DataLife Engine / Заповедные обители веры

Заповедные обители веры

Заповедные обители веры


Маалюля прячется в живописном ущелье в средней части восточных склонов Антиливанских гор, на высоте от 1500 до 1650 метров над уровнем моря. Сегодня в деревне по имени Маалюля не более пяти тысяч жителей и несколько десятков церквей, прилепившихся прямо к отвесным скалам. Всё тут необычно и очень живописно. Крутые выдолбленные ступени, словно свисающие нити, соединяют террасы улиц. Домики с плоскими крышами и нависающими над отвесами балконами, естественные карнизы и пещеры сплетены в единый архитектурный ансамбль, формировавшийся на протяжении веков. Как мать нежно обнимает свое дитя, обнимают Маалюлю, окружая со всех сторон, скалистые башни, похожие на королевские короны.
По мнению археологов, эта местность - одна из древнейших областей расселения человека на Ближнем Востоке, обитаемая вот уже 50 тысяч лет. Склоны гор, спускающиеся к селению, густо источены пещерами. Эти каменные убежища использовались сменявшими друг друга поколениями для жизни и захоронений, спасения от врагов и непогоды. В седой древности скромное поселение на месте современной Маалюли принадлежало царству Хомс. В римский период здесь располагался городок под названием Селиокополис. Однако реальное рождение Маалюли происходит в византийскую эпоху. Она начинает играть все более значимую роль. С IV по XVII столетия здесь располагалась одна из заметных в церковной истории епископских кафедр. Местный владыка Евтихий был участником первого Вселенского собора в 325 году. Осмотр Маалюли начали с вершины горы Каламун. Для паломников и туристов здесь выстроен великолепный отель, в окна которого заглядывают величественная панорама сирийских просторов, парящие отвесы скал и купола сказочных церквей.
Мар Саркис, или монастырь Святого Сергия, расположен прямо на вершине. Склон в беспорядке усыпан темными входами в пещеры. В них жили первые христиане-подвижники. Римский легионер Сергий и его брат Бахус, став тайными приверженцами христианства, отказались приносить жертвы языческим богам. Этот монастырь, названный их именами, был основан на месте языческого храма в IV веке, точнее, в 313 году, когда византийский император Константин провозгласил христианство разрешенной религией.
Монастырь святого Сергия — один из древнейших действующих в мире. Иконы, находящиеся в церкви монастыря, уникальны. Многие написаны знаменитым иконописцем Михаилом с Крита. Есть две иконы, подаренные обители в 1943 году генералом Андерсом, который долгое время проживал в Маалюле. Уникальны и два алтаря в форме чаши. Ежегодно 7 октября, в день святого Сергия и Бахуса, в Мар Саркисе проходят пышные службы. В обычные дни здесь немноголюдно. Тишину нарушают молитвы, как и тысячу лет назад звучащие на родном языке местных жителей — арамейском.
Арамейский — один из древнейших языков планеты. Три тысячи лет назад на нем говорили семитские племена, кочевавшие по всему Ближнему Востоку. Кочевников тех звали арамеями. Так сложилось, что они не образовали единый народ, не создали целостное государство, но их язык постепенно стал языком межнационального общения. Это язык Иисуса Христа.


Заповедные обители веры

Из моего дневника. Воистину в горах Антиливана сохранился затерянный мир раннего христианства. Он прижался к скалам, забился в каньоны и пещеры, сохранив пульс арамейской земли и византийский дух. Что-то подобное я наблюдал в Каппадокии на территории Турции. И хотя наследие и размах деятельности ранних христиан значительнее, реальных христиан там уже нет. Остались заброшенные города, церкви и память, постепенно переходящая из разряда духовных ценностей в коммерческую витрину для туристов.
Узкий каньон, ведущий от поселка в глубь каменных гор, называется ал-Фадж. Это место тесно связано с жизнью Фёклы - первой христианской святой, духовной покровительницы Маалюли. Родилась и жила Фёкла в городе Конья в Антиохии (ныне территория Турции). Прекрасная юная дева, дочь богатых и знатных родителей, готовилась к замужеству. В это же время, покинув Иерусалим, через Дамаск, Алеппо и Антиохию святой Павел прибыл в город Конью. Здесь он поселился в одном из домов с целью распространения христианской веры. И вот однажды, услышав проповедь апостола Павла, Фёкла неожиданно проникается глубокой верой Иисуса Христа. Твердость ее веры и непреклонность решения вызывают ненависть близких, и даже родная мать просит градоначальника казнить непокорную дочь.
Последовав за апостолами Павлом и Варнавой в Антиохию и Алеппо, Фёкла продолжает являть пример праведной жизни. Здесь она узнаёт о погоне, организованной градоначальником Коньи. Фёкла бежит в сторону Ливанских гор в надежде укрыться от погони. Отряд наемников настигает девушку у самых гор. Видя безвыходность положения, она обращается к новому Богу - Иисусу Христу с просьбой: «Сделай что-нибудь, спаси меня!». И в тот же час раздвинулась каменная стена. Пропустив Фёклу по узкому проходу на другую сторону хребта, горы вновь сомкнулись.
На этом месте ранние христиане выдолбили пещеры и церкви. Одна из пещер долгие годы служила святой Фёкле домом. Эта пещера сохранилась до сих пор. Рядом по-прежнему бьет источник. Там, где Фёкла безвозмездно исцеляла больных и калек, сегодня стоит часовня. Тут и нашли упокоение ее святые мощи. Так образовалась Маалюля, что с арамейского означает «проход-путь».
Каменная щель начинается прямо от ворот православного женского монастыря Святой Фёклы, где проживают тридцать монахинь. Обитель была основана в ранневизантийский период. Она состоит из двух частей, двора, окруженного галереями келий, с главным храмом в центре и пещеры, где находится рака с мощами святой Фёклы. Монастырь возглавляется матерью-игуменьей. Священники служат тут под руководством Его Блаженства патриарха Игнатия IV.
Как и столетия назад, жители Маалюли обитают в сотнях маленьких домов, напоминающих пчелиные соты. Не так давно здесь выросли мечети. Одна - в центре поселка, другая - на окраине, однако в новую веру никто обращаться не торопится. Местные жители по-прежнему ходят в свои христианские храмы, молятся Христу и говорят на его языке.


Заповедные обители веры

Страннику открывается возможность пройти путем святой Фёклы. Грандиозный каньон, прорезающий известняковый массив, вползает в глубь скал. По его дну сочится ручей. Постепенно тропа выводит на верхнее плато к монастырю Мар Саркис. Тут проложено электричество, и ночью каньон Святой Фёклы освещается нежным синеватым светом, подчеркивающим таинство хранящих память стен, дрожащих теней... и притаившихся пещер.
До следующей известной христианской обители Саедная от Маалюли около 20 километров. Едем вдоль Антиливанских гор. Всхолмленное желто-зеленое плоскогорье к востоку приобретает признаки сирийской пустыни. На западе, сжавшись волнами гребней, оно касается пологих, покрытых слабым снегом вершин.
Наступил полдень. Солнце разогнало ставшие группироваться тучи, превратив небо в однородное бледно-голубое пространство. Вскоре сквозь дымку сотканной пустыней вуали проявилась Саедная. Внешне местность менее живописна, чем в районе Маалюли. Здесь нет крутых стен, узких уступов и глазниц древних пещер. Саедная выглядит более цивильным и понятным городом. Много новых многоэтажек, ступенями вросших в довольно крутой склон все той же горы Каламун.
Нa самом верху - старая Саедная с каменными церквями, храмами и башнями. Но главная достопримечательность этой святой заповедной земли - монастырь Божьей Матери. Обитель часто именуют просто Панагия Саедная. Первое слово - греческое, второе - семитское: «Всесвятая Госпожа» - так обращаются православные к Богоматери. С арамейского слово «Саедная» означает «место охоты».
Первoe, отмеченное в источниках здешнее поселение называлось Дапаба в честь почитаемого арамейского божества.
История этих мест связана прежде всего с византийской эпохой. В те времена Саедная в имперских документах фигурирует под названием Юстиниаиполис, и это не случайно. Согласно манускриптам из монастырской библиотеки, Саеднайская обитель была основана в 547 году. Существует историческое предание, которое известно чуть ли не каждому местному жителю.
Византийский император Юстиниан вёл свои войска в поход против персов. Ромеи устроили стоянку в пустыне, но вскоре начали жестоко страдать от жажды, ибо вода в этих краях - большая редкость. Полный невесёлых дум, император удалился от лагеря в глубь неприветливой земли, как вдруг увидел в отдалении прекрасную лань. Царь с азартом начал преследовать её. Изнемогающая лань остановилась на скалистой вершине и, не давая охотнику шанса прицелиться, шагнула к открывшемуся там источнику чистой и свежей воды. Вдруг вместо лани Юстиниан увидел образ самой Благословенной Девы, источающий великий свет. Протянув свою легкую руку к императору, Богоматерь произнесла: «Не убивай меня, Юстиниан... Тебе надлежит построить церковь на этом самом холме».
Затем чудесное видение исчезло. Вернувшись, император немедленно приказал своим строителям приступить к разработке проекта храма. Шло время, и вот вновь Юстиниан видит светозарную Лань-Деву, которая являет ему образ будущего женского монастыря.




Заповедные обители веры

Тем, кто сегодня поднимается в обитель по довольно крутым и широким лестницам, будет не так уж и просто понять расположение внутренних сооружений Саедная.
Один из первых исследователей комплекса Хабиб аз-Зайят писал: «Сегодняшний вид монастыря не походит на творения, выполненные в любом из известных архитектурных стилей. Несомненно, что землетрясения и перестройки изменили первоначальную структуру и систему построек, создав восхитительную путаницу находящихся один над другим уровней, проходов, келий и палат».
Здесь перестают действовать привычные пространственные законы. Ступив за порог монастыря, попадаешь в плен лабиринтов, размешенных внутри волшебной шкатулки. Пространства внутри намного больше, чем снаружи. Множество лестниц выводит на крыши, являющиеся площадями коротких улиц. Сбегая ступенями, окапываешься в окружении уютных двориков. Множество переходов, норой не совсем логичных, напоминает забавный аттракцион. И, чтобы попасть на параллельную улочку, нужно проделать немалый путь, спускаясь и поднимаясь на разные уровни этого сказочного монастыря. Особенно завораживает вид с крыши самого верхнего яруса, откуда и восточные, и южные пространства, и город Саедная как на ладони.
В обители 30 сестёр и более трехсот комнат. На ведущей к вратам лестнице огорожен небольшой участок. Если внимательно вглядеться, то на каменной поверхности можно разглядеть иконописный силуэт Богоматери. Предание повествует, что одна женщина поднималась в монастырь, чтобы помолиться за тяжелобольного сына и с собой несла как приношение Богородице кувшин дорогого масла, купленного на собранные с трудом деньги. Бедная мать, поскользнулась на крутой лестнице и разбила сосуд, драгоценное масло растеклось по ступеням. Горю женщины не было предела - ведь она не донесла свой дар до дверей обители! Но ответом на молитвы и слёзы несчастной стало то, что, вернувшись домой, она нашла своего сына исцелённым. А на монастырской лестнице навсегда запечатлелся образ Богоматери как символ надежды для всех, кто близок к отчаянию.
Сакральное место обители - часовня, где хранится образ Богоматери, написанный, по преданию, самим евангелистом Лукой, первым иконописцем. В истории монастыря отмечено, что икону в конце VIII века привёз из Иерусалима инок Феодор по поручению настоятельницы матушки Марины. Рассказывается, что Феодор по пути из Святого Града, убедившийся в святости образа, не хотел оставлять икону в монастыре. Искушаемый непреодолимым желанием укрыть святыню у себя, он несколько раз пытался тайно покинуть Саеднаю, но не смог сделать и шага за пределы её стен. Так Богоматерь сама избрала место для пребывания своего образа.
Из моего дневника. Сирия продолжает удивлять все больше и больше. История этой земли — слоеный пирог, спрессованный из человеческих цивилизаций, с четкими границами, материальными ценностями, культурой. Здесь не надо выковыривать из глубин времен искомый штрих. Каждая цивилизация оставила видимую и ощущаемую историю.
Особняком в этом историческом и временном строю располагаются Маалюля, Саедная и другие точки раннего христианства. Они возвращают нас к истокам возникновения великой веры. Лично я ничуть не жалею, что поехал именно в Сирию - страну, где рождались и гибли великие цивилизации. Сирия - это вход в историю человечества, это путь сквозь время. Теперь, когда наше стремительное путешествие позади, я вновь вспоминаю слова открывателя Эблы - итальянца Паола Маттиа о том, что у каждого человека на Земле две родины: там, где родился, и земля Сирии. Как свидетель и очевидец подтверждаю, что это не шутка и не комплимент Сирии, а сокровенная истина.
Прежде чем поставить последнюю точку, хочу сказать несколько добрых слов о нашем гиде Саляме, который с первых же минут стал симпатичен нам за глубокое знание гуманитарных наук, исключительное владение русским языком, душевность и порядочность. Во многом именно ему обязана вся наша группа яркими впечатлениями, увезёнными из Сирии.
Говорю Саляму эти слова и чувствую, что они трогают его. Он тоже счастлив. Спасибо тебе, Салям! Пусть будет мир на твоей земле и нашей второй родине!
4-06-2014, 17:16
Вернуться назад