Очерки развития телевидения и кинематографа Киргизии 70— начала 80-х годов. Часть- 8


Очерки развития телевидения и кинематографа Киргизии 70— начала 80-х годов. Часть- 8

III Международный кинофестиваль стран Азии и Африки в Ташкенте


В давние времена в древнем узбекском городе Ташкенте сходились пути из России и Индии, со Среднего Востока и Африканского материка. Сегодня в древнем, но удивительно молодом, современном Ташкенте — столице Советского Узбекистана, раз в два года собираются прогрессивные кинематографисты Азии, Африки, Латинской Америки, многих стран Европы. Представительный кинофорум! — Международный кинофестиваль стран Азии, Африки и Латинской Америки в Ташкенте — один из самых молодых в мире, уже прочно завоевал заслуженное признание и авторитет у деятелей киноискусства, для которых девиз Ташкентского фестиваля: «За мир, социальный прогресс и свободу народов!» — смысл жизни, работы, творчества.

20 мая 1974 года в Ташкенте взял старт III Международный кинофестиваль стран Азии и Африки. Его эмблема: земной шар, опоясанный кинолентой, на которой написано «Тошкент-74», «Осиё ва Африка мамлакатлари кинофестивали», стала в последнюю треть мая неотделима от праздничного облика гостеприимного солнечного города. На фасадах отелей «Тошкент» и «Россия», построенного по последнему слову архитектуры Дворца искусств, где проходили официальные просмотры художественных фильмов, и Дома знаний, в кинозале которого шли про¬
смотры фильмов документальных, на фасадах крупнейших кинотеатров города, со страниц газет и журналов, с фотовитрин, с полиэтиленовых сумочек-сувениров — отовсюду смотрел на вас фестиваль; Эмблема Ташкентского Международного была на груди у тех, кто принимал в нем непосредственное участие: голубой значок — гость, красный — переводчик, зеленый — пресса. На языке цифр это: сорок шесть стран Азии и Африки, восемь — Латинской Америки (Куба, Аргентина, Бразилия, Боливия, Венесуэла, Колумбия, Мексика и Перу), европейские социалистические страны, ООП и ЮНЕСКО, США, Англия, Италия, Франция, девять советских социалистических республик — участники и гости фестиваля 1974 года. Впервые были представлены тогда Лаос, Бурунди и Организация освобождения Палестины, на афишах фильмов которой автомат и кинопроектор — символ кино, которое играет огромную роль в борьбе за свободу народа. Около 70 корреспондентов зарубежных газет и журналов из 33 стран мира освещали работу фестиваля.
Очерки развития телевидения и кинематографа Киргизии 70— начала 80-х годов. Часть- 8

Советские журналисты жили в гостинице «Россия». После напряженного фестивального дня, полного впечатлений, встреч, обмена мнениями на пресс-конференциях (они начинались ежедневно в 9. 30 утра), после экскурсий и просмотров, после неотложных, суматошных журналистских дневных хлопот, после того, как спадала изнуряющая жара (фрунзенское лето после ташкентской весны казалось потом просто прохладным), из приоткрытых дверей на шестом и седьмом этажах «России» во многие редакции передавались отчеты об очередном дне фестиваля.

Журналисты работали, чтобы завтра, расшифрованные стенографистками, срочно засланные в набор новости Ташкентского Международного знали в самых отдаленных уголках страны. Наутро, в холле, перед тем как отправиться на очередную пресс-конференцию, читали свои (и не только свои) сообщения в только что полученный газетах: В. Молчанов и Ю. Мукимов («Правда»), Юрий Черепанов («Известия»), Валентина Иванова и Марк Торчинский («Советская культура»), Г. Долматовская («Литературная газета»), Е. Иванова (АПН), Т. Мамаладзе и В. Ниязматов («Комсомольская правда»), спецкоры «Советского экрана» М. Черненко, А. Линков, И. Гневашев, И. Гнисюк... А у входа уже стоял сверкающий «Икарус» — пора было окунаться в очередной фестивальный день.

Самой большой признательности заслуживала в дни фестиваля работа узбекских журналистов. Специальные выпуски газеты «Узбекистон маданияты» под редакцией Лазиза Каюмова, выходившей в это время на четырех языках: узбекском, русском, французском и английском, специальные экстренные выпуски «Дневника фестиваля», оперативно снимавшиеся операторами Ташкентской студии документальных и научно-популярных фильмов, и в тот же вечер, перед началом очередного официального показа, демонстрировавшиеся на огромном экране Дворца искусств. Оперативность, которой можно и должно учиться многим хроникерам... Снятые в цвете, выразительно смонтированные, киновыпуски «Дневника фестиваля» стали его своеобразной визитной карточкой, собирая в одно целое многообразие событий, лиц, впечатлений большого праздника кино, пришедшего на землю Узбекистана.
Очерки развития телевидения и кинематографа Киргизии 70— начала 80-х годов. Часть- 8

Новая встреча коллег, совместное обсуждение актуальных проблем развития кинематографа, обмен творческим опытом несомненно послужили объединению сил прогрессивных деятелей киноискусства. Наглядным подтверждением его стала проводимая в рамках фестиваля творческая дискуссия за «круглым столом» на тему: «Роль кино в борьбе за мир, социальный прогресс и свободу народов».






За «круглым столом» огромного конференц-зала — известные режиссеры: Сацуо Ямамото (Япония), чьи филь мы «Улица без солнца», «Песнь тележки», «Израненная земля», «Завод рабов», «Большая белая башня» полудили признание во всем мире, а последний фильм — серебряный приз (экс-экво) на V Международном кинофестивале в Москве; в Ташкенте мы увидели новую работу Ямамото — антимилитаристское кимополотно «Война и люди»; один из первых кинематографистов Африки Нолен Визира (Сенегал), Ахмед Халаф (Ирак), Антуан Молонго (Народная республика Конго), Фунг Хоа (Республика Южный Вьетнам), Парис Рохелио (Республика Куба), Грин Серхио Ольхович (Мексика). Недавний выпускник Всесоюзного государственного института кинематографии, ученик известного советского кинорежиссера Игоря Таланкина, он представлял здесь свой первый фильм «Встречи одинокого человека» — работу интересную, сделанную на высоком профессиональном уровне. Кстати, именно Серхио Ольхович высказал тогда в дискуссии предложение о целесообразности официального участия в Ташкентском фестивале прогрессивных мастеров кино стран Латинской Америки. «Международный кинофестиваль стран Азии, Африки и Латинской Америки» — так, по мнению мексиканского режиссера, должен именоваться Ташкентский киносмотр: мастера прогрессивных кинематографий стран Латинской Америки не впервые участвуют в Ташкентском фестивале и своими работами заслужили официальное право участия в нем. Мнение Серхио Ольховича было поддержано главой советской делегации, лауреатом Ленинской и Государственной премий, народным писателем Киргизии Чингизом Айтматовым.
Очерки развития телевидения и кинематографа Киргизии 70— начала 80-х годов. Часть- 8

Выступление Чингиза Торекуловича было выслушано с огромным вниманием и интересом. Зарубежные гости плотнее надели наушники (синхронный перевод шел на английском, французском, и русском), а мы, сняв, наконец-то, давившую «технику», стали слушать спокойный, знакомый, голос.

Остановившись на организационных вопросах очевидной необходимости официального участия в будущих фестивалях стран Латинской Америки, говоря о целесообразности сделать в дальнейшем арабский одним из рабочих языков фестиваля, сказав о перспективности совместных постановок, производства фильмов мастерами кино разных стран, Айтматов подчеркнул, что кино — то искусство XX века, которое способно с наибольшей полнотой и силой воплотить сложнейший жизненный материал современности, познать человека нашей эпохи, передать дух времени.

— Насущная потребность афро-азиатского кино состоит в решительном преодолении так называемого романтизма, а точнее, лжеромантизма, уводящего человека в сторону от реальных жизненных противоречий и социально-политической борьбы,— закончил свое выступление Айтматов под аплодисменты присутствующих.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0