Дым, который гремит

Дым, который гремит

Но самый страшный аттракцион - это «тарзанка», или «банджи джамп»: прыжок с моста в стометровую бездну, будучи привязанным на резиновом стропе. Прыжок осуществляется над рекой Замбези в непосредственной близости от водопада. Стоимость этого удовольствия - сто долларов. Желающих не так много. Однако, по статистике, за все годы существования «тарзанки» прыжки совершили уже около 60 ООО человек.
Интересно, что перед таким подвигом необходимо написать записку примерно следующего содержания:
«Я не совсем нормальный человек и поэтому решил совершить этот прыжок. Если у меня случится разрыв сердца или растяжение позвоночника, или еще какая травма, или болезнь, прошу во всем винить только меня самого, потому что я отчетливо понимаю, что этот прыжок — настоящая дурость».
Так что «тарзанка» - развлечение не для всех. Более уравновешенных развлечений тут значительно больше. Выбор на любой вкус и кошелек! А сколько ресторанов и баров, сколько фольклорных групп и сувенирных лавок! И все это благодаря водопаду Виктория. Ради него прежде всего сюда приезжают многочисленные туристы, и их понять можно: ведь сам водопад «Дым, который гремит» - величайшее творение природы!
Давид Ливингстон, шотландский миссионер и врач, был первым европейцем, увидевшим водопад в 1885 году. Он назвал его в честь королевы Виктории. Великий исследователь, он проплыл 2 700 километров по Замбези, которая, как он надеялся, может стать «путем, дарованным Богом» в Центральную Африку. Спускаясь вниз по реке на каноэ, он достиг водопада 16 ноября. Заметив клубы дыма-тумана, высадился на небольшой островок около края водопада...
Вот что он пишет в книге «Путешествие по Замбези»:
«Мы пристали к Гарден Айленду (садовому острову), который лежит посередине реки, на самом краю водопада. Когда мы достигли этого края и посмотрели вниз с головокружительной высоты, перед нами открылось чудесное и необыкновенное зрелище величественного водопада.
Пытаться описать его словами - безнадежное занятие. Даже самый большой художник, сделав несколько пейзажей, мог бы только дать слабое отражение этого величественного зрелища. Казалось, что вода пропадала под землю. Противоположный край трещины, в которой она исчезала, был всего в восьмидесяти футах. Я не понял этого до тех пор, пока не подполз со страхом к самому краю, заглянул вниз в огромную расселину и увидел, что поток в тысячу ярдов шириной проваливался вниз на сотню футов и там сжимался до 15 или 20 ярдов. Весь водопад - это просто трещина в твердом базальте, идущая поперек реки от правого до левого берега и продолжающаяся дальше от левого берега еще на 30 или 40 миль сквозь холмы».
На следующий день Ливингстон вернулся к водопаду. Наблюдая за падением воды с противоположного края трещины, он был впечатлен увиденным и написал буквально следующее:
«...Вся масса воды, переливаясь через край водопада, превращается в подобие чудовищной завесы гонимого метелью снега. Водяные частицы отделяются от нее в виде комет со струящимися хвостами. Возможно, это вызвано сухостью воздуха. Но какова бы ни была причина, каждая капля воды Замбези производит впечатление обладающей собственной индивидуальностью. Она стекает с весел и скользит, как бисер, по гладкой поверхности, подобно капелькам ртути на столе. Здесь они предстают в своей массе, каждая капля с продолжением в виде чистого белого пара, пока не исчезнет в густом тумане внизу».
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0