Народная артистка республики Рейна Чокоева


Па-де-де из балета «Чолпон» в концертном исполнении. Айдай — Р. Чокоева, Нурдин — Б. Алимбаев.

Партии Рейны Чокоевой


После Жизели Рейна Чокоева подготовила партию Марин о балете Б. Астафьева «Бахчисарайский фонтан» (до неё в киргизском театре эту партию танцевали Б. Бейшеналиева и Ч. Джаманова).

Для Чокоевой-Марин характерно стремление не только к технической отработке роли, но и насыщение сё большим интеллектуальным содержанием, раскрытие пушкинского подтекста.

Внешне Рейна, может быть, и не напоминает Марию. Много часов она провела перед зеркалом, чтобы овладеть гримом, который воссоздал бы внешность Марин, какую мы представляем себе по описанию А. С. Пушкина.

Но внешнее сходство — далеко не все для сценического образа. Р. Чокоева постаралась проникнуть в душевный мир героини, оттенить качества, присущие характеру родовитой польской шляхтенки. Она держалась ровно, даже может быть чересчур гордо для пленницы. Особенно в сценах с Гиреем. Слабая по сравнению с властным и сильным Гиреем, она, однако, не выглядела жалкой. В том, как стремилась она ускользнуть от его объятий, балерина подчеркивала не только решимость, но и презрение. И даже когда Сирен схватывал ее, она безжизненно пописала на его руках, демонстрируя свое равнодушие к нему.

В кульминационном третьем акте сталкиваются два противоречивых характера — Мария и Зарема. В ответ на бурю чувств, бушующую в Зареме, Мария-Чокоева сначала глядит на нее испуганно, затем снова замыкается в своей печали. В то время как Зарема сама стремительность, Мария точно увядает на наших глазах. Но это отнюдь не смирение — скорее безразличие отчаяния. Мария готова подставить грудь под кинжал Заремы, но не проявит свою слабость.

Рейна Чокоева сумела так выразительно передать трагическую ситуацию потому, что переживания Марии стали ее собственными. И та искренность, с которой она проводила партию, определила совершенство танца. Лаконичный, образный язык которого, заставлял пережить драматическую судьбу гордой женщины, не покоренной ненавистной силой.

1961 г. нескольким ведущим балеринам театра, в том числе и Р. Чокоевой, была предложена центральная роль Сарин в балете Кара Караева «Тропою грома». Тема расовой дискриминации, ярко звучащая в балете, глубоко понятна и ненавистна киргизской актрисе, чей народ в прошлом испытал все, что несут малым народам современные колонизаторы.






В условиях колониального мира, где даже на любовь пытаются надеть стальные наручники, любовь Сари и Ленни — это протест и посыл насилию. И хотя оба знают, что их ждет, они не отступают. Можно убить человека. Но нельзя уничтожить любовь. И пока она живет, не страшны ни угрозы, ни кнут, ни дикая ярость расистов. По мере того, как растет влечение Сари к цветному юноше Ленни, она одновременно и радуется и пугается своего чувства. Балерина стремится показать, что эволюция взглядов ее героини происходит не только из-за любви. Она поняла многое из того, чего не знала прежде и с чем столкнулась теперь. Так происходит ее прозрение.

Есть и специфическая особенность исполнения роли Сари киргизской балериной. Если, например, для Н. М. Дудинской Сари — это образ современницы, то для киргизской актрисы это одновременно настоящее и прошлое.

Одно поколение отделяет сегодняшнюю киргизскую женщину от того времени, когда ее народ, как и другие народы окраин царской России, испытал на себе полной мерой гнет и насилие. Это живая история, которую невозможно забыть. Вот почему так близки и понятны Рейне Чокоевой страдания Сари и ее борьба. Именно в этом кроется оптимизм и гуманистическое звучание образа Сари, созданного на киргизской сцене Р. Чокоевой.

В танце Чокоевой нашли воплощение образы Чолпон и Зейнеп, Жизель и Одетты, Авроры («Спящая красавица») и Марии («Бахчисарайский фонтан»). Сари («Тропою грома») и Лауренсии, Медоры и Гюльнар («Корсар»). Какое разнообразие характеров и типов!

Десять лет звучало в мире искусства имя Рейны Чокоевой — солистки Киргизского академического театра оперы и балета. С ее талантом познакомились зрители Москвы, Ленинграда. Риги, Ташкента, Алма-Аты, Красноярска. Она выступала в Бухаресте, была участницей фестиваля танца на Кубе, представляя балетное искусство Советского Союза. Об успехах балерины писали кубинские газеты.

Р. Чокоева была молода, энергична и полна новых творческих замыслов. Обогащенная опытом, достигнув подлинной зрелости — такой вступила во второе десятилетие своего творчества народная артистка республики Рейна Чокоева.

Работа Р. Чокоевой над партией Жизели

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0