Реставрационные работы на Буране


Реставрационные работы на Буране

В поисках остатков мечети



Культурные наслоения вокруг минарета, как это было отмечено и М. Е. Массоном в 1927 г., представляли собой рыхлую глину с обломками кирпича, керамики X—XIII вв., костей животных, золы и древесного угля. Слои перемешаны до двухметровой глубины. Погребения, очень потревоженный при позднейших захоронениях, были совершены в грунтовых ямах, частью — в сырцовых ящиках (которые иначе называют цистами), иные — в арчовых гробах соответственно мусульманскому обряду.

Интересное открытие было сделано близ южной грани цоколя на глубине 2,5 м. Здесь обнаружено каменное изваяние, принесенное, видимо, с тюркского могильника. Оно лежало вниз «лицом» на специально устроенном из камня и глины постаменте; вокруг изваяния зачищен мощный зольник с костями животных. Скульптура представляла собой грубо обработанный камень, на одной из сторон которого даны силуэтные очертания головы, лица и части тулова со следами грубых сколов — преднамеренного его повреждения. По всей вероятности, эта находка на месте основания минарета (а скорее всего мечети) связана с особым ритуалом, положившим конец языческим культам, и принятием тюрками-кочевниками новой религии. Из письменных источников известно о фактах массового обращения их в ислам и, в частности, тюрков Семиречья, кочевавших в окрестностях Баласагуна.

У самой стены фундамента сохранились остатки очага и лепной посуды в мелких фрагментах, не поддающихся датировке, а также мощные зольные слои с костями животных. В раскопе вокруг минарета на различной глубине поднято несколько медных монет караханидского чекана. У южной степы фундамента, рядом с предполагаемым контрфорсом, на глубине 2,1 м от современной поверхности извлечен клад медных монет, уложенных в лепной кувшинчик. Клад включал 5 целых и 5 фрагментов монет середины XI в. чекана Шемс ат-дауле Арслан-тегина. Этот клад свидетельствует о том, что к середине XI в., когда был зарыт клад, минарет не только стоял, но вокруг него уже образовался значительный культурный слой.

Вопрос о местонахождении мечети остался открытым. Предположение о расположении ее на месте высоких холмов в 70 м к северо-западу от минарета раскопками не подтвердилось. Работы на одном из них, расположенном ближе к минарету, выявили комплекс жилых помещений X—XII вв. Основываясь на стратиграфических наблюдениях и вещественном материале, Д. Ф. Винник высказал предположение, что прекращение жизни на бугре относится к концу XII — началу XIII в. Но не вызывает сомнения факт принадлежности подстилающих слоев этой жилой постройки монументальному сооружению дворцового типа, как и предполагали в свое время М.Е.Массон и П. Н. Кожёмяко. По всей вероятности, здание было сооружено на высокой платформе, что весьма характерно для раннесредневековой архитектуры Чуйской долины.






В поисках остатков мечети Д. Ф. Винником были начаты раскопки на месте скопления жженого кирпича в 70 м к западу от минарета. Были выявлены помещения хозяйственного назначения, принадлежавшие, видимо, дворцовому комплексу. Находки из раскопа датируются X—XII вв.

В 20 м к югу от минарета начинался резкий спад культурных напластований и следов застройки не прослеживалось. Однако ранее сообщалось, что именно здесь, на «месте, где совсем не было никаких следов или контуров постройки» Ф. В. Поярковым обнаружено «довольно большое здание, заваленное массой кирпичных обломков». Возможно, что остатки этого здания принадлежали мечети. К сожалению, никаких других данных о постройке в южной стороне городища мы не имеем. В результате археологических исследований можно предполагать, что либо мечеть была деревянной, какие, по сведениям письменных источников, имелись в Средней Азии в IX—X вв., либо от мечети ничего не осталось. Последнее представляется более вероятным, поскольку, во-первых, юго-западная сторона минарета предполагает наличие пристройки, во-вторых, буранинские постройки в гораздо большей степени пострадали от хищнического вывоза кирпича на строительные нужды, чем от природных стихий.

В восточном секторе центрального четырехугольника городища были раскопаны остатки мемориального комплекса, состоящего из нескольких мавзолеев, два из которых были вскрыты в 1970—1971 гг. Первый из них (раскоп 5) расположен в 24 м к юго-востоку от минарета, среди мусульманских могил разной сохранности и времени. Второй мавзолей (раскоп 6) находился на довольно возвышенной площадке у берега р. Бурана, в 70 м к северо-востоку от минарета. К. сожалению, в результате хозяйственных работ здание было прорезано траншеей с севера на юг и значительно повреждена часть архитектуры. Судя по первоначальному рельефу, этот мавзолей не был здесь единственным.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0