Создание музея-заповедника на Буране


Создание музея-заповедника на Буране

Буранинский комплекс сооружение военно-оборонительного характера или летняя резиденция одного из караханидских владетелей?



В январе 1977 г. В. Д. Горячевой была защищена кандидатская диссертация, одна из глав которой посвящена исследованию Буранинского археолого-архитектурного комплекса с середины XIX в. до 1972 г. с краткой историей его изучения и введением новых археолого-топографических данных. В диссертации рассматриваются вопросы застройки средневекового города, локализации Баласагуна; дополнена новыми данными ранее предложенная схема развития этого города. Основные итоги этого исследования подготовлены к печати в виде научно-популярного очерка на базе диссертации.

Первоначальный этап в жизни Баласагуна, по-видимому, связан со столицей тюркских каганов в Семиречье — Орду. Мы (В. Г.) также согласны с предшествующими исследователями, отождествляющими Ак-Бешим с Суябом. С середины X в. город приходит в упадок, население переселяется ближе к горам, вверх по речке Бурана, русло которой при впадении в р. Чу уже давно образовало глубокий, ныне сухой лог, пересекающий городище Ак-Бешим. Новый город формируется всего в 5—6 км, близ ущелья Шамси (или Замби — по Махмуду Кашгарскому). Расстояние между двумя поселения¬ми столь невелико, что в конце XIX в. они воспринимались как развалины одного большого города. По топографической структуре Ак-Бешим соответствует городам мавераннахрекого типа раннего средневековья, исходная форма поселения — шахристан с цитаделью. На Буране нет ни традиционных проявлений замка — цитадели, ни густо застроенного шахристана. В ряду городищ Чуйской долины Бурана является свое¬образным памятником.

Хотя Л. Р. Кызласов в свое время отрицал возможность перенесения старого города Ак-Бешима на территорию Бураны ввиду незначительности его размеров и отсутствия керамики XIII—XIV вв., однако последующие исследования на обоих городищах позволили опровергнуть это мнение. Об огромных размерах Бураны свидетельствуют многие исследователи (В. П. Ровнягин, В. Д. Городецкий, М. Е. Массон, П. Н. Кожемяко) и топографические наблюдения последних лет; X в. не является конечной датой жизни Ак-Бешима, часть поселения функционировала вплоть до XII в., а возможно и позже, как об этом сообщает М. Е. Массон.

Буранинские же развалины дают материал X—XIV вв. и относятся к последнему периоду существования поселений в Чуйской долине. Таким образом, можно предполагать, что на протяжении двух столетий оба города сосуществовали, но постепенно замирал один и расцветал другой. Подобное явление миграции крупных средневековых городов широко известно для городов Средней Азии: Самарканда, Ташкента, Мерва, Кеша и других.






Как же здесь данные археолого-топографических наблюдений согласуются со сведениями письменных источников?

Весьма интересно, что почти все средневековые авторы упоминают столицу Караханидского государства под названием Баласагун лишь с X в. До этого в арабо- и персоязычных источниках (в частности, у Ибн Хордадбеха и Кудамы) отмечен «город тюргешского (тюркского) кагана» в 4 фарсахах от большого селения Сарыг по дороге из Тараза на Иссык-Куль. Наряду с этим обозначением тюркской резиденции в Чуйской долине ал-Мукаддаси упоминает Орду, который тоже имел значение «ставки хана». Логично предположить, что здесь смысловое значение города-столицы передано как имя собственное.

Не менее спорны суждения о городе и топониме «Суяб» (по догадке В. Ф. Минорского, соответствует «Чуаб», т. е. «река/вода Чу», где «су» — арабская передача местного «Чу»). Некоторые источники называют его столицей тюркских хаканов и карлукских ябгу. Наиболее раннее сообщение о городе на реке Чу дает буддийский паломник Сюань Цзан, проехавший через Чуйскую долину в 629 г. к святыням Индии. Он помещает город в верховьях реки, если пройти 500 ли в северо-западном направлении от Прозрачного озера (Иссык-Куля. — В. Г.). «Суйе Шуй — сборное место купцов из всех соседних стран». Суяб (как и Баласагун), по мнению В. В. Бартольда, должен был располагаться близ Токмака.

Нельзя согласиться с А. Н. Бернштамом, который считал возможным сопоставлять Суяб с Новороссийскими городищами. Историко-топографическое изучение Чуйской долины, проведенное за последние годы киргизскими археолога¬ми в связи с составлением археологической карты республики, свидетельствуют о том, что развитых раннесредневековых поселений (которые можно было бы считать городом) восточнее современного Токмака нет. Новороссийские же городища находятся в глубине узкой долины р. Чон-Кемин, в 25 км от места слияния ее с р. Чу и в стороне от торговой международной трассы. Заложенные здесь в свое время П. Н. Кожемяко шурфы и раскопы отразили слабый культурный слой XI—XII вв., поэтому о существовании жизни на этом городище в более раннее время говорить не приходится и его следует считать сооружением военно-оборонительного характера или летней резиденцией одного из караханидскнх владетелей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0