«Ромео и Джульетта» в постановке балетмейстера Н. Тугелова


Сцена из балета «Ромео и Джульетта»: Джульетта — Б. Бейшеналиева, Ромео — У. Сарбагишев.

Бибисара Бейшеналиева и ёё партнёр Уран Сарбагишев в роли Джульетты и Ромео


В 1961 году Киргизский театр снова обратился к современному спектаклю, поставив балет Кара Караева «Тропою грома» (по роману Питера Абрахамса), но подлинным праздником театра стала следующая этапная постановка —балет С. Прокофьева «Ромео и Джульетта» —- глубоко новаторское произведение замечательного советского композитора (сценический вариант Л. Лавровского).

Ставить «Ромео и Джульетту» — задача не из легких для любого театра. Воплощение его на киргизской сцене — смелый шаг и одновременно свидетельство, что киргизскому балетному театру по плечу решать самые сложные задачи.

Балет увлек театр не только глубоким психологизмом, одухотворенностью чувств, но и своей сложностью.

Балетмейстер Н. Тугелов строил спектакль, в котором конфликт выражал не фатальную обреченность, а борьбу нового с отживающим, которую несла с собой эпоха Возрождения. И хотя события, происходившие в Вероне, отделены от нас столетиями, их философский смысл, раскрытый постановкой, нашел живой отклик у современного зрителя. 

В спектакле много ярких сцен и актерских удач. К ним, несомненно, относятся массовые сцены (бал у Капулетти, карнавальное празднество на площади Вероны), сцена дуэли Тибальда и Меркуцио, эпизод смерти главных героев.

Эти сцены производят большое впечатление своим драматизмом, слитностью музыки и танца, мастерством исполнения. Виртуозно исполнила партию Джульетты Бибисара Бейшеналиева. Её партнёром был Уран Сарбагишев.

Объективности ради необходимо сказать, что талантливый танцовщик не выявил в этой партии всех своих возможностей. Рецензент спектакля отмечал: «Его Ромео не имеет своего индивидуального лица — он вообще лиричен и созерцателен до встречи с Джульеттой, вообще страстен и взволнован после встречи. В какой-то мере вина за это ложится на балетмейстера, который, как мне кажется, не нашел для Ромео достаточно яркого характерного танцевального лейтмотива»'.







В самом деле, сама музыка подсказывала линию поведения Ромео.

С. Прокофьев удивительно четко выделил лейтмотивы героев, в частности— нежный и грациозный для Джульетты, мужественный — для Ромео. Вместо этого, как справедливо указывал рецензент, Ромео-Сарбагишев излишне созерцателен и лиричен и в меньшей степени — мужествен.

Музыкальная характеристика Тибальда дана в зловеще звучащих ритмах. Грубым и мстительным, жестоким и безжалостным—таким представляет Тибальда Борис Суслов. Нередко он прибегает к элементам драматизации, и они усиливают впечатление образа.

Успех основных исполнителей разделил способный танцовщик Сапарбек Абдужалилов (дублер — Е. Воеводкин). Его Меркуцио — такой светлый и обаятельный образ, что зритель не мог не полюбить юношу с первых же минут. Его шаг так легок, улыбка так солнечна и озорство так мило, что понимаешь, как наполнен он жизнью, как влюблен в неё. Смертельно раненый на дуэли, Меркуцио не перестает шутить. В руках его — шпага. Он не опирается на неё, хотя ноги его почти не держат. Он «играет» на шпаге, словно это гитара. И пошатываясь в предсмертной агонии, теряя силы, он ещё пытается в последний раз протанцевать, улыбнуться солнцу.

В спектакле занята почти вся балетная труппа театра, поэтому, может быть, так удачно решены массовые сцены. Они дают ощущение подлинной широты действия, выражают оптимизм, который характеризует весь спектакль.

Особенно запоминается сцена карнавала. Брызжущее веселье, озорные танцы в духе тарантеллы, игры, карнавальные маски — все это образовало яркое зрелище, наполненное радостным ощущением жизни. Весь спектакль, несмотря на трагический его финал, воспринимался как торжество добра над жестокостью, света над тьмой.

Переход киргизского балетного театра от классики к современному репертуару

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0