Курманджан датка - владычица Алая

Курманджан датка - владычица Алая


ПЛАЧ МАТЕРИ
Трагедия произошла в 1893 году. В пограничной полосе пропали объездчик и два стражника. Власти не на шутку встревожились, подняв войска и наняв осведомителей. Вскоре нашли виновных. Среди них оказались самый любимый младший сын алайской правительницы Камчыбек, другой сын Маматбек, внуки Арстанбек, Мырзапаяз и другие, всего 20 человек. Задержанных обвинили в контрабанде и убийстве таможенников.
К тому времени уже 82-летняя Курманджан датка бросилась спасать детей и внуков. Она поехала в Маргелан к военному губернатору Повало-Швыйковскому. Ничего не помогло. Следствие тянулось долго, почти два года. Военный суд вынес сыновьям Курманджан датки и их близким сподвижникам приговор: девятерых - к смертной казни, среди которых был и младший сын Камчыбек. Шестерых - к ссылке на каторжные работы, в том числе и Маматбека, Арстанбека и Мырзапаяза. Причем одиннадцать подсудимых были оправданы.
Так престарелая датка познала, что значит выдержать бесконечные судебные тяжбы. Никакие обращения к царским властям, никакие напоминания о заслугах, ни вмешательство сановных друзей не повлияли на исход дела. Весной 1895 года, 3 марта, приговоренных к смертной казни вывели на площадь в старой части Оша, где и повесили в 11 часов 10 мин. Вот тогда, собрав все силы, Курманджан исполнила древний обряд своего народа - начала кошок, плачпричитание о гибели любимого сына. Люди в печали слушали и запоминали слова. Из толпы кричали: «Невиновен!». Но все уже было кончено. Сломленная горем Курманджан датка удалилась в небольшой кишлак на Алае оплакивать горькую судьбу своих детей.
Мало кому известно, что образованная, одаренная многими талантами Курманджан сочиняла лирические стихи, подписывая их именем Зыйнат. Современники высоко ценили совершенство стихотворных строк и ставили их в один ряд с творчеством других поэтесс Востока, современниц автора: Надиры, Дильшод, Махзуны. Причем царица сочиняла не только на родном кыргызском языке, но и на тюрки, фарси. Сохранилась лишь малая часть ее поэтического наследия. Хочется верить, что еще можно восстановить затерянное. В свое время, лет 25 назад, мне удалось подержать в руках два тома дивана (сборника), в котором, как говорили хранители рукописей Института востоковедения Узбекской академии наук, имелись и стихи Зыйнат.
А в народной памяти остались поэтические строки из айтышей - состязаний поэтов, в которых участвовала правительница Алая. К тому же газели Зыйнат, известные узбекским историкам, ждут своего повторного перевода на кыргызский язык.
Трудно удержаться от того, чтобы не поделиться с читателем выдержкой из знаменитого кошока царицы Курманджан в час казни младшего сына Камчыбека:
Сокол мой, сынок Камчыбек,
Покидаешь ты бренный мир,
Оставляешь неверный мир,
Сеть расставил жестокий век,
Захлестнули тебя петлей,
Расстается душа с тобой.
Я скрутила горе свое,
Чтоб народ от беды сберечь,
В сердце скрыла горе свое,
Чтоб народ в беду не вовлечь.
Ты главы своей не склонил,
Честь джигита ты защитил.
Как в куреше, по пояс гол,
Смерть презревши, в расцвете сил,
Ты на схватку без страха шел.
Сын мой верный, прощай, прости. Ты шейит на святом пути!



Изучение творчества Курманджан-Зыйнат только начато, но уже в первых опубликованных стихах очевиден поэтический талант автора. Стараниями ряда историков, писателей, общественных деятелей и мастеров искусства имя легендарной Алайской царицы вернулось из забытья, вновь став путеводной звездой для поколения кыргызстанцев.
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0