. Засохшие чинары – это Абыке с Кёбёшем, разграбившие и поделившие наше имущество. Они опозорили тебя и заставили скитаться, как бездомную собаку. Но знай дитя, что это не простое озеро, оно таит в себе чудо. Вот посредине, взгляни, видишь - там, где должен был бы быть родник, большой черный холмик земли.




Подойди и проколи его копьем. Если из-под земли пойдет вода, значит нас бог спасет; ели же воды не покажется, значит бог нас наказал, и мы тогда, не отставая от Манаса, должны проститься с этим миром.

Каныкей быстро вскочила, совершила омовение и, призвав дух Манаса, воткнула копье в землю. И вдруг свершилось чудо. Озеро быстро наполнилось водой, и деревья вновь зазеленели.

Счастливые тем, что загаданное ими исполнилось, беглянки, возложив пояса на свои шеи, со слезами радости сказали:

- Это нам указание, что Семетей благополучно вырастет и будет храбрее своего отца - Манаса. Он отомстит за все обиды и оскорбления, нанесенные нам Абыке и Кёбёшем.

После этого, разостлав седельные потники, Чийырды и Каныкей положили Семетея между собой и легли спать под чинарой.

Пусть они пока спят около озерка Кенкольчук, а мы в это время расскажем про отца Каныкей - Темир-хана.

Было у него тринадцать дочерей. Каныкей была самой младшей из них, и отец любил ее больше своей души. Последним родился у него сын, которому он дал имя Исмаил.

Исмаил в двадцать пять лет стал ханом вместе со своим отцом. Приняв бразды правления, он твердо стал править своим народом.

В один прекрасный день Исмаил, взяв с собой семьдесят богатырей, с гончими собаками и ловчими птицами выехал из Бухары на охоту в поле. Охотясь с соколом, он остановил свой взор на озерке Кенкольчук и, подозвав к себе своих джигитов, сказал:
- Из этого озерка вода не вытекает и деревья вокруг него стали сохнуть. Это озерко моей сестры Каныкей! Тут стоял дворец, а в нем - золотой трон, устроенный для моей любимой сестры.

Подъехав ближе, он удивился тому, что из озерка вновь стала выходить вода и сады зазеленели.

- Мой зять, лев Манас, - сказал Исмаил, - был в Бейджине и воевал с китайцами. Потеряв Алмамбета, Чубака и Кёкчё, он получил тяжелое ранение и, возвратившись домой, умер. После смерти Манаса его родичи жестоко обошлись с Каныкей, разграбили все имущество, оставшееся после ее мужа. Я слышал, что она бежала сюда. Когда я увидел зеленеющий сад и прудок, во мне родилось подозрение, что моя несчастная сестра находится здесь. Пойдемте к озеру, и если там враги - то захватим их имущество, если же встретим Каныкей - провозгласим ее ханшей Бухары.

С этими словами они направились к озеру.

Каныкей и Чийырды, услышав шум, проснулись.

Увидев вооруженных людей, они решили, что пришла их гибель. Не зная, где бы укрыться, и дрожа от испуга, они притаились на месте.

Исмаил и его спутники, приблизившись, узнали Каныкей. Они слезли с коней, и, плача о покойнике-зяте, опершись на секиры, поклонились ей.

Каныкей рассказала Исмаилу все, что с ними случилось с начала до конца, и передала ему на руки сироту Семетея, прося его усыновить и воспитать младенца. Передавая его своему брату, с горькими слезами она произнесла клятву, что никогда больше не назовет его своим сыном и не будет стремиться возвратить его себе.

- Мое слово твердо и нерушимо. Перерубив прутик, я заставлю младенца перейти через собачью чашку, заставлю его перепрыгнуть через лезвие меча.

Сказав так, она горько заплакала и передала Семетея Исмаилу.

Исмаил до заката солнца довез их в Бухару. В честь их приезда семнадцать дней продолжались народные празднества.

Темир-хан, узнав от Исмаила о несчастьях Каныкей, призвал подвластных ему восемь ханов и сказал:

- Никто из вас не должен рассказывать людям, что Семетей - сын Каныкей и что они прибыли сюда как безродные бродяги. Если кто из вас нарушит этот приказ и вздумает распространять подобные слухи - пусть пеняет на себя!

Восемь ханов выслушали слова Темир-хана и дали обещание молчать. За Каныкей закрепили девятьсот хозяйств и провозгласили ее ханшей над ними.

Семетей. Детство и юные годы Семетея. Бегство Каныкей в Бухару. Часть - 1

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0