Семетей. Поездка Семетея в Талас. Часть - 4


Семетей. Поездка Семетея в Талас. Часть - 4

Поездка Семетея в Талас. Часть - 4


Кёбёш-хан, в то время, непомерно жил
Ничего он признавать не хотел
Каждый день кумыс с араком пил
На мир глазами, охмелевшими смотрел

Собрав вокруг себя сорок чоро
Пред ними говорил в хмельном дыму:
- Вы побеждали всех врагов, когда был жив Манас
А слава вся досталась лишь ему!

- Вы не отходите от дома своего
Арак и мясо, жизнь беспечная, друзья!
С тех пор, как ханом стал Кёбёш, скажите
Кто лучше? Хан Манас иль я?

Подхалимы Кыргынчал и Тазбаймат
В ответ хотели бы похвальное сказать
Но, ни ума нет у Кёбёша, ни отважных дел
Склонивши головы, они решили промолчать

Остальные, тоже промолчали
Ни хвалить не взялись, ни винить
Шууту, засучив рукава, поднялся
Откашлявшись, он начал говорить:

- Ты, Кёбёш, далёк от Манас-хана
Как земля от небесной звезды
Манас – многоводная, бурлящая лава
Пред ним ты лишь капля воды!

- Когда жив был Канкор, не бывало земли
Не покорённой нами и чоро были добры
На скакунах разъезжали, подобных Дулдулу
Одеждой нашей исключительно были бобры!

- Что сделал ты, скажи, достойного
Кроме того, что пьёшь арак?
Все замолчали, в том числе Кёбёш
Шууту никто не возражал, никак
Когда отправились чоро по домам
С осторожностью Бакай наблюдал
Увидев человека на ленивой лошади
В нём позже, Шууту старик узнал

Бакай навстречу вышел к Шууту
Увидев хана, слез чоро с коня своего
Поводья, смиренно, закинув на шею
Горько плакал и приветствовал его

Стал вспоминать он о привольной жизни
Какие издевательства приходится переносить теперь
Всё рассказал он о Кёбёше и чоро
К душе своей несчастной открывая дверь

- Хан, отец! – спросил Бакая Шууту
Неужели навсегда оставим мы бесславный след?
Есть ли весть о сыне, сироте Манаса?
Ему уже исполнилось двенадцать лет!

Отвечал Бакай: - Наш сирота пришёл!
- Дождался счастья своего и я
От Абыке, Кёбёша и чоро
Потребую теперь возмездия!

Бакай уверил Шууту и стал просить
Отвлечь чоро, отправиться им в путь самим
Чтоб Абыке с Кёбёшем в одиночестве остались
Чтоб с Семетеем он тогда поехал к ним

Всё понял Шууту и повернул коня обратно
Абыке с Кёбёшем он сказал, увидев страх на лицах
- Бог наказал нас, не арак вам пить, а кровь отцов
Вы не держите охраны на границах!

- Вы допустили то, что хан китайский Конурбай
С большим войском, как сказал гонец
Через перевал Карабура перевалил
Видно нам теперь пришёл конец!

Вооружаться стали второпях сорок чоро
Против врага, в бой, каждый поскакал
Бакай увидев это, на коня вскочил
Вернулся к Семетею и сказал:
- Одни остались в юрте Абыке с Кёбёшем
Поедем, но запомни, заходя к ним в дом
В земле, повсюду, вырыты зинданы
Заранее приготовленные, в доме том!

- Остерегайся также, чтобы в пищу
Тебе не подмешали яд
Увидишь, угождать тебе все станут
Не верь, они лишь лгут и льстят!

- Когда у них мы будем, то проси
Имущество отца и принимай
Если не дадут, езжай обратно
Ссоры с ними ты не затевай!

Договорившись так, поехали они к аилу
- Вон там виднеется, ты видишь, Семетей?
Золотой дворец отца твоего, Манаса
А рядом – дворец золотой Каныкей
Выставленная, для охраны, стража
Спала безмятежно, сон был светел
Семетея с Бакаем никто не узнал
Их приезд никто и не заметил

Привязав к коновязи своих лошадей
Вошли они в дом, где сидел Абыке
С места со
скочив, он стал причитать
Протянув свою руку к батыра руке:

- Наконец, оборванное вновь соединилось!
Разожглось потухшее желанием творца!
Будь здоров, святой Бакай, делами
Вывел в люди ты потомков моего отца!

- Ходили слухи ложные по кругу
Тому причина, мы не виделись двенадцать лет
Беспричинно стали мы враги друг другу
Ошибались мы, прости ты нас за вред!

Стал обнимать Бакая Абыке и плакать:
- Когда умер хан Манас, погиб кыргызский род
Остались мы одни здесь, недостойные
Потухшему пожару стал подобен наш народ!
- Ушла от нас вдовою Каныкей
А с нею и сиротка Семетей
Отец мой! Не хотел я их обидеть!
Прошу я Бога, сироту ещё увидеть!

- Справлялся я о нём у знахарей
Измучился, иссох, от той причины
Несчастная птица – Казгалдак
Летит в поиске своей равнины!

- Плача, об оставшемся от брата сыне
Не переживу я горя и насилья
Несчастная птица – Сарыч
Летит за пищей, растопырив крылья!

- Единственный сын, его видел Манас
Уехал, родину, из-за меня, покидая
Несчастная птица – Ястреб
Летит без оглядки, жизнь спасая!

- Когда умер Манас, могучий наш лев
Продолжал Абыке говорить
- Шигай-хан с Джамгырчи ложные слухи
Смогли ловко распространить!

- Будто хан Бакай, у сына Текече Ормона
Шесть тысяч джамбы хочет разом взять
А также тысячу бобровых, новых шкур
Взамен, чтоб в жёны Каныкей ему отдать!

От смерти хана не прошло и тридцать дней
Афганистан и Индостан познали горе
В стране трёх ханов начались раздоры
Они нас ждали, помирить их в ссоре!

Я не забыл тогда слова Манаса
В знак покорности на шею пояс возложил
Пришёл к тебе я и сказал: - Бакай!
Поедем, разберемся! Не забыл?

Ты ответил мне тогда: - Манаса нет!
- Познал я много горя и страдания
Не сделаю ни шагу без Канкора
Я не поеду на народные собрания!
Тогда, я Аджибая пригласил
Мы с ним пробыли там немало
Когда вернулись, не нашёл тебя на месте
С матерью и сыном Каныкей сбежала!

Скажи, Бакай, есть вести ли из Бухары?
Ты знаешь что-либо о Семетее?
За весть благую я отдам тебе весь скот
А, если мало, жизнь свою не пожалею!




Хотя бы раз единородного увидеть сына
Когда я думаю о сироте, сжимает грудь
И пища не идёт мне впрок, отец
А спать ложусь, то не могу уснуть!

Послушав Абыке, Бакай сказал:
- Обещанную мне награду дай сейчас
Потерянный тобою сирота, нашёлся!
В юрту Семетей вошёл, в тот час

Когда увидел Семетея Абыке
Борода развилась, слёзы потекли из глаз
Ослабев от плача, он обнял мальчишку
Причитать стал жалобно, на этот раз:

- Милый мой, несчастный Семетей!
Оставшийся от кречета птенец
Реющее знамя родовое
Манас-хана доблестный юнец!

Ты – единственная для меня опора
Ты – оставшаяся от героя тень и жар
Вылетевший из гнезда, мой кречет
Вышедший из табуна тулпар!

Я долго ждал, когда придёшь ты
Хранил, оставленный на попечение скот
Табуны коней твоих бесчисленны
Аргамаков и тулпаров сочный плод!

Моё сердце разрывается, мой лев
Недоступный ветрам, как чинар младой
Пусть враги теперь нас окружают
Станешь крепостью теперь моей стальной!
На троне, что воздвигнул хан Манас
Развалившись, засиделся Кёбёш-хан
Не обращая ни на что внимания
Он презирал признания наболевших ран

Был Кёбёш правителем жестоким
Налогом непосильным облагал
Принес страдания он кыргызскому народу
Притеснением, по миру разогнал

Сидел на троне злостный Кёбёш-хан
Акылай, жену Манаса, обнимал
В ярость Семетей пришёл, в глазах горело пламя
От гнева себя сдерживая, он сказал:

- Послушай ты мои слова, аба!
Когда умер мой отец, Манас
Ты мать мою жестоко унижал
Она в страхе бежала от вас!

Считал себя я сыном её брата
Однажды, угольщик простой, Сарытаз
Рассказал всё о моём происхождении
Услышал я тогда его рассказ!

Вы взяли всё имущество Манаса
Джелмаян-верблюд, собака Кумайик и кречет Ак-шумкар
Конь Тайбуурул, меч, аккисе и драгоценности
Где всё теперь? Отдай мне это в дар!

- Мой милый сирота! – ответил Абыке
Правда, сказанная всякий раз тобой
Если негодяи бы меня послушали
Не было бы неприятности такой!

- Когда умер Манас, Кумаийк горевала
Не снесли Акылай и Кёбёш её вой
От побоев собака прочь убежала
Народ молвит, что за тобой!

- Двенадцать лет, как Акшумкар исчез
Говорят, табунщики все, второпях
Кречет прилетел в этом году
Он здесь находится, в этих краях!
- Конь Тайбуурул, хоть и скотина
После смерти хана горевал, как человек
Много дней не принимал он пищи
Сбежал в горы и живёт там в дождь и снег!

Шесть мечей, аколпок, аккельте у меня
Тебе отдам, мне не нужна такая ноша
Аккисе же твоего отца Манаса
Ты можешь взять, обратно, у Кёбёша!

- Драгоценности и скот хана Манаса
Перед тобою! – говорил он Семетею
Если хочешь получи всё это
Жизни для тебя не пожалею!

По-другому к Семетею обратился Кёбёш-хан
Объятиями его он не встречал
Был самым глупым из шести негодяев
Он в ярости и гневе прокричал:

- О чём ведёт тут разговор бродяжий сирота?
Кто требует имущество глупца Манаса, в эту пору?
Он бросился на Семетея, чтобы голову срубить
Бакай сумел предотвратить такую ссору

Тогда на место сев, Кёбёш сказал:
- От твоего отца осталась лишь саврасая кобыла,
Верблюд червивый и поношенная юрта
Это всё, что у него когда-то было!

- Ак-тулпара у меня взял хан
Ак-шумкара тоже я поймал
Нашёл собаку Кумайик, в омовение
Тайбуурулу дала мне девица Сайкал!

Зачем, негодный сирота, ты зря болтаешь?
Кёбёш стал грубости и оскорбления говорить
Стал рваться яростно он к Семетею
С намерением сироту убить!

Не выдержав, встал с места Семетей
Ударил по уху Кёбёша твёрдою рукой
Перевернувшись от удара, тот упал
И в переплёт от юрты ткнулся головой!
Абыке хотел вступиться за Кёбёша
Но, Бакай ему рукою пригрозил:
- Помни, сдержанность дороже золота!
Хоть я стар, но на тебя мне хватит сил!

Тут, начались чудесные явления
Ружьё Манаса, аккельте, само стало стрелять
Сырнайза – сказочная пика, на стене висела
Стала сама колоть и разгонять!

Аколпок надел, тем часом, Семетей
Повесил аккисе и аккельте, сырнайзу взял
Меч привязал, на Ак-тулпара сел
По виду грозней самого Манаса стал!

Но, это не Манас, а славный Семетей
Во всём превосходящий своего отца
Ростом он не уступал ему
Мужеству не видно в нём конца!

Придя в сознание, Кёбёш поднялся
С гневом Абыке его ругал:
- Рано проявил ты ненависть к мальчишке
Лучше б хитростью его ты взял!

- Напрасно, сидя дома, ты хвалился!
Кёбёшу говорила Акылай
- Не смог расправиться с несчастным сиротою
Теперь позор свой с честью принимай!

Устыдился, выслушав всё это Кёбёш-хан
На тело голое чапан надел
Взял в руки шест засаленный, сел на коня
И в погоню за обидчиками полетел!

Настиг Бакая, ехавшего сзади
Ударил старика по голове шестом
Говоря обидные слова, он наносил удары
Всё это выдержал Бакай, с закрытым ртом

Погнался Кёбёш-хан за Семетеем
Хотел его ударить, подходя плечом
Но, вырвав шест, держа коня за повод
Замахнулся Семетей, в ответ, мечом
Вовремя подъехал хан Бакай
Стал разнимать их, убеждая Семетея:
- Тебя осудят люди, за убийство дяди!
Прошу тебя, оставь эту затею!

- Это падёт позором на тебя
Ради меня и блага своего
Сохрани ты негодяю жизнь
Прошу тебя, не убивай его!

Уздечка, снятая когда-то с Аккулы
На жеребце Кёбёша красовалась статно
Семетей, ударом пики, снял её
Конь рванул, понёс хозяина обратно.

Семетей. Поездка Семетея в Талас. Часть - 3

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0