Находки на дне Тюпского залива


Находки на дне Тюпского залива

Поиски на дне залива продолжаются


Дистанционный зонт — прибор, который помог подводным археологам за один лишь месяц работ найти более десятка металлических изделий. Такого еще не бывало. Внешне прибор очень прост: небольшой металлический круг на длинной ручке. Но какая в нем сложная начинка, если он подобно миноискателю мгновенно подает звуковой сигнал за метр — полтора до всякого предмета из любого металла — будь то на земле, под землей или под водой! С его помощью в сезон 1986 г. было найдено большинство древних изделий из бронзы. Прибор, к которому до начала работ относились скептически, сразу был признан археологами «чудом современной техники на службе гуманитарных наук».

Первые изделия из металла на городище Сарыбулун были найдены не с помощью нашего «чудо-прибора» и не археологами. Прекрасной сохранности бронзовые кинжал-акинак и полусферическое навершие булавы высокохужественного литья случайно нашли юные краеведы из средней школы № 31г. Бишкека, которыми руководил преподаватель истории М. К. Синусов.

По роду своей деятельности местный охотовед Г. И. Журавлев не один десяток раз бороздил на лодке отмель, где расположено городище. Ему, человеку любознательному с разносторонними интересами, удалось собрать здесь солидную коллекцию изделий из бронзы. По его! словам, она включала: кинжал, целый наконечник и втулку от наконечника копья, несколько наконечников стрел, серповидный предмет и котел. К сожалению, постоянно меняющиеся сотрудники Каракольского краеведческого музея, не пожелали приехать в с. Маяк и принять коллекцию, в результате она утрачена. Большинство бесценных для науки бронзовых изделий древних мастеров затерялось при переезде Г.И. Журавлева из одного села в другое. При встрече он передал нам только котел и втулку от наконечника копья, которые мы доставили в институтский музей, где они экспонируются среди других изделий сакского времени.

Котел бронзовый, полусферический, с отогнутой закраиной, на коническом поддоне. К тулову котла прикреплены две "горизонтальные петлевидные ручки, между ними — рельефная тамга (знак мастера?) в виде двух сомкнутых концентрических полуовалов, напоминающих изображение месяца рожками вниз.

Подобные котлы были широко распространены в Семиречье и за его пределами во второй половине I тыс до н.э. В Прииссыккулье, на суше и на дне озера, их найдено более десятка. Конечно же, в таких котлах едва ли готовили пищу на одну семью. Эти громадные емкости — немые свидетели былых грандиозных шумных пиров родовых коллективов древних скотоводов на праздниках в честь своих божеств. Одним из самых популярных празднеств был Ноо-руз — день весеннего равноденствия, когда приносилась жертва солнцу. В таких котлах варили мясо жертвенного коня и, собравшись вместе, съедали его.

Более скромно выглядит вторая переданная нам находка Г. И. Журавлева: втулка наконечника копья — бронзовая, литая, усеченноконической формы, со следами двух отверстий для крепления к древку. Бронзовые втульчатые наконечники копий хорошо известны археологам по находкам в Семиречье, в том числе и в Прииссыккулье, где они датируются V—III вв. до н.э.

Таким образом, краеведами обнаружены на дне Тюпского залива и сохранены для науки редкие, а иногда и уникальные изделия древних сарыбулунцев.

В сезон 1985 г. на городище Сарыбулун подводным археологам не удалось найти ни одного изделия из металла. Зато сезон 1986 г. (благодаря прибору) условно можно назвать «бронзовым сезоном». И все-таки самая первая находка из металла была поднята со дна озера близ острова. Это был целый серповидный нож отличной сохранности, покрытый, правда, тонким слоем известкового налета. У тупого конца — отверстия для крепления к рукоятке, которая, скорее всего, была деревянной. Позже, уже с помощью прибора, были обнаружены еще три таких же серповидных ножа (один целый и два обломка), но куда им было до самого долгожданного — первого!

Однолезвийные серповидные ножи хорошо известны в Фергане, в Хорезме, в Ташкентском оазисе, где они датируются XI—IX вв. до н.э. Однако устоявшиеся формы серповидных ножей жили едва ли не больше тысячелетия.

Они известны и для раннесакского времени. Обломок такого серповидного ножа найден даже на усуньском поселении Ак-тас-2 в Казахстане (рубеж н.э.). Таким образом, первые бронзовые однолезвийные серповидные ножи, найденные в Прииссыккулье, невозможно датировать в пределах одного-двух столетий.

Слабым утешением является то обстоятельство, что все серповидные ножи были найдены поблизости от неказистого, на первый взгляд, бронзового кружочка, который, как оказалось, относится к строго определенной эпохе. Бронзовый кружочек оказался ажурным. В него был вписан ромб со слегка прогибающимися внутрь сторонами и с отверстием в центре. Этот знак — символ солнца — был хорошо известен в евразийских степях в VIII—VII вв. до н.э. и изображался на изделиях начального этапа сакской культуры в Туве, Казахстане и на Памире. Очень часто ромб с точкой в центре наносили на детали конской сбруи. Не исключено, что бронзовые серповидные ножи, найденные поблизости от солярного амулета, тоже принадлежали к раннескифской (VIII—VII вв. до н.э.) эпохе. Однако с полной уверенностью принять эту датировку не представляется возможным, так как волны Иссык-Куля за те почти три тысячи лет, когда серпами уже не жали, а амулет не носили, могли «подстроить» любое мнимое совместное залегание любых хронологически несовместимых вещей.







Так случилось с первой и пока единственной находкой на террритории Кыргызстана боевого кистеня (гиря на ремне). Он представляет собой цельнолитой бронзовый шар диаметром 6 см с трапециевидным ушком и найден был тоже у острова, неподалеку от серповидных ножей и амулета. Сохранность изумительная. Молодые археологи тотчас же объявили этот кистень самым древним в мире, а Приисыккулье — родиной этого вида оружия ближнего боя. Если бы амулет с солярным знаком и бронзовый кистень были найдены в одном погребении либо в одном и том же культурном слое при раскопках городища, заключение это имело бы резон. Однако опытный археолог и здесь вел бы себя более осмотрительно: нет ли подвоха? Дело в том, что во всей полосе гор и степей Евразии, где раскопаны тысячи курганов древних скотоводов, кистень ни разу не был найден. Не были кистени и на вооружении у южных соседей скифо-сакского мира — бактрийцев, персов, греков, фракийцев. Зато в той же полосе степей в средние века было найдено немало подобных боевых гирь как из бронзы, так и из железа. Следовательно, несмотря на то, что на дне Тюпского залива солярный амулет VII в. до н.э. и бронзовые серповидные ножи располагались рядом с кистенем, их весьма рискованно считать синхронными. Скорее всего, последний принадлежал к совершенно другой, гораздо более поздней, хронологической эпохе.

Заслуживает внимания и находка на городище Сарыбулун обломка бронзового кельта—тесла. Сохранились только его нижняя рабочая часть и очень незначительная часть втулки. Полностью снаряженный кельт — тесло очень напоминает современную среднеазиатскую тешу, которая и по сей день потребляется в домашнем хозяйстве кыргызов.

Если бы не поисковый прибор, аквалангистам ни за что не удалось бы найти небольшие бронзовые шилья — проколки. Даже увидев их, не сразу понимаешь, что это орудия труда, к которым человек приложил руку. Внешне это обыкновенные мелкие речные камешки — окатыши.

Когда осторожно разбили толстую скорлупу «окатыша», внутри увидели подвижный острый стерженек. Этого не ожидал никто. Разгадка «подвижности», «свободы» шильев возможна, если предположить (и это наиболее вероятно), что мелкие, легкотеряющиеся и опасные острые проколки хозяева помещали в чехлы из кожи или дерева.

Оказавшись в озерной воде чехлы разбухли, потеряли первоначальную форму, а бронза начала окисляться. Со временем окислы пропитали материал чехлов, придав им субстанцию металла. Донные известковые отложения завершили метаморфозу, закомуфлировав деформированные чехлы под серые речные камни.

Есть основание для предположения, что сарыбулунцы сами плавили металл. На эту мысль наводит находка близ острова скопления обломков различных крупных бронзовых сосудов, которые ни на что не годились кроме переплавки. Здесь же найден небольшой слиток металла и, что является главным доводом в пользу металлопроизводства на городище, литник, представляющий собой небольшой бронзовый конус. Не исключено, таким образом, что какая-то часть металлических изделий, найденных на городище, даже уникальное навершие булавы с изображением разъяренного тигра, могла быть отлита на месте.

Изделия из рога

Найден рог джейрана, насквозь просверленный у основания. Выше — глубокий продольный срез. Функциональное назначение изделий подобного рода не известно. Одни исследователи называют их шилом-проколкой, хотя трудно представить, что можно проткнуть таким шилом, да, кроме того, неясно, зачем, столь обширное отверстие? Другие полагают, что таким рогом развязывались туго затянутые узлы на вьюках, юртах, конских сбруе и путах. Это, на наш взгляд, ближе к истине, так как скотоводы-кочевники постоянно имели дело с веревками и ремнями.

Все перечисленные пункты, где обнаружены следы поселений древних скотоводов, ни по количеству остатков материальной культуры, ни по площади их рассеивания ни в какое сравнение не могут идти с городищем Сарыбулун, которое выделяется среди них, как сверкающая снегами вершина Тянь-Шаня среди покатых пригорков Сухого Хребта.

Сарыбулунская бусина

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0