Трансформация формы землепользования кыргызов во второй половине XIX - начале XX в.


Трансформация формы землепользования кыргызов во второй половине XIX - начале XX в.

Трансформация формы землепользования кыргызов


Существовала патронажная система, которая наиболее ярко проявлялась в богатых коллективах. Состоятельные предводители распределяли продукты совокупного труда, наращивали сети социальных связей, обеспечивали правовую защиту своих подопечных. К главам общин обращались за советом и помощью, и они должны были находить выход из сложных ситуаций. Это способствовало развитию патерналистской психологии. Парадокс заключался в том, что, с одной стороны, любая самостоятельная семья, являющаяся отдельной экономической единицей, соблюдала общепринятые нормы обычного права и коллективные обязательства, а с другой - не всегда могла защитить свои частные интересы, несмотря на либеральность общины по сравнению с родоплеменными структурами. Объективно насущная необходимость кооперирования скотоводов и порождала общинное мышление.

Скотоводам было неудобно массово концентрироваться на ограниченном пространстве из-за специфики их экстенсивного хозяйства. В обычное мирное время размеры общины ограничивались количеством наличного скота разных видов и пастбищными ресурсами, в пределах которых можно было свободно выпасать его, а также ландшафтом. Размер и состав кочевого коллектива колебался по сезонам: в зимнее время он был минимальным, а на высокогорных летних пастбищах, где выпасался скот летом, - максимальным. На узких лощинах, где размещались зимой кочевники, невозможно было располагаться большими группами, не было и необходимости интеграции малых общин в этот период.

Скот выпасался на относительно большем радиусе от зимних стоянок. «Каждое урочище было занято одним или двумя небольшими родами, объединенными в один или два самостоятельных хозяйственных аула» (Ильясов, 1963. С. 207).

Структурно и численно кочевая община расширялась с наступлением тепла, когда погодные условия и появление свежего травяного покрова позволяли провести перекочевку на высокогорные альпийские пастбища. На летних стоянках несколько минимальных общин локализовались в одной местности с небольшим удалением друг от друга. Такое расселение и контакты между малыми общинами были продиктованы не только хозяйственными, но и духовными потребностями кочевников летом: организацией коллективной охоты, народных игр и развлечений, взаимных угощений (улуш, шерине).

При экстремальных обстоятельствах, особенно в нестабильные периоды войн и междоусобиц, кыргызы вынуждены были сосредоточиваться для коллективной защиты неприятельских нашествий. Происходило преобразование скотоводческих общин в военно-кочевые подразделения, выступавшие составной частью целого рода или объединения племен. В такие периоды селились, ставя юрты вдоль реки непрерывной цепью, на что обратил внимание В. В. Радлов. В условиях политической нестабильности и войны общины и роды разной величины не только оборонялись, но и кочевали вместе. Так, произошло объединение многочисленных айылов под руководством Уметаалы в период, когда шел процесс присоединения кыргызских территорий к России.

Во второй половине XIX - начале XX в. формы землепользования трансформировались. «Очевидно, под влиянием некоторого утеснения стали дробиться пастбищные угодья и закрепляться уже за более мелкими группами. Прямой захват целого ряда лучших зимовых пастбищ со стороны русских (с севера) и со стороны узбеков (с юга) также несомненно сказался на формах пользования землей, которая стала уже ценностью, тщательно оберегаемой как от новых пришельцев, так и от соседних кочевых групп» (Погорельский, Батраков, 1930. С. 91).






Наметилась тенденция превращения пригодных к возделыванию призимовочных угодий в частную собственность.

Одна община, которая объединяла несколько семей близких родственников и свойственников, на рубеже XIX-XX вв. стала административной единицей. Так, «Сарыбагышская волость Пишпекского уезда состояла из 135 айылов, во главе этих айылов стояли 135 айыльных аксакалов. Каждый айыл имел от 4 до 15 хозяйственных юрт. Мужчин насчитывалось 3905, женщин - 1980. Все 135 айылов составляли 16 административных центров. Тургеневская волость Пржевальского уезда состояла из 162 айылов, управляемых 162 аксакалами. Все 162 селения входили в состав административных айылов с населением 5963 мужчины и 4677 женщин» (Айтбаев, 1962. С. 118). Юрта главы общины, как правило, располагалась в центре, вокруг - юрты остальных членов общины.

Российская власть использовала традиционную социальную организацию кыргызов: административные айылы, во главе которых стояли айыл аксакалдары, являлись низовой структурой управления и сбора налогов. Основная экономическая функция общины не потеряла своей актуальности в условиях установлении советской власти. В первой трети XX в. из хозяйствен-но-экономических соображений, для сохранности охраны пастбищ, защиты скота от нападения, грабежа, рационального сбыта скота на рынках хозяйства объединялись от 3 до 21 в одну группу, чаще всего - по 6 хозяйств, численность скота в них колебалась в пределах от 200 до 1500 голов (Сыдыков, 1992. С. 111, 112).

В годы перехода к оседлости структура кочевой общины оказала влияние на характер расселения и размеры поселений. Оседающий скотовод стремился учесть условия для выпаса скота в зимнее время года. Для строительства зимних помещений собирались небольшими группами в 5-10-15 хозяйств, а наиболее зажиточные хозяйства часто обособлялись от других. Поселения создавались на значительных расстояниях одно от другого. Малая плотность населения, рассосредоточенность строений, патронимический характер расселения, наличие в родовом составе «инородцев» являлись общей чертой кыргызских поселений в 20-е годы XX в., жители которых имели между собой тесные экономические, социальные связи, составляя общину оседающих скотоводов (Сахаров, 1934. С. 104).

В советское время общинные традиции продолжались в пределах сел и кварталов. Проживающие на одном участке семьи были интегрированы в соседско-территориальную общину, представляли собой единый коллектив. Близкие родственники стремились быть соседями. Рядом с ними могли поселиться представители других родов. Между жителями существовали хозяйственные, духовные и иные связи. Соседи формировали общую отару овец, которых выпасали по очереди. Такая практика продолжается и в наши дни.

Институт общины претерпевает немало изменений со времени распада Советского Союза. В первую очередь это связано с признанием государством разных форм собственности. Активные миграционные движения, процесс глобализации также оказывают на эти процессы существенное влияние. Былые прочные связи общинников становятся слабыми и эпизодическими из-за изменения социальных ценностей, нарастающей тенденции индивидуализации общества.

«Внутренний дуализм» кочевых общин кыргызов

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0