Курманджан Датка и этапы становления Кыргызской государственности


Курманджан Датка и этапы становления Кыргызской государственности

Имена ставшие достоянием истории


Как известно, чем больше мы делаем для блага своей страны, тем теснее обстоятельства нашей жизни вплетаются в ее судьбу. Что же говорить о людях, чьи имена стали достоянием истории, как, например, имя Курманджан датки...

Если разобраться, наиболее важные политические решения Алайской царицы выражали суть многих сокровенных стремлений кыргызского народа. Понять их логику до конца невозможно, не проследив этапы становления этноса от древности до наших дней.

А сделать это непросто, поскольку даже слово «кыргыз» считается одним из древнейших этнонимов в Центральной Азии.

Первые письменные упоминания об этом народе содержатся в китайских летописях 201 года до нашей эры.

Поскольку письменность - сравнительно недавнее в исторической перспективе изобретение человечества, устные предания о кыргызах и их предках, думается, намного древнее.

СТАРОЖИЛ АЗИИ

Впрочем, сегодня невозможно назвать народность, в родословной которой было бы все ясно и относительно чего ученые не ломали бы копья в спорах по поводу возможных гипотез. Но кыргызам повезло в этом смысле намного больше, чем некоторым другим этническим группам. Поскольку сохранился шедевр народного творчества - эпос «Манас». Для опытного и пытливого исследователя это своего рода энциклопедия кыргызской жизни. Но и она не в состоянии дать исчерпывающий ответ о месте, откуда появился великий народ. В частности, юный Манас спрашивает отца Джакыпа о происхождении своего рода. Аксакал, в затруднении, ответил:

О дитя мое, род твой навеки
Из тюрков-кыргызов.
Правил предок наш,
Потеснив род кытай.
Растеряли мы свой народ
Тогда, когда в разных местах
Каждый из нас правителем ходил.

Прародина кыргызов в эпосе не указана, но многие события в их жизни происходят на Алтае, Тянь-Шане, Алае и в Восточном Туркестане. Как видим, Джакып помнит только деяния своего отца и лишь упоминает о времени более древнем. Но и в этом достаточно смутном упоминании есть свидетельство о былом величии этноса: «Кыргызы были правителями многих народов». Стало быть, у них было не просто собственное государство, а империя, подданными которой были представители множества этносов.

Первое в истории упоминание об этой державе содержится в летописях другого старожила Азии - Китая. Как отмечается в «Исторических записках» «китайского Геродота» Сыма Цяня, в III веке до нашей эры мощное государство гуннов во главе с Маодунем (Модэ) покорило на севере несколько владений, в том числе владение, или страну гэгуней. Как раз к этому времени и относятся упоминания «царства Гэгунь». Причем, что касается внешних связей, то в VIII веке Кыргызский каганат во внешней политике продолжал поддерживать связи с Тибетом и Китаем.

В 722 году ставку Танской династии посетил кыргызский посол Исибо Шэйчжи Биши тегин (сын кагана), в 723 г. там побывал кыргызский посол тегин Цзуйли Пинхэчжун. Известно также, что в 724, 747, 748 годах кыргызские послы тоже побывали в этой ставке. Надпись на памятнике, найденная в местности Бегре Енисея, выполненная руническими письменами, содержит сведения о высокопоставленном и уважаемом человеке по имени Тёрапа (Торпе), который в 15 лет был направлен в распоряжение китайского императора, где получил воспитание.

Памятник, найденный в местности Хербис-Баары Тувы, повествует о том, что принц Кулук-Йиге в 27-летнем возрасте был отправлен в народ Токуз татар. О том, что посол по имени Эрен Улуг был послан в Тибетское государство, енисейский письменный памятник описывает так: «Эрдем учюн тюпют канка йалабач бартым» - «Я пошёл послом в Тибетское ханство из-за своей смелости...».

Как впоследствии выяснили историки, термин «гэгунь» употреблялся для передачи труднопроизносимого для китайцев слова «кыргыз». Русский ученый Н.А. Аристов еще в 1893 году закончил свой знаменитый труд об усунях и о кыргызах, где прямо пишет: «Древнейшее упоминание о кыргызах и их стране относится к 209 - 201 гг. до Р.Х., когда в числе северных владений, покоренных шаньюем хуннов Модэ, названо Гэгунь наряду с Динлином».

На вопрос же, где находилось это кыргызское государство и где проживали кыргызы в древности - в Монголии, в верховьях Енисея или в Восточном Тянь-Шане, ученые до сих пор не пришли к единому ответу. Однако большинство склоняется к предположению, что впервые упомянутые кыргызы проживали на территории Восточного Туркестана, затем мигрировали через Монголию в верховья Енисея. Именно там прошел сравнительно недолгий, но весьма яркий период истории народа - время его великодержавия. Тогда кыргызы на Енисее получили для восстановления своей государственности удобные историко-географические условия. Они покорили малые народы тайги и стали называть их «кыштым», то есть «зависимые, подчинённые».

Просуществовавшая с VI по VIII век империя енисейских кыргызов имела достаточно развитую систему управления.

Во главе государства стоял монарх. Его называли ажо, позже - каган. Он имел свою хорошо укрепленную ставку, знамя и личную гвардию. Государство также обладало четко отлаженной административно - территориальной системой управления, располагало значительными по тем временам вооруженными силами - 80 тысяч строевого войска. Но не армия и административный аппарат сохранили дела государственных деятелей этой страны от забвения. Имена некоторых правителей стали бессмертными благодаря другому шедевру народного гения - руническому алфавиту. Благодаря ему кыргызы и в XXI веке помнят и чтут некоторых своих древних предков.

Курманджан Датка и этапы становления Кыргызской государственности
БАРС ЕНИСЕЙСКОЙ ИМПЕРИИ

Но странные надписи, найденные на сибирских просторах, орхоно-енисейские руны, так и остались бы немыми свидетелями старины, если бы не кропотливый труд историков и лингвистов.

Один из них - русский исследователь С.Г. Кляшторный. Его успех в прочтении старых рунических текстов позволил идентифицировать одного из замечательных правителей государства енисейских кыргызов конца VII - начала VIII веков. Речь идет о кыргызском кагане Барс-беке. Это пока первое имя кыргыза, которое донесла история до наших дней. Он был выдающимся политическим, государственным деятелем и полководцем своего времени. Происходил из древней правящей кыргызской династии.

Род Барс-бека, как считалось, находился под особым покровительством богини Умай-эне. Потому родоправители носили титул умай-бег. Его имели управители всех шести округов Кыргызского каганата. Возможно, ажо, помимо светской власти, обладал и полномочиями жреца. В конце VII века Барс-бек, ощутив силу своего народа, совершил важный политический акт: принял титул кагана с тронным именем Ынанчу Алп Бильге. Он также добился создания военной коалиции против орхонских тюрков с табгачами (с китайцами), «с каганом десятистрельного народа» (с тюргешами), а также с тюркскими родами чик и аз. Но сыграло свою роль вероломство новоиспеченных «друзей»: предводители одного из якобы дружественных кыргызам народов родоправители Тонукёк и Кюлтегин со
своей дружиной начали боевые действия против своих союзников.

Зимой 710 -711 годов вчерашние союзники, перевалив через Кёгменские (Саянские) горы, неожиданно напали на кыргызов. В этом сражении Барс-бек героически погиб воюя с врагами на лесистой местности Сунга. Впрочем, орхонские тюрки стали его уважать как достойного врага, а енисейские кыргызы в ряде своих памятников руническими письменами записали в его память слова поклонения, причитания о невосполнимой утрате.

Причитание-текст, написанный руническими письменами на памятнике, найденном в местности Алтын-Кёл Енисейской долины, содержит такие строки: «Тёрт инелги бизни эрклиг адырти йыта. Эр эрдем учун иним эчим уйарын учун бенгумин тике берти», то есть: «Нас было четверо, дорогих братьев. Нас разъединил Эрклиг (Бог смерти). Как жаль! Поставили вечный памятник за нашу смелость и мужество, за благородство моих младших и старших братьев».

Рунические надписи подтверждают факт внутреннего единства кыргызского народа, названного в орхонских письменах «кыркыз бодун», то есть «кыргызский народ». Можно с полной уверенностью утверждать, что именно Барс-беку принадлежит идея гегемонии кыргызов в Центральной Азии, которая была осуществлена позже - в период так называемого Кыргызского великодержавия (IX век). Судя по сохранившимся руническим и китайским письменным источникам, именно в эпоху этого правителя в этническое самосознание кыргызов была вложена идея государственности. Спустя века это зерно дало благодатные всходы. В частности, на исходе XIX столетия плодом устремлений далеких енисейских предков стала четко осознанная их туркестанскими потомками необходимость создания суверенного государства. В то время она проходит красной нитью сквозь многие политические решения лидеров нации, в том числе и Алайской царицы. Но, чтобы пылкому желанию оформиться в хорошо обоснованную идею, потребовалось тысячелетие.

Курманджан Датка и этапы становления Кыргызской государственности
МУДРЕЦ ИЗ БАРСКАУНА И БАЛАСАГУНСКИЙ «СОЛОВЕЙ»

Енисейский каганат был не единственным результатом государственного строительства кыргызов в период раннего Средневековья. Другой державой, в основании которой участвовал и кыргызский этнос, стал существовавший на Тянь-Шане в X - XI веках Караханидский каганат. Государство основал правитель Сатук Карахакан. В 955 году он принял ислам суннитского толка. Наследник этого владыки Муса сделал мусульманскую веру государственной религией. В то время ведущую роль в державе играла этническая группа «читали» - одно из родовых объединений кыргызов. Столицей каганата был город в Чуйской долине - Баласагун. В данном центре, руины которого исследовали в XX столетии кыргызстанские археологи, была создана первая в Центральной Азии поэма на тюркском наречии - «Кутадгу билиг» («Благодатное знание», 1069 г.). Создатель произведения - уроженец этих мест Юсуф Баласагунский - является современником другого незаурядного литератора и мудреца - Махмуда Кашгари.







Последний - уроженец расположенного в те времена на берегу Иссык-Куля города Барскауна - создал жемчужину тюркской словесности «Диван лугат аттюрк» («Словарь древнетюркских наречий» (1072 - 1074 гг.).
Юсуф Баласагуни в своих рифмованных звучных стихах изложил свое понимание идеи справедливого государя и благоденствующего государства, где все могут жить счастливо. Произведение было очень популярным, ряд его строк со временем превратился в народные пословицы и поговорки. Поэт из Баласагуна первым ввел в сферу словесного творчества Средней Азии, наряду с господствовавшим тогда арабским и персидским литературными языками, тюркский язык. Притом Юсуф Баласагуни прекрасно понимал значение своего творчества. В его произведениях есть такие строки:

Я к знаниям стремился с желанием упорным,
Низал слово к слову я слогом узорным,
Паслось слово тюрков оленем нагорным,
А я приручил его, сделал покорным.

«Диван лугат ат-тюрк» ал-Кашгари - памятник тюркской культуры, запечатлевший этические ценности и нормы поведения, специфическое мировосприятие тюркских народов в XI в., впитавший в себя все предшествующее наследие предков. В книге наряду с древним зороастрийско-шаманистским миропредставлением запечатлены элементы новой идеологии - ислама и такой его ветви, как суфизм.

Махмуд ал-Кашгари, будучи младшим современником Юсуфа Хасс Хаджиб ал-Баласагуни, испытал на себе его влияние, в особенности во взглядах на роль и сущность языка. Махмуд ал-Кашгари писал: «Вместе с этими (словами) я собрал в книге упоминаемые предметы и известные (употребительные] слова, и таким образом книга поднялась до высокого достоинства и достигла отличного превосходства». Автор представил жанры тюрко¬язычного фольклора - обрядовые и лирические песни, отрывки героического эпоса, исторические предания и легенды (о походе Александра Македонского в область тюрков-чигилей], более 400 пословиц, поговорок и устных изречений.

Поэма Юсуфа Баласагунского и «Диван...» его современника пережили века, оставив в сердцах потомков память о давно минувших веках. К слову, литературным талантом отличалась и дальняя наследница Юсуфа Баласагунского и Махмуда Кашгари Курманджан датка. Продолжив богатую поэтическую традицию своих предков, она прославила это наследие в XIX веке своими стихотворными сборниками под псевдонимом поэтессы Зыйнат.

Курманджан Датка и этапы становления Кыргызской государственности
МУХАММЕД ИЗ РОДА КЫРГЫЗОВ

Уже к XIII веку из земель каганата остались лишь Алтай и Джунгария как плацдарм для контроля над богатыми оазисами Восточного Туркестана. Затем кыргызское государство разделилось на несколько владений. А в 1293 году войска монгольского хана Хубилая вторглись в Минусинскую котловину и разгромили кыргызское ополчение.

Правящая элита кыргызов была уничтожена, государство енисейских кыргызов ликвидировано окончательно.
В результате нашествия монгольских орд Тянь-Шань вошел в улус Чагатая, сына Чингисхана. С этого времени и позже государствами на Тянь-Шане правили Чингизиды. Но уже в 1269 году курултай монгольских князей, собравшихся в Таласе, объявил о полной независимости нового государства, во главе которого стал потомок Чингисхана Хайду. Это государство территориально охватывало львиную долю Средней Азии. Ставка Хайду находилась на Тянь-Шане. Несмотря на то что это была держава Чингизидов, кыргызы играли в нем важную военно-политическую и социально- экономическую роль. Последнее обстоятельство дало основание некоторым историкам считать государство кыргызским.

После смерти Хайду - в 1301-м или, по другим данным, в 1302 году, междоусобная борьба претендентов на престол привела к развалу государства на две части. На Тянь-Шане возникло государство Моголистан, на западе, в Мавераннахре, - владения Тимура. Между двумя державами шли длительные войны с переменным успехом. Позже на историческую арену взошел другой кыргызский правитель - идейный предшественник Курманджан датки, Мухаммед Кыргыз. Его ставка находилась на берегу Иссык- Куля, в местности Барскаун.

Можно с полной уверенностью сказать, что свою жизнь этот смелый политик посвятил борьбе за независимость своего народа и создание независимого кыргызского государства. При этом он ориентировался на союз с Казахским ханством. При Мухаммеде кыргызы вновь выступили как самостоятельное, хотя и хрупкое государственное объединение. Мудрость и заслуга основателя государства состоит в том, что он, как писал современник Мухаммеда, летописец Мирза Хайдар, «собрал всех кыргызов» и вопреки желаниям монголов стал проводить самостоятельную политику. Недолговечное ханство официально именовалось «кыргызским улусом». По свидетельству того же Мирзы Хайдара, у узбекских эмиров в Туркестане, Ташкенте и Сайраме «не было сил, сумеющих оказать сопротивление при случае нашествия» Мухаммеда Кыргыза.

В 1517 г. монголы вошли на кыргызскую землю. Началась ожес-точённая война. В итоге войско Мухаммеда Кыргыза в местности Барскаун Иссык-Куля потерпело поражение, а сам он был взят в плен. Султан-Саид, хотевший держать кыргызов в зависимом положении, в течение пяти лет держал Мухаммеда Кыргыза в Кашгарской тюрьме. Затем, чтобы перетянуть Мухаммеда Кыргыза на свою сторону, в 1522-м освобождает его из тюрьмы и, признав его вновь «эмиром кыргызов», отправляет на родину в сопровождении своего сына Рашида.

Мухаммед Кыргыз сразу же по возвращении на родину начинает тайно готовиться к войне против монголов и искать себе союзников в борьбе с ними. В 1524 г. он ведёт переговоры с казахским султаном Тахиром о союзе.

Содержание этой тайной беседы становится известным Султану-Саиду, который вновь берёт в плен Мухаммеда Кыргыза и увозит в Кашгар. До 1533 г. Мухаммед Кыргыз находится в Кашгарской тюрьме, где и умирает. Несмотря на это, было положено начало созданию антимонгольского кыргызско-казахского союза. В 1523 -1524 гг. кыргызские и казахские воины действовали вместе. Кыргызско-казахское соглашение о дружбе, несмотря на отдельные срывы, продолжалось до второй половины XVI века.

Но вскоре завоевательные походы Джунгарского и Кокандского ханств почти на четыре столетия лишили кыргызский народ возможности создать свое государство. Но его идея продолжала жить. Были ли в дальнейшем попытки восстановления кыргызской государственности? Безусловно. Правда, и они не увенчались успехом.

Курманджан Датка и этапы становления Кыргызской государственности

ОРМОН-ХАН - ХАН БЕЗ ХАНСТВА

Как известно, Кокандское ханство - этот колосс Ферганской долины - возникло в XVIII столетии, когда от Бухарского ханства обособилась в качестве самостоятельного владения Фергана. В нем первоначально власть захватили ходжи - представители клерикальных дервишских братств. Около 1710 г. узбекский феодал из племени минг Шахрух-аталык перехватил власть и положил начало новой ханской династии, правившей в Коканде до 1876 г.

В первой половине века ферганские правители номинально еще считались в подчинении бухарского хана, но фактически были полностью самостоятельными, выступали даже против Бухары. С середины XVIII века, с периода правления Ирданы-бия, на печатях кокандских владетелей он обозначен как суверенный правитель. Кокандское ханство, обретя независимость, стало соперничать с Бухарским эмиратом, бороться с ним за власть.

Что интересно, вполне самостоятельно на политической арене в то время выступали кыргызские феодалы. Имеется смутное упоминание в российских источниках, что в первой половине XVIII века у кыргызов было вполне суверенное владение по соседству с Бадахшаном.

В XVIII веке южные кыргызы представляли реальную силу, активно участвовавшую во внешнеполитических делах соседей. Восточные хроники намекают, что уже преемник Шахруха Абдар- Рахим находился в союзе с кыргызами и выступал на их стороне в феодальных усобицах вокруг самаркандского владения.

Национальным героем XIX века стал манап северо-кыргызского рода сарыбагыш Орион хан. Летом 1842 г. он созвал знаменитый курултай на западном берегу Иссык-Куля в местности Котмалда (ныне Балыкчы) с целью объединения кыргызских племен против Кокандского ханства. По предложению некоторых биев Орион Ниязбеков был избран верховным ханом кыргызов. В 1847 г. он отразил нашествие казахского султана Кенесары Касымова.

К сожалению, не признали Ориона ханом его сородичи - родоправители других кыргызских родов и племен, и государство возродить не удалось. С начала 1850-х годов отношения Ормон- хана с бугинцами стали портиться, хотя он, желая упрочить свои связи, выдал свою дочь Кулан за сына главного бугинского манапа Боромбая - Омурзака.

Бугинские манапы во главе с Боромбаем с приближением русских войск к Иссык-Кулю стали все более выходить из повиновения Ормон-хану. А саяки, во главе которых Ормон-хану удалось поставить своих сыновей Уметаалы и Мартына (в Нарыне и Атбаши), довольно прочно находились под его властью. Он обдумывал пути и способы, которыми он мог бы сделать бугинцев более покорными. Его очень привлекали берега Иссык-Куля, стратегическую позицию которых он находил более удобной для своей ханской ставки.

В одном из междоусобных сражений Ормон-хан скончался после получения раны в результате столкновения племен сары¬багыш и бугу. Как описана гибель героя в одном из дневников российского путешественника и ученого Семенова-Тян-Шанского, смертельно раненный и сбитый копьем с лошади Ормон был перенесен в юрту сына Боромбая, Омурзака, и умер на руках его жены, своей любимой дочери. Так пережитки родоплеменного сознания помешали герою осуществить давнюю мечту своего народа - объединить кыргызов под сенью единого государства.

К счастью, продолжатели дела сарыбагышского родоправителя, потомки многих других кыргызских родов впоследствии смогли преодолеть подобную узость политического мышления. Тому предшествовал ряд блестящих побед и досадных промахов. Но это уже была эпоха Курманджан и Кокандского ханства.

Курманджан датка - Алайская царица

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0