Ош. Под гнетом Кокандского ханства


Ош. Под гнетом Кокандского ханства

Бухарское нашествие в Фергану


Успешному завоеванию Киргизии кокандскими ханами содействовали межродовые и родоплеменные усобицы киргизских феодалов, не желавших даже перед угрозой общего врага объединиться. Так, в конце лета 1821 г. Омар-хан направляет Бекназар-бия — своего верноподданного киргизского феодала, возглавлявшего род кутлук-сейид и одновременно бывшего хакимом города Касан, для подчинения Коканду киргизов рода сарыбагыш, кочевавших за г. Ош по дороге к Кашгару. Омар- хан распорядился, чтобы «племя кутлук-сейид со своим отрядом [лашкар], позаботившись о снаряжении и припасах для ружейной стрельбы, выступило бы со всем усердием в конный поход. Приказано было, истребляя все время [сарыбагышей], никому из ... племени пощады не давать...». В помощь киргизскому феодалу в его грабительском набеге был придан отряд кокандцев. «Произведя страшные грабежи и убийства, среди которых не щадили ни женщин, ни детей, забрав большую добычу [главным образом скот] и массу пленных», — отмечалось в кокандских источниках, Бекназар- бий с ханским отрядом возвратился в Коканд. В результате, не только силой своего оружия, но и умело используя соперничество и вражду киргизских феодалов между собой, кокандские ханы расширяли свои владения за счет соседних южнокиргизских земель. А именно через них лежал торговый путь в Восточный Туркестан и Индию.

Один из торговых путей пролегал непосредственно через Ош в Кашгар. Для обеспечения его безопасности Мадали-хан приказал в 20-х годах XIX в. выстроить на Алае два укрепления — Суфи-Курган и Кызыл-Курган, что и было исполнено андижанским хакимом Исадатхой.

Позже это сыграло определенную роль в предотвращении цинской агрессии в Фергану. Когда китайские войска предприняли поход из Кашгара на Коканд, они не осмелились взять алайские укрепления, и, простояв перед ними 20 дней, ушли назад ни с чем.

В начале 40-х годов XIX в. началось бухарское нашествие в Фергану. Временно власть на кокандском престоле оказывается в руках эмирского ставленника из Бухары — Ибрахима-хаял парваначи. Он, как истый завоеватель, сразу обложил население непомерными на-логами, а пришедшие с ним бухарские солдаты стали бесчинствовать и безнаказанно грабить жителей. Вскоре это привело к общекокандскому восстанию, в котором важную роль играли киргизы. Киргизские феодалы решили возвести на престол прозябавшего в кочевьях на Таласе Шералы — одного из отпрысков кокандской династии Минг. Воспользовавшись вспыхнувшим народным восстанием, правитель киргизского рода кырк-огул Юсуф-минбаши со своими сторонниками привел Шералы с Таласа в свои родовые кочевья по р.Кара-Су в окрестностях Оша. Сюда стали стекаться со всех сторон повстанческие отряды киргизов и кипчаков. Здесь у мазара Сафид-Булан с соблюдением традиционных обрядов кочевников Шералы поднимают на белом войлоке и объявляют ханом п. Отсюда ставшее значительным войско, состоявшее преимущественно из киргизских и кипчакских повстанцев, легко занимая крепости, селения и города (надо полагать, — без боя и г. Ош), победоносно входит в Коканд. Ибрахим-хаял бежит в Бухару. Как сообщает кокандский источник, он правил всего месяц и семнадцать дней (хотя есть и другие данные— 79 дней), а затем вспыхнуло восстание, в результате которого «от группы сартийя и кипчакийя и киргизийя в согласии со всем народом ферганским» на престол и был возведен Шералы.






Первоначально Шералы — довольно равнодушный к власти, миролюбивый человек. Молва приписывала ему следующее двустишие: «Обычно, когда ханы входят на путь, то идет дождь (льется благополучие). Что ты за хан, когда на твоем пути льется из глаз народа кровь?». Однако вскоре «хорошие слова» расходятся с его делами. Методы правления, налоговый гнет и поборы Шералы, окруженного алчными феодалами, возведшими его на престол, ничем не отличались от существовавших в правление предшественников. Киргизские феодалы жалуются ярлыками с правом власти над родами и племенами, получают в управление города и села. Постепенно все большее влияние при дворе приобретает кипчакская группировка во главе с умным, жестоким предводителем Мусульманкулом. Усиливается угнетение киргизов, которые ожидали, наоборот, послабления налогового гнета. И в 1845 г. вспыхивает новое восстание южных киргизов. Кокандский историк Мулла Нияз Мухаммед в своем сочинении «Тарих-и Шахрохи» так повествует об этом событии: «Смятение и тревога, овладевшие сердцами кипчаков, были вызваны тем обстоятельством, что сведения о киргизском восстании в окрестностях Оша, [охватившем район] до Уч-Кургана и до границы Алая, и об осаде Оша дошли до кипчаков Шахристана, которые оповестили Мусульман-Кули»13—1 предводителя кипчаков, бывшего фактическим правителем Коканда.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0