Этническая ситуация на Тянь-Шане во второй половине XV- первой половине XVIII века


Этническая ситуация на Тянь-Шане во второй половине XV- первой половине XVIII века

Этническая ситуация на Тянь-Шане в средние века


Сопоставительный анализ источников и ранних генеалогических преданий кыргызов позволяет говорить, что перемещение алтайских кыргызов из отдаленных районов Моголистана в Притяныпанье относится ко второй половине XV в., а дуальная этнополитическая организация кыргызских племен - «Правого крыла» и «Левого крыла» - сложилась к началу XVI в. По мере освоения территории Тянь-Шаня эта дуальная организация постепенно трансформировалась в территориально-политическую систему. Поэтому уже в середине XVIII в. китайские источники фиксируют новый формат социальной и политической организации кыргызских племен - Северного колена, которое называлось Кыргыз и Южного колена - Отуз-Огул (Мокеев, 2010. С. 117-132).

Согласно сведениям «Си юйчжи», Северная ветвь занимала в основном территорию Северного Кыргызстана и Восточного Туркестана и включала в себя следующие родоплеменные объединения: саяк, сарыбагыш, кытай, кушчу, саруу, монолдор, солто, ават, мундуз, басыз, черик. В Южную ветвь входили родоплеменные объединения, проживавшие в горных районах Южного Кыргызстана и Ферганской долины. К их числу относились кыпчак, кара-легин, багыш, адигине, берю, найман, жору, телес («Си юй чжи»).

Северная ветвь состояла из комбинации некоторых крупных племен Правого Левого крыла, тогда как Южная ветвь охватывала основную часть племен Правого крыла из подразделений Отуз-Огул и Ичкилик.

Судя по сообщениям источников, политическое устройство кыргызского общества совершенно отличалось от политической системы государства Моголистан. Очевидно оно формировалось с учетом особенностей социальной организации родоплеменных объединений. Каждое «крыло» ежегодно избирало из числа старших биев верховного бия (чон-бий), который занимался общим управлением всех племен крыла (Recueil de Documents. 1881. P. 152). Но фактически чон-бий не имел реальной власти над старшими биями - правителями родоплеменных объединений.

Институт чон-бия был совещательным органом, эта должность носила формальный характер и служила символом единства всех племен данного крыла. В народных преданиях сохранились имена отдельных правителей, которые в разное время были верховными правителями дуального этнополитического объединения кыргызов (Солтоноев, № 1057. С. 121, 148, 163, 186, 187, 192-196). По сведениям аутентичного китайского источника, в середине XVIII в., когда кыргызские родоначальники впервые установили прямые контакты с цинскими властями в Восточном Туркестане, чон-бием «Правого крыла» являлся Маматкулу-бий, а чон-бием «Левого крыла» - Каработо-бий (Пиндин Чжунгээр Фанлюэ. С. 102; Recueil de Documents. 1881. P. 153). Каждое родоплеменное объединение, во главе со старшим бием (улук-бии), представляло собой самостоятельную административно-политическую единицу и обязательно имело свою тамгу, а также свой боевой клич — ураан. В его состав входили связанные между собой не столько действительным, сколько мнимым родством многочисленные роды и родовые подразделения. Они управлялись акалакчин-биями, которые находились в подчинении улук-бия.






Уже к началу XVI в. кыргызские племена были повсеместно расселены в северо-восточных районах Средней Азии, соответствующих территории современного Кыргызстана и прилегающих районов Восточного Туркестана. Хотя вследствие усиления экспансии Джунгарского ханства во второй поло¬вине XVII в. значительная часть кыргызских племен была вынуждена уйти из Тянь-Шаня в Ферганскую долину, но все же отдельные группы кыргызов оставались на своих прежних кочевьях. С падением Джунгарского ханства началось возвращение кыргызских племен в середине XVIII в. на свои прежние территории, расположенные на Центральном и Восточном Тянь-Шане, что имело огромное значение для этногенеза народа. Только после прекращения крупных миграций и окончательного определения границ расселения завершился длительный процесс формирования кыргызского этноса.

Определенную роль в консолидации пришлых и местных компонентов в единую народность сыграл ислам. Как показывают сведения агиографических сочинений, составленных в Восточном Туркестане и Фергане в XVI-XVIII вв., исламизация пришлых кыргызских племен завершилась не позднее первой половины XVII в. благодаря активной миссионерской деятельности суфийских шейхов. Изменения, происшедшие в XVI-XVII вв., вызвали существенные сдвиги в идеологии пришлых кыргызских племен. Древний шаманизм, возникший в недрах родового строя, не мог в новых условиях удовлетворять нуждам не только правящей верхушки, но и всего общества. Ислам способствовал преодолению политеизма и консолидации всех племен, возрождению письменности на основе арабской графики и распространению грамотности среди населения, сближению кыргызов с другими мусульманскими народами.

Именно при активном участии суфийских шейхов знатью были составлены новые редакции санжыра (шеджере) - генеалогий племен и общенародных генеалогических преданий, которые отражали сущность новой идеологии.

06работка генеалогий в духе ислама была вызвана стремлением укрепить позиции суфийских орденов, а также упрочить авторитет племенных предводителей. Политическая элита оказывала поддержку исламу и внедряла ее в массы через популярное и надежное средство коммуникации кочевников - генеалогии, знание которой было обязанностью каждого взрослого мужчины. Новая суфийская редакция генеалогии племен, изложенная в «Маджму ат-таварих» Сайф ад-Дина Ахсикенди, способствовала консолидации народа вокруг идеи исламской идентичности, что было актуально в условиях перманентной войны с калмаками Джунгарии в течение более двух столетий.

Таким образом, последний, третий, этап формирования народа завершился в XVI - первой половине XVIII в. на Тянь-Шане в рамках дуальной этнополитической организации. Кыргызский народ сформировался на основе этнического и культурного развития как местных племен, проживавших на территории Кыргызстана с древнейших времен, так и собственно кыргызских племен, вышедших из Южной Сибири в XV в., которые принесли с собой этноназвание «кыргыз», ставший впоследствии самоназванием.

Этнополитические связи алтайских кыргызов в XIII—XV веках

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментарии: 0