Курманджан датка - Алайская царица


Курманджан датка - Алайская царица

Курманджан датка - владычица Алая
Мудрый политик, правитель обширного горного края, явление,поистине уникальное для исламского мира XIX столетия.

Большинство историков вполне справедливо считают эту личность национальной выразительницей чаяний и идей своего времени.

Впрочем, заслуженно высокая оценка исторической роли Алайской царицы подвергает ее образ риску быть погребенным под толстым слоем сентиментальных домыслов и легенд. И здесь перед исследователем стоит непростая задача - отделить зерна правды от плевел фантазии и народной молвы. Это проблематично, если не знаешь многого об эпохе, в которой довелось жить нашей героине и ее современникам. Так не поленимся поднять груды архивных документов, сохранившихся поныне исторических свидетельств эпохи Курманджан датки. Многие из них поведают нам о крупнейшей в Средней Азии XIX века цитадели средневекового деспотизма - Кокандском ханстве. Далеко не последнюю роль в становлении и последующем упадке этого ханства сыграли кыргызы.

Эпоха Курманджан - это переломный этап в истории, образе жизни и культуре кыргызского народа, время присоединения к России и перестройки всего общественно-экономического уклада.

Последующие события XX века стали новым этапом формирования советской модели государственности кыргызского народа - от автономной области в составе Российской Федерации до союзной республики СССР и, наконец, суверенного кыргызского государства.

200-летний юбилей Алайской царицы позволяет нам с высоты сегодняшнего дня еще раз посмотреть и оценить пройденный путь, чтобы уверенно строить новое светлое будущее народов Кыргызстана.

Ж. Джолдошова, учредитель Благотворительного фонда им. Курманджан датки

ДВЕ ЖИЗНИ КУРМАНДЖАН ДАТКИ

В 2011 году исполнилось 200 лет со дня рождения царицы Алая - Курманджан датки. Уникальная для восточной женщины XIX века судьба этого политического деятеля и поэтессы достойна того,чтобы про нее слагали поэмы, писали романы,снимали кинофильмы. Но однажды чуть не канула в Лету память о мудрой родоправительнице.

Свет доброго имени Курманджан, озарявший поколение кыргызстанских борцов против кокандского ига, едва не угас в советские времена. Не жаловали идеологи большевизма память о «манапско-бийском отродье». В итоге многое из того, что сегодня мы знаем о правительнице горного края, осталось лишь благодаря народной молве.

Впоследствии кропотливый труд историков подтвердил достоверность рассказов потомков, сопроводив их слова сохранившимися документами. Но хранимые тремя поколениями сведения о легендарной царице собраны по крупицам, чтобы затем лечь в основу многочисленных научных трактатов и художественных произведений. Раз народ так чтит имя своей героини, оно для него свято. Даже того немногого, что мы знаем сейчас об этой женщине, достаточно, чтобы в почтении снять перед ней шляпу...

Но начнем по порядку. Надо сказать, непокорный характер будущей датки дал о себе знать, когда та еще ходила в невестах.

Курманджан датка - Алайская царица

СТРОПТИВАЯ НЕВЕСТКА

Родилась Алайская царица в 1811 году в айыле Орок, расположенном в живописных окрестностях Оша. Едва девушке исполнилось 18 лет, как ее выдали замуж согласно местным традициям и шариату. Но вскоре произошло нечто, идущее вразрез с общепринятыми тогда местными обывательскими нормами «благочестия». Курманджан решилась оставить нелюбимого мужа и вернуться в родные места к отцу Маматбаю. Такого здесь ранее никогда не бывало! Аксакалы, местные муллы и сородичи не знали, что поделать: калым-то давно уплачен...

Здесь позволим себе историческую ремарку. Дело в том, что участь непослушной девушки могла бы быть весьма незавидной, если бы кыргызы в то время действительно следовали жестким канонам средневекового исламского права. Такого не наблюдалось, чему способствовали, как минимум, две причины. Во-первых, Кыргызстан издревле слыл узловым пунктом пересечения разных духовных культур - от зороастризма до буддизма. Душа кочевника, как губка, впитывала все веяния, привносимые извне странниками Шелкового пути. В итоге народ выработал известную широту взглядов - лучшее противоядие от жестокого законничества и религиозного экстремизма.

А еще местные жители были не слишком строгими мусульманами, поскольку мало понимали молитвы на незнакомом языке и каноны ислама. Известен, например, такой анекдотичный случай. Однажды манап племени сарыбагыш Ормонхан по многочисленным просьбам своих соплеменников перенес священный пост ураза с лета на зиму на том лишь основании, что летний день длиннее зимнего. А вот что оставил в своих записках побывавший в Кыргызстане казахский политик, литератор и общественный деятель Чокан Валиханов: «Все дикокаменные киргизы исповедуют мусульманскую религию или, лучше, называют себя мусульманами, не зная ни догматов веры, ни ее требования. Все обряды их и поверья до сих пор сохранили полный оттенок шаманизма...».

Но даже с учетом «либерального» по тем временам отношения к шариату дальнейшая судьба строптивой невестки могла бы сложиться печально. Вмешалось провидение. В месяце тэке 1247 года хиджры, то есть в июле 1831 года, проезжал по благодатному джайлоо Алая хаким - управляющий Андижанского вилайета (административная область Кокандского ханства), родоправитель южных кыргызов Алымбек из рода барчы, племени адыгине. Именитый путник направлялся в Алай для решения ряда запутанных дел. Нарушительницу спокойствия привели к хакиму. Невеста поклонилась и встала у входа в юрту.

- Ты и есть та самая непослушная Курманджан? - спросил хаким. Ответчица еще раз учтиво склонила голову.

Длинные косы скользнули на грудь. Алымбек, покоренный красотой и благородством юной женщины, вскоре сделал ее своей женой. Так наша героиня стала верным сподвижником и советчиком знаменитого датки, верховного визиря и фактического правителя Алая в Кокандском ханстве.

Но идиллия продолжалась недолго. Летом 1863 года хаким стал жертвой очередного дворцового переворота. Но Курманджан, уже искушенная к тому времени в политике, не отдала власть в чужие руки. Фактически она сохранила независимость Алая, сумев получить фирман - документ от бухарского эмира Музаффара и кокандского хана Худояра, удостоверяющий законность наследственных прав и титула «датка». Но мира и спокойствия не было в Коканде: близилась агония ханства.

Курманджан датка - Алайская царица

В ОГНЕ ВОССТАНИЙ И БЛЕСКЕ СЛАВЫ

В 1875 году народное движение кыргызов против кокандского ига достигло своего апогея. Хан бежал в Россию. Кыргызы провозгласили новым правителем своего ставленника - муллу Исхака Хасан-уулу, выдав этого самозванца за потомка кокандской династии Пулат-хана. Годом позже войска Российской империи под началом генерала Михаила Скобелева двинулись на Алай. Наступление закончилось разгромом бежавших туда соратников самозваного Пулат-хана. Среди сподвижников восставших был старший сын Курманджан датки, Абдуллабек. Он вместе со своими братьями Маматбеком и Хасанбеком возглавил движение повстанцев после гибели мятежного хана. Пришел на помощь русским войскам со своим отрядом джигитов и знаменитый баатыр северных кыргызов Шабдан Джантаев. В горах скрывалась и Курманджан.

Вскоре удалось пленить Алайскую царицу. В ставку М.Д. Скобелева ее проводили с почетом, придавая значение сану и влиянию на алайских кыргызов. С тех пор царица Алая навсегда связала свою судьбу с Россией. Со многими из представителей военной и гражданской администрации у правительницы сложились добрые отношения. Она вела активную переписку с военным губернатором Ферганской области, неоднократно обмениваясь с ним и другими высокими чинами подарками и фотографиями. Есть архивные свидетельства, что сын датки Маматбек хранил целую пачку писем из этой переписки. Правда, отыскать эти бесценные документы пока не удалось.







Благодаря победе генерала Скобелева в Алай пришли мирные времена. А для Курманджан настал недолгий период относительного спокойствия, вознесший ее на вершину славы. Именно тогда народная молва дополнила титул «Алайская царица» почетным званием «мать народа». Мудрость правительницы ценили и туркестанские генерал-губернаторы. При каждом удобном случае, обычно во время визитов в область, одаривали ее богатыми подарками.

А главный начальник края генерал-адъютант фон Кауфман в 1880 году добился Высочайшего соизволения государя на пожалованье ей пожизненной пенсии в размере 300 рублей в год. Большие, скажем вам, по тем временам были деньги: например, на 100 рублей в России тогда можно было купить небольшую деревню.

Но не только регалии, почетные награды покоряли сердца подданных и поклонников почтенной правительницы. По воспоминаниям современников, Курманджан прекрасно разбиралась и в европейской моде. Со вкусом носила изысканные заграничные платья, украшения. Превосходно умела танцевать и говорила на нескольких бытовавших в Кокандском ханстве языках, знала арабскую грамоту.

И в почтенном возрасте Курманджан датка оказалась окруженной всеобщим почитанием и славой. Но беда подкралась неожиданно, ранив царицу в самое сердце...

Курманджан датка - Алайская царица


ПЛАЧ МАТЕРИ
Трагедия произошла в 1893 году. В пограничной полосе пропали объездчик и два стражника. Власти не на шутку встревожились, подняв войска и наняв осведомителей. Вскоре нашли виновных. Среди них оказались самый любимый младший сын алайской правительницы Камчыбек, другой сын Маматбек, внуки Арстанбек, Мырзапаяз и другие, всего 20 человек. Задержанных обвинили в контрабанде и убийстве таможенников.

К тому времени уже 82-летняя Курманджан датка бросилась спасать детей и внуков. Она поехала в Маргелан к военному губернатору Повало-Швыйковскому. Ничего не помогло. Следствие тянулось долго, почти два года.

Военный суд вынес сыновьям Курманджан датки и их близким сподвижникам приговор: девятерых - к смертной казни, среди которых был и младший сын Камчыбек. Шестерых - к ссылке на каторжные работы, в том числе и Маматбека, Арстанбека и Мырзапаяза. Причем одиннадцать подсудимых были оправданы.

Так престарелая датка познала, что значит выдержать бесконечные судебные тяжбы. Никакие обращения к царским властям, никакие напоминания о заслугах, ни вмешательство сановных друзей не повлияли на исход дела. Весной 1895 года, 3 марта, приговоренных к смертной казни вывели на площадь в старой части Оша, где и повесили в 11 часов 10 мин. Вот тогда, собрав все силы, Курманджан исполнила древний обряд своего народа - начала кошок, плачпричитание о гибели любимого сына. Люди в печали слушали и запоминали слова. Из толпы кричали: «Невиновен!». Но все уже было кончено. Сломленная горем Курманджан датка удалилась в небольшой кишлак на Алае оплакивать горькую судьбу своих детей.

Мало кому известно, что образованная, одаренная многими талантами Курманджан сочиняла лирические стихи, подписывая их именем Зыйнат. Современники высоко ценили совершенство стихотворных строк и ставили их в один ряд с творчеством других поэтесс Востока, современниц автора: Надиры, Дильшод, Махзуны. Причем царица сочиняла не только на родном кыргызском языке, но и на тюрки, фарси. Сохранилась лишь малая часть ее поэтического наследия. Хочется верить, что еще можно восстановить затерянное. В свое время, лет 25 назад, мне удалось подержать в руках два тома дивана (сборника), в котором, как говорили хранители рукописей Института востоковедения Узбекской академии наук, имелись и стихи Зыйнат.

А в народной памяти остались поэтические строки из айтышей - состязаний поэтов, в которых участвовала правительница Алая. К тому же газели Зыйнат, известные узбекским историкам, ждут своего повторного перевода на кыргызский язык.

Трудно удержаться от того, чтобы не поделиться с читателем выдержкой из знаменитого кошока царицы Курманджан в час казни младшего сына Камчыбека:

Сокол мой, сынок Камчыбек,
Покидаешь ты бренный мир,
Оставляешь неверный мир,
Сеть расставил жестокий век,
Захлестнули тебя петлей,
Расстается душа с тобой.
Я скрутила горе свое,
Чтоб народ от беды сберечь,
В сердце скрыла горе свое,
Чтоб народ в беду не вовлечь.
Ты главы своей не склонил,
Честь джигита ты защитил.
Как в куреше, по пояс гол,
Смерть презревши, в расцвете сил,
Ты на схватку без страха шел.
Сын мой верный, прощай, прости. Ты шейит на святом пути!

Изучение творчества Курманджан-Зыйнат только начато, но уже в первых опубликованных стихах очевиден поэтический талант автора. Стараниями ряда историков, писателей, общественных деятелей и мастеров искусства имя легендарной Алайской царицы вернулось из забытья, вновь став путеводной звездой для поколения кыргызстанцев.

Курманджан датка - Алайская царица

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ ЦАРИЦЫ

Мудрая правительница снова живет, но уже в другом измерении - в литературе, а также на театральной сцене.

Воплощается Курманджан датка и в граните памятников в Оше, на Алае, в Бишкеке, а также на Иссык-Куле, где намечено возвести большой музейный комплекс ее имени.

Об этой царице в разное время писали царские офицеры Б.В. Тагеев, финляндский маршал Т. Г. Маннергейм, русская писательница К.Новоселова, узбекский ученый X. Бобобеков, кыргызские прозаики и поэты Т. Касымбеков, М. Абылкасымова и С. Жусуев. Не обошли вниманием известную личность историки Т. Кененсариев, А. Газиев, Т. Омурзакова. Но официальная историография советского времени придерживалась принципа «умолчания». Лишь благодаря суверенитету Кыргызстана и проведенным в 1991 году торжественным мероприятиям по случаю 180-летнего юбилея Курманджан открылся свободный доступ к всестороннему исследованию жизни легендарной алайской правительницы.

Не так давно она начала жить и на киноэкране. В конце 2010 года в бишкекском кинотеатре «Ала-Too» прошла презентация полнометражного документального фильма «Тоо ханшасы» («Горная царица»). Кинокартина создана по инициативе кыргызстанского Благотворительного фонда им. Курманджан датки. Режиссер кинофильма 3. Эралиев, сценарист Ю. Тойчубеков, продюсер Ж. Джолдошова. На презентации фильма Президент Кыргызстана Роза Исаковна Отунбаева предложила объявить 2011 год Годом Курманджан датки. Намечено также создать художественную киноленту, опубликовать фундаментальную научную монографию, проведен ряд республиканских и международных конференций - и все в основном на внебюджетные средства. Воплощение замыслов координирует упомянутый фонд Курманджан.

Так пишется история новой жизни гордой царицы Алая. Слагаем ее мы с вами. А вот еще пару строк этой настоящей поэмы жизни. В июне 2011 года на Иссык-Куле прошла летняя школа для молодых историков стран СНГ по проблемам культурного наследия Востока. Речь шла о роли Курманджан в истории Центральной Азии и России.

Участникам этой встречи предстояло найти ответ на непростой вопрос: «Какое будущее уготовим мы прошлому нашей страны?».

А сегодня современники и потомки, все жители Кыргызстана считают своим человеческим и гражданским долгом отдать дань памяти Курманджан датке - матери кыргызского народа.

Да святится ее великое имя в веках!

Владимир Плоских, академик, доктор исторических наук,профессор;

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0