Выстраданная М. Байджиевым авторская концепция «Манаса»


Выстраданная М. Байджиевым авторская концепция «Манаса»

Книга «Великий поход»


Работы по изданию русского текста «Манаса» возобновились в 1940 году, и Ташим Байджиев будучи завсектором по фольклору обратился в ЦК КП(б) Кыргызстана с предложением завершить перевод и издать «Великий поход» в полном объеме, т. е. до трагического исхода похода Манаса на Китай. Однако этого не случилось. А вскоре началась война с Германией. Манасоведы Т. Байджиев и З. Бектенов ушли на фронт.

К сожалению, в 1946 году в Москве был издан именно тот самый эпизод «Великого похода», который не был принят учеными и отклонен руководством республики.

Русский текст «Великого похода», начинался с заговора ханов против Манаса, заканчивался взятием китайского города Бейжин, делением добычи и завершался словами:

Над Бейджином, куда Сулейман
Не сумел ни разу попасть,
Утвердился дух мусульман,
Утвердилась киргизская власть.
(Перевод С. Липкина)

Такого завершения «Великого похода» нет ни в одном оригинале. В варианте С. Орозбекова, по которому переводил С. Липкин, Манас, осадив Чет-Бейжин (пригород), получает богатую контрибуцию, заключает мировой договор, возвращается на родину и вместе со своими соратниками погибает в битве с оккупантом Конурбаем. По вариантам С. Каралаева, Ш. Азизова и других сказителей Манас и его воины погибают у стен Бейжина, окруженные китайскими войсками и ополченцами. Имея под рукой единственный в то время усеченный текст «Великого похода», «доработанный» московскими переводчиками, русскоязычный читатель, а таковым был практически весь партаппарат, оставался в неведении о предыдущих подвигах Манаса по объединению кыргызских родов, освобождению родной земли и Туркестана от китайских захватчиков, и, самое главное, о трагическом исходе его похода на Китай, что и дало основание тому, чтобы Манаса объявить агрессором, сказителей — реакционерами, манасоведов — буржуазными националистами, отправить на десять лет в тюрьму, их труды изъять из обращения, учебники по языку и литературе сжечь на школьных кострах.






Книга «Великий поход», изданная в Москве в 1946 г., поначалу была представлена на Сталинскую премию, но вскоре изъята как антинародное произведение.

… «Этим изданием эпос по существу был скомпрометирован перед русским читателем», — с болью писала московский литератор М. Богданова, которая прекрасно знала «Манас» и кыргызскую литературу.

Мар Байджиев хорошо знакомый с «Великим походом», учел творческие просчеты московских переводчиков, которые переводили не канонизированный текст «Манаса», а его устные варианты, адресованные не читателю, а кыргызскому слушателю, хотя бы в общих чертах знающего содержание всего эпоса, и нередко в угоду аудитории сказители превносили свои импровизации, порою противоречащие основному сюжету и смыслу, во-вторых, эпизод «Великий поход» («Чоц казат»), вырванный из контекста эпоса, начисто искажал основную мысль великой притчи о Манасе, которая заключена, как это ни парадоксально, не в победах героя, а в его поражении. В своей статье «Боль сердца моего — „Манас“», опубликованной в сборнике литературоведческих работ «В битве за истину» (2001) Мар Байджиев декларирует эту мысль следующим образом:

«Манас был могуч и непобедим, пока защищал свой народ, объединяя разрозненные племена в единое государство, но стоило ему пойти войной на другой народ — он обречен на гибель. Великий грех Манаса, как проклятие рока, будет висеть и над его потомками — сыном Семетеем и внуком Сейтеком, и ни тому, ни другому так и не удается восстановить былое единство и славу кыргызского народа».

Такова выстраданная М. Байджиевым авторская концепция «Манаса» — Великой притчи и Великой трагедии.

Еще одна творческая задача, стоявшая перед М. Байджиевым, это выбор фольклорных первоисточников, т. е. вариантов сказителей-манасчи. Выбор пал на варианты Сагынбая Орозбакова, Саякбая Каралаева, отчасти Багыша Сазанова и Шаабая Азизова.

Роль профессора Е. Д. Поливанова в переводе эпоса «Манас»

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0